Любовь к фрилансу стоит здоровья

Здоровье

То утро началось так же, как и череда предыдущих: мой колли Гус отважно пытался поднять меня с постели. Отважно, но безуспешно: максимум, на что я была способна — быстро моргнуть глазами и перевернуться на другой бок. Моя собака, скорее всего, намеревалась меня разбудить, но я хотела отложить неминуемое начало дня настолько, насколько это было возможно.

Моя работа журналистом-фрилансером была в-я-л-о-й. Дни без особой работы выливались в недели, и где-то по пути начали закрадываться ужасающие негативные мысли. Вот что такое провал, подумала я. Я была убеждена, что растрачу свои скромные сбережения в считанные дни и разорюсь настолько, что не смогу даже покормить собаку или оплатить счета. Хоть до этого времени, осмелюсь сказать, дела и шли постоянно в гору, я все равно была уверена, что всякий мой успех был чистой удачей, и что она от меня отвернется.

К счастью, я больше так не думаю. Несколько моих идей были приняты, и это зажгло во мне уверенность. Я почувствовала, что я сама себе — лучший психолог. Но даже несмотря на то, что положение вещей изменилось, случаются моменты, когда меня охватывает тревога касательно будущего моей карьеры фрилансера. Эта работа предполагает изоляцию и одиночество — как выяснилось, с этим достаточно часто сталкиваются люди в моей ситуации.

В научной работе, опубликованной в журнале Work and Stress в 2005 году, команда исследователей изучила отчеты о здоровье, предоставленные самими фрилансерами, используя несбалансированную модель «усилие — вознаграждение» (по существу, научно подтверждаемый анализ выгод и затрат). Разработанная в 1996 году соавтором исследования Йоганнесом Зигристом, старшим профессором Дюссельдорфского университета, модель принимала во внимание внешние и внутренние факторы. В первом исследовании авторы фиксировали внешние данные — запросы клиентов и компенсацию, в то время как Зигрист изучал трудовую обязательность фрилансеров, характеризующуюся «неспособностью отлынивать от работы, непрерывными размышлениями о ней днем и ночью».

Результаты, полученные командой ученых, были тревожными. Ведущий автор Михаэль Эртель, исследователь Федерального института безопасности и гигиены труда Германии, объясняет, что о плохом состоянии здоровья сообщили 37% немецких фрилансеров-респондентов: «Исследование также выявило более специфическую картину проблем со здоровьем у фрилансеров: хроническое напряжение и сниженную способность к отдыху как результат долгих часов работы в условиях непредсказуемой рабочей нагрузки».

Последующие научные публикации продолжают дополнять полученные результаты. В апреле 2017 года швейцарские исследователи изучили душевное здоровье людей, работающих в условиях «не по найму»; ученые идентифицировали высокую небезопасность труда и финансовые трудности как наиболее частые стресс-факторы и объяснили ими «нарушения сна, симптомы депрессии, широкое использование антидепрессантов и „презентеизм“». Последний термин используют для описания ситуаций, когда работники продолжают трудиться, несмотря на болезнь или иные факторы, дающие право на перерыв.

Как человека, пережившего тревогу и депрессию еще до того, как начал работать на фрилансе, меня в определенной степени устроили результаты исследования (по крайней мере я знала, что я такая не одна), но они также заставили меня задуматься, не была ли я слишком наивна. В конце концов, я добровольно выбрала тип работы, подразумевающий опасность для душевного здоровья, предрасполагающий к проблемам. Да, независимость и автономия оказались именно такими, как я их себе представляла, но стоят ли они того, чтобы я рисковала быть в постоянном напряжении? Может быть, моя история означает, что я просто однозначно не подхожу для столь жесткой работы, несмотря на мою любовь к ней. После разговора с другими фрилансерами, однако, я выяснила, что никогда еще не была так далека от правды — на этом поле полно людей вроде меня, борющихся с психическими недугами прошлого, как и тех, кто попал в эту ловушку из-за рабочих требований.

33-летняя Кэти Нэйв Фриман из Бруклина борется с тревожностью и приступами депрессии всю свою жизнь, но когда приближается дедлайн, ей становится еще хуже: «Мне невыносимо страшно разочаровать других людей; целыми ночами я напряженно думаю, как же мне разобраться с делами». Ее переживания связаны с презентеизмом, о котором говорил Зигрист: «Недавно я ездил в отпуск и все время был занят работой. Я укладывал дочку спать и снова возвращался к работе. Я всегда виновато себя чувствую, когда занят чем-то другим — кажется, будто я должен работать».

26-летняя Кейт Морган из Пенсильвании тоже считает, что полноценный отпуск для нее — несбыточная мечта: «Я всегда на работе. Даже в путешествии я думаю, как заработать на этом. У меня из головы не выходят истории, которые я могу написать». Она часто замечает за собой склонность забирать домой журналы из отелей в надежде, что они когда-нибудь пригодятся ей в работе.

