Россия

Рецензия на «Левиафан»

admin
Всего просмотров: 101

Среднее время на прочтение: 3 минуты, 9 секунд

Российский номинант на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» оказался на удивление провокационным.

При нынешней обстановке к любому фильму, получившему официальную поддержку российского Министерства культуры, можно относиться с подозрением. Тем не менее, «Левиафан» исчез с тоталитарных радаров властей. И все из-за трагикомичных сцен того, как коррумпированные мэры занимаются своими грязными делишками, сидя под традиционным портретом Владимира Путина, а пьяные полицейские используют изображения бывших руководителей государства в качестве мишеней на стрельбище (нынешним «нужно больше исторической перспективы»).

Действительно, эта ядовитая картина кисти Андрея Звягинцева, изображающая злоупотребление властью в современной России, была официально выдвинута на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». Это гораздо более либеральный подход к диссидентскому искусству, чем в случае с Pussy Riot, чьи имена мельком упоминаются в новостях как подсознательный акт скрытой провокации.

Под аккомпанемент напевов из «Эхнатона» Филиппа Гласса – оперы о монотеистическом египетском фараоне, которая отражает гегемонию церкви и государства в рассказе режиссера Звягинцева и сценариста Олега Негина — «Левиафан» переносит библейскую историю Иова на современный Кольский полуостров через книгу Томаса Гоббса, написанную в 1651 году, прямые отсылки к которой содержатся в сценарии.

Алексей Серебряков играет уставшего от жизни Колю, который в конце вопрошает: «Почему, Господи?». Попытки героя помешать местному деспоту Вадиму (Роман Мадянов) выселить его из дома своей семьи на побережье ведут к отчаянию, насквозь пропитанному алкоголем. Тем не менее, Бога там нет, есть только священник Русской православной церкви, который говорит Вадиму, что его земные силы на самом деле дар небес. Его ханжеские богослужения преследуют лишь одну цель — вселять в массы положенное им чувство безысходности.

«История любви и трагедии, пережитой обычными людьми» — так продюсер Александр Роднянский описал эту жутко правдоподобную историю о жизнях, которые были разбиты и разорваны на части обрюзгшими властями. О жизнях — таких же огромных, пустых и безжизненных, как загадочные кости кита на пляже. Со всеми своими многочисленными отсылками (библейскими, литературными, политическими), эта история о невероятном и повседневном, о больших вопросах и маленьких людях — «насекомых» для Вадима и его богомерзкой стае.

Как и в «Возвращении», «Изгнании» и «Елене», Звягинцев демонстрирует свою выдающуюся способность подмечать то, как классовые особенности влияют на семейную жизнь, где личное причудливо переплетается с политическим, хоть и для более прямой цели, чем в предыдущих работах. В «Левиафане» есть и смех — тусклый Оруэлловский смех, особенно во время сцен в зале суда, когда судья-робот, который, кажется, не дышит, сводит дело Коли к превышению скорости. Неудивительно, что герои проводят так много времени, уничтожая себя водкой — единственным алкогольным напитком, который продается в этом мире-чистилище. Это грубая, мятежная вещь. Будем надеяться, что она повторит успех «Утомленных солнцем» Никиты Михалкова (1994) и увезет домой награду Академии кинокритиков.

Оригинал:
Перевела:
Анастасия Гильфанская