“Cat”, который гуляет сам по себе

Технологии

На Западе с меткантиноном мало знакомы, но в Южной Африке этот белый кристаллический порошок, также известный как «cat» или «спиды для ванной», очень популярен.

По сообщениям полиции, за последние несколько недель было совершено несколько рейдов на лаборатории по созданию этого наркотика, которые привели к арестам четырех подозреваемых в городах Куруман и Секунда. Позднее, в 2014 году, Марилизу ван Эмменис, любовницу-однодневку южноафриканской легенды рэгби Джуста ван дер Вестхуйзена, поймали с некоторым количеством меткантинона в сумочке. Год назад женщину арестовали после того, как в подгузнике ребенка, предположительно, похищенного ею, было найдено 14 пакетов этого вещества.

Он «вызывает привыкание почти так же, как крэк», — говорят некоторые, но эффект от него не столь силен, скорее как у «спидов» или «подогретого» риталина. Южноафриканские реабилитационные клиники сообщают, что, в основном, наркотик употребляют молодые люди в возрасте от 17 до 25 лет, но он уже начал перекидываться на другие поколения.

Популярность меткантинона во многом обусловлена тем, что его очень легко изготавливать. Для новичков «варка» наркотиков может быть очень непростым делом — для того, чтобы синтезировать MDMA (экстази) требуется точность, достойная кандидата химических наук, а для изготовления «спидов» — специализированное оборудование и вещества, за распространением которых правительство обычно зорко следит.

«Cat» синтезировать гораздо проще. Для этого требуется эфедрин (содержится во многих лекарствах, отпускаемых без рецепта), ацетон (или жидкость для снятия краски) и серная кислота. В плане оборудования, необходимо всего лишь сито, микроволновка или фен и холодильник.
Учитывая, что каждый южноафриканец получает, в среднем, от 20 до 60 рандов (валюта Южной Африки — прим. переводчика), то есть от 1,70 $ до 5,15 $, неудивительно, что этот наркотик вполне может сместить метамфетамин с позиции шестого по популярности наркотика в Южной Африке.

Хотя меткантинон популярен по всей стране, наиболее он распространен в провинции Гаутенг, где находится самый большой город Южной Африки — Йоханнесбург и столица страны, Претория. Кто-то его проглатывает, кто-то курит, но самый сильный «приход» получается при вдохе через нос.

«Его считают кокаином для бедняков», — рассказывает VICE News Уэйн Келсал, управляющий центром реабилитации Step Away. «Здесь кокаин обычно довольно дорог, так что спрос на „cat“ растет очень быстро, как и на кристаллический мет»

Сандра Преториус, директор государственной реабилитационной клиники SANCA Horizon, поделилась с VICE News мнением о том, что увеличение доступности наркотика говорит о росте всего рынка. «Раньше его употребляла только молодежь: люди в возрасте примерно от 19 до 26 лет. Теперь все изменилось — к нам приходят подростки и даже пожилые люди. Он нашел свое место среди клубных наркотиков: экстази, кокаина и «спидов».

Алан, веб-дизайнер, который недавно записался в частную клинику Йоханнесбурга, рассказал VICE News:

«Я поздно попал в гейскую тусовку, а этот наркотик поначалу казался отличной темой для вечеринок, когда не было денег на кокаин. А после употребления ты не так параноидален. Кажется, что он вполне управляем. Из-за этого очень легко лгать самому себе»

Майкл Моррис из города Порт-Элизабет, начал регулярно употреблять «cat» в 15 лет. Сейчас ему 17 и он только что закончил курс реабилитации. VICE News он сообщил следующее:

«„Cat“ широко распространен по всей Южной Африке. Это один из самых популярных наркотиков, особенно среди белых». Он согласился с тем, что по ощущениям метскантинон лучше кокаина, прежде чем добавить: «Но отходняк от него очень плохой, я впадал в депрессию и становился агрессивным»

У «сat» есть два «собрата» — «спиды» и кат. Кат это куст, растущий на территории Африканского Рога и Арабского полуострова, который часто жуют выходцы из Сомали, живущие в Британии. Однако, как и многие другие малоизвестные наркотики, впервые «cat» появился в Советском Союзе. Его синтезировали немцы в 1928 году, а в тридцатых и сороковых его продавали в СССР в виде антидепрессанта. После войны в Советском Союзе «cat» запретили — хотя, многие продолжали использовать его не по назначению в шестидесятых и семидесятых годах.