Также Морган сталкивается с «кризисом идей», и работа в одиночку его только усугубляет: «Мне нужно получать идеи от других людей, обратную связь, поэтому мне очень сложно работать одной». Конечно, в эру цифровых технологий легко найти онлайн-источники общения, но даже у них есть свои недостатки. «С одной стороны, все эти люди сталкиваются с одним и тем же, но с другой стороны, там так много новостей об успехах разных писателей. Иногда мне сложно быть с ними на равных», — рассказывает Морган.

Но мешать могут и собственные успехи. «Иногда, после множества отличных, хорошо принятых читателями статей, мне начинают мешать мои же завышенные ожидания, — рассказывает Юлиана Энрайт, 32-летняя писательница из Миннеаполиса. — Если я не написала что-то такого же качества или даже лучше, я недостаточно хорошо постаралась».

В прошлом году Энрайт поставили диагноз: высокая тревожность и депрессия. Ей непросто понять, как ее работа влияет на эмоциональное состояние. «Когда я работаю, есть только ноутбук и мои идеи. Я не знаю, усугубляет ли работа мою депрессию и тревогу или она высвобождает некую энергию, и мне становится легче», — объясняет она.

29-летняя Алида Карлсон из Миннеаполиса тоже сталкивается с проблемами в творчестве. «С точки зрения психического здоровья, у меня биполярное расстройство. Мне несколько раз ставили такой диагноз, но я считаю, что это нечто большее — я просто могу испытывать весь спектр эмоций, даже самые крайние его части. Если бы не эта возможность, я не знаю, как бы я делала свою работу. С другой стороны, это бремя — переживать все эти взлеты и падения, работая фрилансером. Эта сфера сама по себе полна крайностей», — поясняет она.

Предполагается, что доля экономики свободного заработка удвоится в следующие четыре года — число американцев, работающих сдельно, к 2021 году составит 9,2 миллиона. Таким образом, все больше и больше людей будут трудиться в условиях, ведущих к проблемам с ментальным здоровьем. По мнению Эртель, общество и государство обязано сделать так, чтобы сдельная экономика была и эффективна, и не наносила ущерб здоровью.

Зигрист сформулировал это так: «В целом это незаметная профессия — большинство фрилансеров работает в одиночку. Нет никакой отлаженной системы помощи в трудной ситуации. Мне кажется, нужна какая-то организация, в которую фрилансеры могли бы обратиться за помощью или советом в критической ситуации — не важно, связана эта ситуация с работой или нет».

Автор: Синнамон Янцер.
Оригинал: Science Of Us.

Переводили: Маргарита БарановаВероника Чупрова.
Редактировали: Анна НебольсинаАнастасия Железнякова.

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Максим Сысоев
    Максим Сысоев

    Жиза… Я без выходных фигачил, в том числе по ночам, пока острая потребность в деньгах не ушла. А вместе с ней ушёл мой запал 💁‍♂️💁‍♂️💁‍♂️

  2. Michael Skimpy
    Michael Skimpy

    Кто пишет всё это нытье о фрилансе? Только те, кому не дано быть фрилансером. Скажу за себя – после ухода из офиса я стал полностью свободным. Да, ответственность. Да, прямое общение с заказчиком. Да, надо работать над собой и всеми процессами. Что-то из этого не нравится и не готов начать с нуля ноунеймом – прости сидят на жопе ровно и двигайся по карьерной лестнице

  3. Мари Йосики
    Мари Йосики

    С тем же успехом можно утверждать, что вождение автомобиля, чтение новостей, просмотры драм…да мало ли ещё что, приводит к психическим расстройствам.

  4. Дина Кручинина
    Дина Кручинина

    Статья про меня😔 Круглыми сутками о работе думаю. Подумываю снова работать по трудовому договору. Да, физически я свободна – но моральное давление несоизмеримо больше

    1. Michael Skimpy
      Michael Skimpy

      Дина, не всем дано. Многим и правда лучше в офисе

      1. Антон Шакало
        Антон Шакало

        Михаил, я тож думал, что мне не дано. Просрал свой фриланс, полностью. А потом, года три спустя, потихоньку перешёл на удалёнку и вполне себе работаю так уже год. Вот уехал на море пожить до зимы. Секрет в том, что я постепенно переходил – по 2-3 дня в офисе сначала тусил. Всё реально, надо просто себя заставлять. Мне теперь и с пляжем под боком нетрудно.

        1. Michael Skimpy
          Michael Skimpy

          Антон, это потому что фриланс и удаленка – совершенно разные вещи. Спецам в конкретной области – проще на удаленке. Фриланс – это по факту упрощенный бизнес: с поиском клиентов, КП, отчетами, бухгалтерией, делегированием и т.д.

