Размышления

Зачем сегодня читать Аристотеля?

admin
Всего просмотров:

Среднее время на прочтение: 16 минут, 14 секунд

Демонстрация эллинистических ценностей — волонтер помогает девочке-беженке, которая прибыла на греческий остров Лесбос на надувной лодке. Фото Александра Кёрнера, Getty

Современные методы самосовершенствования во многом опираются на философию стоиков. Но Аристотель гораздо лучше понимал, на чем основывается настоящее человеческое счастье.

Ссылки на подкаст: Podster | iTunes | YouTube | Скачать | Telegram

В западных странах только со второй половины 18 века стало возможным публичное обсуждение этических вопросов без обращения к христианству. Современные взгляды на мораль, которые предполагают, что богов не существует или что, по крайней мере, они не вмешиваются в нашу жизнь, находятся лишь на заре своего развития. Однако древние греки и римляне создавали крупные школы этической мысли на протяжении более чем тысячи лет — со времен первых философов, объявивших себя агностиками (таких как Протагор в пятом веке до нашей эры), до последних языческих мыслителей. Платоновская Академия в Афинах просуществовала вплоть до 529 года нашей эры, пока ее не закрыл император Юстиниан.

Эта многолетняя традиция философии морали — бесценное наследие древней средиземноморской цивилизации. Начавшийся в 1960 годах упадок христианства вызвал моральный вакуум, и античное наследие вдохновило нескольких светских философов возродить древние школы мысли. У стоицизма, основанного Зеноном Китийским примерно в 300 году до нашей эры, и сейчас есть свои сторонники. Самопровозглашенные организации стоиков по обе стороны Атлантического океана предоставляют курсы, публикуют книги, ведут свои блоги и даже проводят ежегодную Неделю стоицизма. Некоторые принципы стоицизма легли в основу книги Дейла Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить», которая стала классикой литературы по саморазвитию. Карнеги советовал своим читателям труд Марка Аврелия «К самому себе». Но настоящий древний стоицизм был пессимистичен и мрачен. Он требовал подавления эмоций и физических желаний. Предлагал смиренное принятие всех бед, а не ежедневное и скрупулезное решение проблем. Он почти не оставлял места надежде и вере в то, что своими действиями можно что-то изменить или постепенно избавиться от страданий.

Способ достижения счастья или эвдемонии (греч. ευδαιμονία — блаженство, счастье), в пользу которого выступал Аристотель, гораздо менее известен, хоть и определенно заслуживает внимания. Его учение не получило должной известности за пределами философских кругов, в которых нео-аристотелевские мыслители вроде Филиппы Фут и Розалинды Херстхаус отстаивали его этику добродетели в качестве альтернативы утилитаризму и кантианскому подходам. В своем Ликее в Афинах Аристотель создал модель максимизации счастья, которая актуальна и по сей день и может быть использована как отдельными личностями, так и обществом в целом. Эта модель известна как «перипатетическая философия» (от др.-греч. περι-πατέω — ходить кругом, прохаживаться), так как Аристотель часто устраивал философские дебаты, гуляя по кругу в компании своих собеседников.

Основополагающий принцип перипатетической философии выглядит следующим образом: цель жизни — максимизация счастья с помощью добродетели, раскрытие своего человеческого потенциала и объединение с близкими людьми — семьей, друзьями и согражданами ­— для взаимовыгодной деятельности. Люди — это животные, поэтому удовольствие от ответственного выполнения физических потребностей (питание, секс) — это ключ к хорошей жизни. Но поскольку люди — самые развитые животные, которые по своей природе склонны жить совместно в оседлых сообществах (poleis), то мы — «политические животные» (zoa politika). Люди должны взять на себя ответственность за собственное счастье, поскольку «бог» — это далекая сущность, «недвижимый двигатель», который может поддерживать движение вселенной, но который не заинтересован в благополучии человека и не выполняет какой-либо провиденциальной функции вроде поощрения добродетели и наказания безнравственности. При этом мы можем представить себе лучшую, более счастливую жизнь, поскольку у человека есть врожденные способности, которые позволяют нам способствовать индивидуальному и коллективному процветанию.

Пришло время заново открыть оптимистическое руководство по достижению счастья от Аристотеля. В условиях проблем третьего тысячелетия он предлагает человечеству уникальную комбинацию из секулярной, добродетельной морали и эмпирической науки. При этом ни одна из составляющих не стремится к поиску ответов в идеалистической или метафизической системе, которая выходила бы за рамки того, что могут воспринимать человеческие чувства.

