Россия

Приключения афроамериканцев в России

admin
Всего просмотров:

Среднее время на прочтение: 6 минут, 12 секунд

Взрослея в Советском Союзе, Эмилия Тайнес-Менсах делала то же самое, что и остальные дети своего возраста. Читала Пушкина, слушала симфонии Петра Чайковского и внимала пропаганде, гласящей, что она живет в лучшей на свете стране.
А на ее родине играл джаз, праздновали День Благодарения и боролись за права негров во время апартеида в Соединенных Штатах. Все дело в том, что ее отец, агроном-афроамериканец Джордж Тайнес из Вирджинии, в 1930 году переехал в Россию. Тайнс был одним из сотен негров, отправившихся в Советский Союз через двадцать лет после Революции 1917 года. Кто-то из них был коммунистом до мозга костей. Другие – просто искали приключений.

Early African American migrants in Russia

“Мой отец ничего не знал об этой стране. Он не подозревал что его ждет”, рассказывает 73-х летняя Тайнес Менсах, и, пока она вспоминает, с антикварного серванта на нее смотрят черно-белые фотографии ее родителей и детей, вместе с цветными снимками внуков.
“Каждому, кто ехал из Америки в Советский союз, отец говорил: ‘Привези пластинок'”, говорит Тайнес Менсах. “Ему нравилась Элла Фицджеральд, Люк Эллингтон, Пол Робертсон. Еще он любил классическую музыку и балет.”
Большинство афроамериканцев, переехавших в Россию, искали лучшей жизни, устав от социального неравенства и отчаяния, раздиравших страну во время Великой Депрессии, поясняет Эллисон Блейкли, профессор истории Бостонского университета в отставке, написавшая книгу об афро-американских иммигрантах.
“Они хотели жить в обществе, где не существовало предрассудков и расизма,” говорит Блейкли.

В наши дни примерно 50 потомков тех афроамериканцев все еще живут в России. Согласно исследованиям, на территории бывшего Советского Союза их количество насчитывает от 100 до 200 человек.
Они стали теми ниточками, что связали афроамериканцев с историей России, говорит Елена Демиковски, русская жительница Нью-Йорка, режиссер и исследовательница, которая снимает фильм “Черные русские – Красная жизнь” о неграх, эмигрировавших в Советский Союз и их потомках.
По словам Блейкли, властям были нужны обученные работники и профессионалы своего дела. Примерно 18,000 американцев в 1930 году уехали в Союз. Среди них были и афроамериканцы, путешествующие в Советский Союз, многие из которых прожили там “большую часть десятилетия”, говорит она.

Среди их достижений числились степени в колледжах для черных, например в Университете Тускиджи в Алабаме и Хэмптонской школе Агрокультуры и Индустрии в штате Вирджиния, позже переименованной в Институт Хэмптона. Они были журналистами, преподавателями, артистами, инженерами и юристами. Актер-активист Пол Робенсон и поэт Лэнгстон Хьюз были среди этих путешественников6 одержимых коммунизмом.
В Союзе афроамериканцев ждал теплый прием: большие зарплаты, дома и оплачиваемые отпуска.
“Моему отцу в СССР жилось лучше, чем на родине,” рассказывает Тайнес-Менсах, бывший преподаватель химии в университете, которая родилась в Краснодаре, а теперь живет в Америке, но лето проводит в России. “Там мы были счастливы”

По воспоминаниям его дочери, у себя на родине после выпуска из Университета Уилберфорса в Огайо, где он был звездой футбола, Тайнс подрабатывал посудомойщиком в ресторане. Так что он легко ухватился за возможность отправиться в Россию, хотя членом Коммунистической партии он никогда не был, говорит дочь.
Тайнс был одним из 11 афроамериканских агрономов, ведомых Оливером Голденом, агрономом и коммунистом из Миссисипи, который сел на немецкий корабль, отданный Германией Советам в 1931 году.

Внучка Оливера Голдена, 52-х летняя Елена Кханга, ведущий московского ток-шоу, вспоминает, что во время своих поездок в Россию, лидеры американских коммунистов первым делом посещали дом Голдена.