          1. Антон Шакало
            Антон Шакало

            Mikhail, согласен, пальцем в небо стрельнул

          2. Michael Skimpy
            Michael Skimpy

            Антон, ну а мне, к примеру, было проще всё бросить и уйти работать на себя. Второй год пошёл – полёт отличный)

  5. Кристина Орусская
    Кристина Орусская

    Простите, но ведь выиграла в опросе другая статья, че такое?

    1. Линда Линдстрём
      Линда Линдстрём

      Так теперь переводят две статьи, набравшие больше всего голосов.

      1. admin
        admin автор

        Линда, верно, так уж вышло, что эту мы перевели раньше. Вторая будет завтра.

        1. Линда Линдстрём
          Линда Линдстрём

          Кстати, раз выдалась такая возможность, смею спросить: как скоро выйдут аудиоверсии переведенных за эти два дня статей?

      2. Кристина Орусская
        Кристина Орусская

        Линда, ого, топчик, благодарю!

  6. Anny? Body-kun
    Anny? Body-kun

    Лол, бегать хомячком в клетке ради кого-то в режиме 5/2 — самое худшее, что может произойти с индивидом. Фриланс — это когда ты живёшь и дышишь, а не задыхаешься.

  7. Елена Груздева
    Елена Груздева

    ну, дык большинство фрилансеров губит отношение к работе, как к одномоментному усилию. Пролюбленный дедлайн — это просто неумение самоорганизоваться, а по гамбургскому счету — непрофессионализм. Есть 8-часовой день, есть график, есть миллион свистелок-перделок, позволяющих все это связать и организовать без стоящего над душой менеджера. Остальное — тумблр-муть для снежинок с самодиагностированной нейроотличностью. Другой вопрос, что самоорганизация — это скучно и не дает возможности зависать в уютненьких бложиках, но тут уж дихотомия «крестик/трусы».

  8. Дина Кручинина
    Дина Кручинина

    Не хочу тут подробно жаловаться 😄, но история про дэдлайн, без ложной скромности, не про меня. Я гиперответственно подхожу к работе, планирую и выполняю план) Но есть теперь в моей жизни другие приоритеты, к которым я также гиперответственно подхожу… мне не хватает здорового пофигизма.

  9. Никита Пинчук
    Никита Пинчук

    Хорошо бы на страничке со статьёй в Дзене добавлять ссылку на сообщество в VK.

  10. Антон Ковалев
    Антон Ковалев

    Поражаюсь, что кто-то до сих пор всерьез считает, что фриланс – это свобода, путешествия и куча денег. Я больше 7 лет проработал разработчиком, через меня прошла куча заказчиков, от мелких ИП-шников до достаточно крупных контор и я со всей ответственностью заявляю, что фриланс – это ДНО. Хуже этого – только работа в макдаке, пятерочке и на пр. неквалифицированных должностях. Ни один серьезный проект не делается на фрилансе и вряд ли будет. Никогда фрилансер не перепрыгнет в развитии штатного сотрудника нормальной компании. Практически все, что написано в статье – действительно правда, убедился на своем опыте.

    1. Антон Александрович
      Антон Александрович

      Антон, 😊

  11. Иван Стуженко
    Иван Стуженко

    Если у фрилансеров все так сложно, то что говорить о предпринимателях! Даже страшно подумать)))

  12. Lilia Alekyan
    Lilia Alekyan

    От комментариев недолго в депрессию впасть, неужели все так плохо?(

  13. Андрей Туман
    Андрей Туман

    Всю жизнь на фрилансе, и вот что я скажу – в гробу я его видал:)

  14. Антон Костюк
    Антон Костюк

    ну такое, материал ни о чем. Кому лень читать, вот вам фабула:

    Я фрилансер и моя работа приносит мне стресс.
    Я погуглила и узнала, что таких, как я – много.
    С этим нужно что-то делать, может создать службу псих.помощи для фрилансеров.

    оп!

  15. Виталий Санько
    Виталий Санько

    >Я всегда виновато себя чувствую, когда занят чем-то другим — кажется, будто я должен работать.

    Ой жиза

  16. Варвара Бекшаева
    Варвара Бекшаева

    а по-моему, всё строго индивидуально. кто-то исполнительный “отличник”, и ему нужна крыша в виде менеджеров и прочих старших по званию, чтобы прикрывали тылы и исправно платили з/п раз в месяц. кто-то же более инициативный, не боится ответственности и готов к самодисциплине. без лишних слов понятно, кого работа во фрилансе приведёт в кабинет психолога или, по русской версии, в аптеку за персеном

    1. Иван Стуженко
      Иван Стуженко

      Варвара, или за Лирикой и Трамалом😂😂😂
      P.S. Шутка для тех, кто читал прошлую статью про юриста с зависимостью