Charlie Hebdo. Что дальше?

Война

Успешной ли была резня в Charlie Hebdo,  в плане удовлетворения интересов движений джихадистов, выстроенных по типу Аль-Каиды? Сам по себе инцидент уже закончился, однако то, насколько они преуспели, станет ясно только после того, как французские политические лидеры начнут на него реагировать.

The US response to 9/11 played exactly into the al-Qaeda hands

Было тревожно видеть заголовок в Le Monde: «Французское 11 сентября». Во-первых, не надо кривить душой: 9/11 погибло 2,977 человек, а на этой неделе в Париже – 17. Американцы испытали большее потрясение, ведь они непосредственно наблюдали, как самолет врезался в башни-близнецы и как они разрушились. В отношении ужасных деяний стоит соблюдать чувство пропорции, поскольку террористы, будь они из Исламского государства, аль-Каиды или просто сами по себе, выбирают цели, исходя из того, привлекут ли они наибольшее внимание общественности. «В джихаде половина – медиа» – такой слоган иногда встречается на джихадистских сайтах.

Некорректные аналогии между французским седьмым января и американским одиннадцатым сентября вызывают дурное предчувствие. Наибольшего успеха Осама бен Ладен достиг не тогда, когда 19 арабов угнали самолеты, но позже, когда президент Буш приказал США вторгнуться в Ирак и Афганистан, после чего американцы стали воевать с мусульманами. Пока в США ловили преступников, пытали узников, расширяли агентства безопасности и ограничивали гражданские права для собственных граждан, эта страна делегитимизоровала саму себя, и послужила своего рода рекрутером для аль-Каиды и ее клонов. Даже если бы бен Ладен прятался среди колонн Белого Дома и раздавал инструкции людям внутри, лучших мер в свою пользу он бы предпринять не смог.

Непонятно почему, но, не смотря на все неудачи «войны с террором», начатой Бушем и поддержанной Британией, ответственные за нее никогда не были осуждены. А неудачи колоссальны, ведь в 2001 у аль-Каиды было несколько сотен активистов, раскиданных по паре лагерей  и городов Афганистана и Ирака. Четырнадцать лет спустя, после масштабных антитеррористических кампаний, ведомых Америкой и ее союзниками, движения по типу аль-Каиды контролируют значительные области Ирака и Сирии, и доминируют над вооруженной оппозицией в обеих странах. Аль-Каида на Аравийском полуострове, базирующаяся в Йемене, представляет собой растущую силу и своего рода суннитские ударные войска. В тот же день, когда произошло нападение на Charlie Hebdo, в Йемене террористом-смертником было убито около 36 полицейских кадетов.

Совершит ли Франция ту же ошибку, что и США, когда администрация Буша, нео-консерваторы и федеральные агентства безопасности начали эксплуатировать одиннадцатое сентября для того, чтобы расширить собственные полномочия и усилить власть? Такое вполне может произойти. Бывший президент Николя Саркози уже дважды высказывался о «войне цивилизаций», что очень напоминает «войну с террором» Буша, а при текущих условиях такая демагогия будет музыкой для джихадистских ушей. Во Франции и так 6 миллионов мусульман, среди которых потенциально может появиться джихадизм, ведь сейчас они стоят на грани и постоянно подвергаются старому доброму расизму, замаскированному под противоборство между прогрессивным секуляризмом и средневековыми исламскими традициями.

Война выявляет и усиливает подобные противоречия в любой стране, однако Франция особенно уязвима, ведь ненависть, вызванная Алжирской войной за независимость, все еще не утихла. После парижской резни незамедлительно пошла риторика в духе «Франция в состоянии войны». И снова слова, очень похожие на то, что десять лет назад говорил президент Буш. Ну и, разумеется, Франция ни с кем не воюет, однако, хотя эти слова по сути своей лживы, это приводит нас к осознанию важного, но не очень заметного факта о состоянии Французских служб безопасности, что в целом применимо и к остальной Европе.