В то же самое время, когда в России меткантинон запрещали, американская фармацевтическая компания Parke Davis начала исследование его влияния на потерю веса и депрессию. Эксперименты были прекращены, когда ученым стало ясно, насколько быстро наркотик вызывает привыкание. Однако до 1989 года они еще длились, и именно тогда студент, работавший в компании лаборантом, несколько раз тайно пронес наркотик в Мичиган, после чего он стал периодически появляться на Западе. С тех пор, меткантинон изредка вызывает интерес жителей среднего запада США. Помимо Южной Африки, только в Новой Зеландии, судя по всему, есть приличная клиентская база.

Человек, употребивший «сat», впадает в состоянии расслабленной сосредоточенности, так что программисты и студенты используют его для повышения собственной продуктивности. Дальше — больше: люди, «сидящие» на нем, могут не спать до четырех дней кряду, при этом впадая в депрессии и психозы, связанные с депривацией сна.

«По моим оценкам, слезть с него не легче, чем с крэка», — рассказывает Преториус. «Сложность „cat“ заключается в том, что одним из его побочных эффектов является полное отделение человека от реальности. Когда он слезает с меткантинона, его эмоции становятся неконтролируемыми. Такие люди часто приходят к нам, а для их лечения необходимы определенные препараты, вроде бензодиазепина, так что курс лечения влетает им в копеечку»

Во время своего курса, Алану пришлось пройти как раз через это:

«Первые четыре дня были самыми длинными в моей жизни. Я сидел в глубокой депрессии. Люди приходили ко мне, а я их даже не узнавал»

«Мы называем таких «хлопкоголовыми», — объясняет Сандра. «Под „cat“ люди стимулированы сверх меры, а когда они приходят к нам, то становятся очень заторможенными. Если задать им вопрос, то они соберутся с мыслями для ответа только когда ты повторишь его несколько раз»

Для очень загруженной полиции Южной Африки, борьба с «cat» не является самой приоритетной целью, хотя они изредка совершают рейды на мобильные лаборатории по его изготовлению. Варить его, конечно, легко, но в то же время опасно — часто там, где были лаборатории, обнаруживаются следы пожаров и разлитых химикатов.

Зато пахнет меткантинон неплохо. По некоторым химическим причинам, вещество источает запах, «похожий на фисташковое мороженое». При этом, после тяжелой затяжки, воздух, выдыхаемый человеком, по запаху «напоминает кошачью мочу».

И все же риски никого не волнуют. Пока растет спрос, всегда будет предложение. А, так как это дешевый наркотик, распространяющийся в бедной стране, спрос не денется никуда.

Оригинал: VICE News
Перевел: Артём Слободчиков для Newочём

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Dan Osman
    Dan Osman

    С, запятыми, переборщили, например

    1. admin
      admin автор

      Вы напишите в личку и мы поправим. Грешны)

  2. Леонид Мотовских
    Леонид Мотовских

    Сбоку ж написано. Артёму, например

    1. Dan Osman
      Dan Osman

      Леонид, я с телефона, тут сбоку ничего нет

  3. Артём Авдеев
    Артём Авдеев

    До них только допёрла китайская соль?

  4. Тима Орсини
    Тима Орсини

    “каждый южноафриканец получает, в среднем, от 20 до 60 рандов (валюта Южной Африки — прим. переводчика), то есть от 1,70 $ до 5,15 $”
    Очень кривая фраза про каждого южноафриканца. Речь о средней зарплате, видимо? За месяц, за год?