Их разговоры обычно касались положения афроамериканцев, бедняков и рабочего класса. Кханга – путешественница с собственным шоу, квартирой рядом с Красной Площадью, личным водителем и множеством фанатов Khanga – говорит, что те разговоры казались ей “странными”.
“Я думала, “Почему они говорят о положении рабочих в Чикаго, хотя мы не в Чикаго?”” – рассказывает она.

Все потомки сходятся на том, что жизнь, которую вели афроамериканцы в России, оказалась поразительно легкой. Они, в свою очередь, пытались стать ценными членами общества, рассказывает профессор Блейкли. Агрономы помогали осваивать материалы, например, они работали с веревками из пеньки.  Также они разрабатывали злаки, которые было легче выращивать. Их вклад в советскую экономику сложно переоценить.
Тайнес, который изрядно путешествовал по советским республикам, рассказывая людям как выращивать уток и других водоплавающих, вскоре стал узнаваемым специалистом по разведению домашней птицы. Голден помогал строить хлопковую индустрию в Узбекистане. Более того, афроамериканцы завезли в Россию блюз и джаз.
“Действие, произведенное ими, было несравнимо больше их количества, а все потому что советское руководство использовало их как символ того, что они строят по-настоящему демократическое общество,” продолжает Блейкли. “На них всегда был направлен глаз общественности.”
Спустя годы отношение к ним изменилось. Во время правления Иосифа Сталина ко всем иностранцам относились с подозрением, потому все, кто не был гражданами Советского Союза должны были покинуть страну, говорит Демиковски.
Кханга рассказывает, что ее дед чудом избежал встречи со спецслужбами. Он уехал из дому за день до того, как за ним пришли. Когда он добровольно сдался, выяснилось, что квота на аресты в его районе уже была выполнена.
Афроамериканцы не особенно участвовали во Второй Мировой Войне, но из-за того, что были иностранцами, а не черными, рассказывают потомки. Однако в шестидесятых отношение к ним изменилось после того, как в Союз прибыли тысячи студентов из Африки.
Тайнес-Менсах, чья мать была наполовину русской, наполовину украинкой, говорит, что долгое время и не знала того, что во времена ее детства все было другим.

“Я слишком боялась находиться в обществе”, рассказывает семидясетилетняя женщина, с кожей цвета кофе с молоком, в то время носившая короткое афро. “Люди глазели. Но это было любопытство. А не агрессия, как сейчас.”

Сейчас ситуация с принятием чернокожих жителей в России более сложна, по сравнению с тем, как принимали первых афроамериканцев, вступивших на русскую землю, говорит Тайнес Менсах, заведующая некоммерческой организацей “Метис”, поддерживающей детей, родители которых являются представителями разных рас. Обычно их отцы приезжают в Россию из африки.
“Афро-россияне хотят чувствовать себя русскими, но общество им этого не позволяет”, говорит она. “Иногда люди подходят на улице и говорят “Вали обратно в Африку.””

Кханга, живая и харизматичная женщина, выросшая на госпелах Михелии Джексона и Ареты Франклин говорит, что все трудности, с коротыми она встретилась во время Холодной войны были из-за ее американского наследия, а не расы.
“В России быть черной вполне комфортно,” говорит Кханга, вышедшая замуж за белого Русского и воспитывающая 12-и летнюю дочку.

И все же в девяностых ее корни стали осложнять жизнь. Она уехала в Африку, а потом в США6 связалась с родственниками в Нью-Йорке и Миссисипи, а потом написала книгу, рассказывающую историю ее семьи.

“Когда я в Африке, я чувствую себя афроамериканкой, ведь мне нравится ходить в церкви для черных, есть нашу еду, слушать музыку, я люблю многое из тех вещей, что свойственны людям моего цвета кожи,” рассказывает Кханга. “Но когда я в России, я чувствую себя русской.

Ann M. SimmonsОригинал: http://www.latimes.com/world/great-reads/la-fg-c1-black-russian-american…