Фрация может не вести войн, однако она пострадала от эффекта четырех войн, происходящих в данный момент на Среднем Востоке. Три из них – Сирия, Ливия и Йемен – идут с 2011 года, за это время разгорелась новая – в Ираке. Более того, в Сомали и Афганистане продолжаются столкновения, а это значит, что

в мусульманских странах, с одной стороны ограниченных Индией, а с другой – Тунисом, в данный момент происходят шесть крупных конфликтов, которые создают благоприятную почву для фанатичных суннитских группировок, созданных по типу аль-Каиды.

Сейчас, после убийств в Париже, распространены спекуляции насчет того, каким образом эти события связаны с иностранными джихадистами, вроде ИГИЛ или йеменской аль-Каиды. Однако дело совсем не в этом. Для атак на гражданских лиц необходимо оружие, амуниция и навыки их использования, но особые тренировки не требуются. Что действительно вызывает атаки в Европе, и что продолжит вызывать, так это мусульманские государства, погрузившиеся в жестокую анархию. А это создает отличные условия для усиления суннитских джихадистов. И неудивительно, что абсолютно фанатичные суннитские джихадисты, соратники которых называют их «святыми войнами», а один афганский журналист «святыми фашистами», прекрасно существуют в условиях войны. ИГИЛ, в частности, взаимодействует с окружающим миром практически только через акты насилия.

И было бы удивительно, если бы все это насилие из шести точек на карте не вызвало эхо среди европейских мусульман. Учитывая, что в мире 1,6 миллиарда мусульман, большая часть которых сунниты, это было неизбежно. Именно мощь этой мотивации и является причиной того, что грядущие инциденты наподобие Charlie Hebdo будет так сложно предотвращать во Франции, Британии и других странах. Заговоры и планы, созданные людьми из-за рубежа, либо возникшие сами по себе, исполненные подготовленными джихадистами или молодыми людьми с кухонными ножами, представляют собой слишком многочисленные и сложные угрозы, каждую из которых не предотвратить.

Французские разведывательные службы сейчас подвергаются критике за то, что пропустили угрозу, исходящую от Chérif’а, Саида Куачи и Амеди Коулибали, но это несколько нечестно. В разведывательные службы поступает масса информации о людях, которые могут представлять угрозу из-за происхождения, религии, возможных воззрений и прошлых деяний, однако, выявлять тех, кто действительно опасен гораздо сложнее, чем просто сажать всех за решетку – что и происходило в Британии во время Второй Мировой Войны. Ведь их намерения становятся очевидными только тогда, когда они убьют кого-нибудь.

Ошибка, которая поставила весь мир под угрозу, кроется не в действиях служб безопасности, а в политике. Именно политики избавились от Саддама Хусейна в Ираке, Муаммара Каддафи в Ливии и попытались заменить Башара аль-Ассада в Сирии, не задумываясь о последствиях. Да, можно рассуждать на счет того, стоило это делать или нет, однако в результате у аль-Каиды и ее клонов появилась отличная возможность. От этих конфликтов полетят искры и зажгут пожар по всей Европе.

Оригинал: http://www.independent.co.uk/voices/comment/paris-attacks-dont-blame-the…

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Юлия Семенова
    Юлия Семенова

    Отличная группа, хорошее дело делаете. Успехов вам и развития)

  2. Денис Корчевский
    Денис Корчевский

    А вот за такую статью вообще огромное спасибо. Очень интересная.

  3. Александр Орозали
    Александр Орозали

    Просто кормят нового песика,а потом как герои в доспехах спасут от них весь мир

    1. Денис Корчевский
      Денис Корчевский

      Альпильчёр, не спасут. Другим придется разгребать все это.

      1. Александр Орозали
        Александр Орозали

        Денис, откуда такая уверенность?

        1. Денис Корчевский
          Денис Корчевский

          Альпильчёр, не уверен, что у Франции на столько сильные силовые структуры в плане борьбы с терроризмом.

          1. Александр Орозали
            Александр Орозали

            Денис, легион,наемники,огромный военный опыт.Французы могут проиграть равному противнику вроде Германии и Англии,но не кучке безмозглых идиотов.У этих фанатиков хватает сил воевать со всякими Башарами,но противника ,что превосходит их во всех отношениях ,им не победить,конечно если им не поможет равный Франции

          2. Денис Корчевский
            Денис Корчевский

            Альпильчёр, всё может быть.