Российская власть давит на центробанк

Россия

Вот что должны были вынести для себя те, кого удивило пятничное понижение кредитной ставки: в вопросах экономической политики следует слушать президента Владимира Путина, а не работников центробанка.

Вот главное тому подтверждение. Всего девять дней назад глава центробанка заявила о том, что в ближайшее время кредитная ставка не понизится, поскольку инфляция поднялась до пятилетнего максимума. Хотя за неделю до этого один из самых говорливых экономических советников Путина объявил совершенно противоположное — уменьшение ставки необходимо для усиления находящейся в упадке экономики.

Таким образом, когда Банк России шокировал трейдеров и аналитиков своим заявлением о том, что ставка по кредитам будет снижена, многие вспомнили слова этого советника, Андрея Белоусова, и заключили, что Кремль давит на тех, кто определяет политику центрального банка. Снижение ставки — с 17% до 15% — вызвало скачок продаж рубля, из-за которого курс валюты упал на 4%. За последний год рубль обесценился более чем на 50% относительно доллара.

Уменьшение ставки «было бессмысленно — нам стали еще меньше доверять», — говорит Владимир Миклашевский, занимающийся стратегией развития Danske Bank A/S.

«Они быстро поменяли свои планы, однако больше ничего не изменилось. Этот ход — лишь уступка, на которую пришлось пойти из-за давления со стороны общества и президента»

Кремль идет в отказ

Спикер Путина, Дмитрий Песков, заявил о том, что никто из правительства не влиял на решение центробанка. «Нет, это неправда», — сказал он в телефонном интервью. А министру финансов Антону Силуанову ничего не осталось, кроме как восхвалять снижение ставки, заявляя, что валютный рынок теперь находится под контролем.

Только один из тридцати двух аналитиков, опрошенных Bloomberg, предвидел снижение ставки. Остальные предполагали, что после шести последовательных увеличений в прошлом году ничего не изменится, как и после декабрьского повышения на 6,5%, которое было призвано спасти экономику от инфляции, вызванной санкциями и падением цен на нефть.

«На центробанк постоянно давят, при этом, чем ближе экономика к рецессии, тем жестче их просят понизить ставку кредитования. Но, в конце концов, из-за этого усиливаются финансовые риски, пошатывается макроэкономическая стабильность. Не думаю, что это лучший вариант», — объясняет Владимир Тихомиров, главный экономист в московской компании BCS Financial Group in Moscow

Прибытие Тулина

Руководитель Центрального Банка Эльвира Набиуллина, в своем заявлении после собрания, на котором поддержала понижение ставки, заявила о том, что руководители страны хотят одновременно и ослабить инфляцию, и восстановить экономический рост. Что полностью противоречит тому, что было сказано 21 января: ставку кредитования понизят только тогда, когда будет видно «стабильное замедление инфляции».

Пресс-служба центробанка еще не ответила на отправленное в пятницу электронное письмо с просьбой рассказать о том, давят на них политики или нет.

Белоусов, советник Путина, ранее в этом месяце уже высказывался о необходимости понижения ставок, через несколько часов после того, как Тулина назначили заведовать кредитно-денежной политикой Банка России. Это произошло после того, как Путин негативно отозвался о попытках руководства справиться с валютным кризисом. Белоусова поддержали крупнейшие бизнесмены и банкиры страны, говоря о том, что российским кредиторам необходима помощь.

За первую половину года экономика страны ослабела на 3,2%, после того, как за 2014 год выросла всего на 0,6%. Такими словами центробанк сопроводил свое заявление о снижении кредитной ставки. 26 января, по сообщениям того же центробанка, инфляция составляла 13,1%. Больше было только в апреле 2009 года.

Руководители страны «зажаты между молотом и наковальней, поскольку теперь в приоритете уравновешивание экономики», — говорит Владас Заборовскис, управляющий в SEB’s Eastern European Bond Fund. — «Из-за понижения ставки кредитования центральному банку доверяют все меньше».

Оригинал: Bloomberg
Перевел: Артём Слободчиков для Newочём
Редактировал: Евгений Урываев

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Антон Киселёв
    Антон Киселёв

    Но ведь рубль по отношению к доллару за последний год обесценился на 100%.

    1. Серега Парамонов
      Серега Парамонов

      Антон, ну это как посмотреть. Сейчас цена рубля относительно доллара 50% от от того, что было год назад. А цена доллара – 200% от того что было год назад. Наверно имелось в виду первое

      1. admin
        admin автор

        Серега, Верно.

      2. Антон Киселёв
        Антон Киселёв

        Понял, спасибо ????

  2. Лев Морозов
    Лев Морозов

    Статья неочем :) Да и Блумберг не очень достоверный источник (после их осенней утки про цб особенно). Авторы сплошь с русскими фамилиями, в каждой второй статьей упоминание Путина. По уровню русофобии переплюнули уже The Economist. Бяка.

    1. Алексей Говорит
      Алексей Говорит

      Лев, русофоб = бяка? Любой, кто не любит меня – по определению плохой?

      1. Лев Морозов
        Лев Морозов

        Иллюзорность, любые этно-фобии это не очень хорошо. Русофобия особенно, т.к. 1. масштабнее. 2. конкретно для меня, как русского.
        Но речь была совсем о другом. Бяка это публикации Блумберга про Россию в последнее время. И многих других западных изданий. Ранее самым русофобским изданием я считал The Economist. В последнее время его стремительно догоняет Блумберг (не говоря уже о низком уровне самих статей. И уже упомянутой октябрьской утки про ЦБ).
        Мне интересна экономика и, конечно, хочется читать авторитетные, спокойные и глубокие материалы (не нужно путать это с восхвалением и одобрением. Интересна то как раз критика в первую очередь). В российской прессе с такими материалами большая беда. В западной, к сожалению, уже тоже.

        1. Алексей Говорит
          Алексей Говорит

          Лев, и раньше была беда. Дело в том, что даже обладая значительными познаниями в экономике, можно попасться на идеологическую удочку и не отличить реальное от виртуального. А экономическая дискуссия внутри только капиталистического дискурса уже заведомо обречена на ангажированность любой из сторон. То есть, не нужно надеяться, что кто-то возьмёт и непредвзято и трезво вдруг всё распишет, такого никогда не будет, ибо человек он человек и есть, и субъективность его никуда не денется.

          Да и говорите вы совсем не о русофобии. Насколько я понимаю, русофобия – это нелюбовь к нации. А нация (опять же, в моём понимании) не имеет ничего общего с государством, а уж тем более – с экономической политикой власти.

          1. Лев Морозов
            Лев Морозов

            Иллюзорность, я пишу про свои ощущения. На обычный субъективизм автора статьи всегда можно сделать скидку, если в остальном он правильно пишет.
            Но речь об уровне изданий, а не конкретных авторов. Когда в конкретном издании большая часть статей с упоминанием слова Россия очень слаба в плане содержания и всегда содержит четко негативную позицию — я это издание целиком записываю в категорию русофобских. Можно спорить, конечно, о терминах. Но зачем? :)