Но что Аристотель подразумевал под «счастьем» или эвдемонией? Он не считал, что счастья можно достичь накоплением в жизни как можно большего количества хороших вещей, в том числе материальных благ, достатка, статуса и общественного признания. Он полагал, что счастье — это внутреннее, личное состояние ума. В то же время он отнюдь не считал, что счастье — это непрерывное состояние блаженства, так как в таком состоянии может находиться человек, пирующий или загорающий весь день. Эвдемония Аристотеля требует раскрытия человеческого потенциала, а этого нельзя достичь, пируя или загорая. Философ также не считал, что счастье определяется совокупной длительностью испытываемого за жизнь удовольствия. Зато так полагал ученик Сократа — Аристипп из Кирены.

Аристипп — родоначальник «гедонизма» (др.-греч. ἡδονή — «наслаждение», «удовольствие»), этической системы, согласно которой мы должны стремиться к максимальному физическому и чувственному удовольствию. Живший в 18 веке утилитарист Иеремия Бентам оживил гедонизм, заявив, что истинным основанием для моральных решений и выдвижения законов должно служить достижение как можно большего счастья для как можно большего числа людей. В своем манифесте «Введение в основания нравственности и законодательства» Бентам фактически заложил алгоритм количественного гедонизма для измерения совокупного удовольствия, получаемого в результате того или иного действия. Этот алгоритм часто называют «гедоническим исчислением» (hedonic calculus). Бентам сформулировал следующие переменные: насколько интенсивно удовольствие? Сколько оно продлится? Оно неизбежно или лишь возможно? Как скоро оно будет получено? Будет ли оно результативным и приведет ли к получению удовольствия в дальнейшем? Гарантирует ли оно отсутствие болезненных последствий? Сколько людей его испытают?

Джон Стюарт Милль, последователь Бентама, отметил, что такой «количественный гедонизм» не проводит никакого различия между счастьем человека и счастьем свиньи, которого она может достичь, непрерывно получая физическое удовольствие. Таким образом, Милль выдвинул идею, согласно которой существуют разные уровни и виды удовольствия. Физическое удовольствие, которое мы получаем, например, от секса или питания и возможность получения которого разделяем с животными, относится к «низшим» удовольствиям. Душевное удовольствие, получаемое, например, в результате интеллектуальной беседы, созерцания искусства или осознания правильности своих поступков, относится к «высшим» удовольствиям, и оно гораздо более ценно. Эта версия гедонистической философии называется пруденциальным или качественным гедонизмом.

Сегодня лишь немногие философы придерживаются гедонистических теорий, но в общем понимании «счастье» определяется не владением набором «внешних» или «объективных» достижений (таких как деньги или успешная карьера). Оно описывает субъективный гедонистический опыт — мимолетное состояние восторга. Проблема обоих взглядов на счастье, согласно Аристотелю, заключается в том, что они пренебрегают важностью раскрытия человеческого потенциала. Он признает классическую греческую максиму, согласно которой никто не может умереть счастливым, так как на смертном одре никто не может сказать, что полностью раскрыл свой потенциал. В своей книге «Пять главных сожалений умирающих» (2011) медсестра паллиативной помощи Бронни Вэр описывает те же опасности, которые советовал избегать Аристотель. Находящиеся при смерти люди сожалеют, что у них не хватило смелости жить той жизнью, которая действительно была бы им по душе, а не той, которую ожидали от них другие. Джон Кеннеди выражал аристотелевское счастье следующим образом: «Счастье — это наиболее полное использование сил личности, стремящейся к совершенству»

Аристотель настаивал, что счастье строится на чем-то гораздо более великом и отличном от простого накопления приятного жизненного опыта. Поэтому, чтобы быть счастливым, необходимо заниматься полезной деятельностью, которая, как нам кажется, приведет нас к достижению наших целей. Для этого необходимо практиковать «этику добродетели», ведя «достойную жизнь», и проводить сознательный анализ своего поведения и своих целей. Это, в свою очередь, требует правильного воспитания, развивающего интеллектуальные и физические способности и помогающего с поиском собственного потенциала (Аристотель придерживался твердого мнения по поводу образования). Необходимо также постоянно самосовершенствоваться — до тех пор, пока правильное поведение не станет привычкой. Если вы начнете целенаправленно общаться со всеми, с кем сталкиваетесь, в более дружелюбной манере, то вскоре заметите, что, даже не задумываясь, делаете свою и чужую жизнь лучше, так как подобное обращение с людьми вошло в привычку.

Конечно, история знает многих философов (например, эгоистов), которые сомневались, что добродетель является желаемой от природы. Однако начиная с середины 20 века другие философы начали реабилитировать этику морали и концентрироваться на идеях Аристотеля, но, к сожалению, этот академический интерес еще не снискал столь же широкого внимания, как стоицизм.

Сегодня некоторые мыслители выделяют две подкатегории добродетели. В первую попадают храбрость, честность и верность себе, которые влияют на счастье отдельного человека, и окружающих его людей. Во вторую — «благожелательные добродетели», такие как доброта и сострадание, которые чаще приносят больше пользы другим, чем их обладателю. Но Аристотель считал, что для добродетели необходимо нравиться самому себе, и что добродетель, на самом деле, приносит выгоду ее обладателю. Этот же взгляд разделяли стоики, Сократ и викторианский философ Томас Хилл Грин. Поскольку часть своей жизни Аристотель провел при дворе безжалостного и порочного тирана Филиппа II, чьи приближенные и наложницы постоянно участвовали в заговорах, вымогательствах и убийствах ради своей выгоды, философ знал, как выглядят безнравственные люди, и видел, что зачастую в душе они были несчастны, хоть все внешние атрибуты говорили о достатке и успехе. В «Никомаховой этике» он писал следующее:

Никто не назовет человека счастливым несмотря на то, что ему недостает лишь крупицы храбрости, равно как и сдержанности, и приличия, и здравого смысла, если при этом он боится трепещущих перед ним мух, совершает злодеяния, чтобы удовлетворить свое желание поесть или попить, и разрушает жизни своих близких друзей за копейки.

Аристотель говорит, что если счастье не послано богом, «то оно есть результат добродетели, обучения и стараний». Каждый человек может практиковать такой образ жизни, который сделает его счастливее. Аристотель не предлагает вам волшебную палочку, способную одним махом устранить все препятствия на пути к счастью. Конечно, существуют некоторые способы, следуя которым, любой может стать счастливее. Но в то же время философ признает, что в жизни людей есть такие плюсы, которыми ты либо обладаешь, либо нет. Если вам не повезло родиться в бедной семье, у вас нет детей, семьи, просто любимых людей или вы крайне некрасивы — все обстоятельства, которых вы не можете избежать, как он выразился, «бросают тень» на получаемое удовольствие. В таком случае, счастья достичь тяжелее. Но еще возможно. Вам не требуются какие-либо материальные ценности, физическая сила или красота, чтобы начать тренировать свой ум вместе с Аристотелем, поскольку тот образ жизни, за который он выступает, нацелен на достижение моральных и психологических успехов, а не того, что скрыто в материальном достатке или внешней привлекательности. Он признает, что существуют гораздо более серьезные препятствия (наличие развращенных детей или друзей — одно из них). Другое препятствие, и его Аристотель приберег напоследок — самое тяжелое с чем может столкнуться человек. Это потеря хорошего друга или человека, с которым вы провели много времени — или, что особенно страшно, смерть ребенка.

Хотя, теоретически, даже не одаренные природой или пережившие тяжелую утрату люди способны жить хорошей жизнью. Человек может пережить даже самое невыносимое горе и все равно будет жить хорошо. «Свет добра способен пройти даже через самую мрачную тьму несчастий, если человек сохраняет терпение, проходя через тяжелые, вновь и вновь повторяющиеся беды; такое терпение говорит о благородстве и величии души, нежели о бесчувственности». В этом смысле моральная система Аристотеля очень оптимистична. И она имеет практическое значение для «каждого», что подтверждается постоянным использованием у Аристотеля местоимений первого лица (и множественного числа). «Такая философия отличается от большинства других типов философии, поскольку мы не задаемся вопросом, что значит «хорошо» просто чтобы знать, что это значит. Мы задаемся этим вопросом, чтобы стать лучше, и без этого, наши поиски ответа были бы напрасны». Фактически, единственная возможность стать хорошим человеком — это совершать хорошие поступки и всегда справедливо относиться к людям.

Дружеские отношения важны для последователей Аристотеля, и принятие этики добродетели не должно сильно мешать вашей жизни. Цель последователей Аристотеля — достижение моральной самодостаточности ради устойчивости к психологическим манипуляциям. Но Аристотель понимает, что жизнь даже самого самодостаточного человека становится лучше с обретением друзей. Он крайне положительно отзывается о разных типах человеческих отношений: от брака и его эквивалентов до взаимопомощи между коллегами и согражданами. Мы должны уметь справляться с одиночеством, но зачем выбирать изоляцию? Более того, наличие «природного дара» не требуется для добродетельной жизни. В действительности Аристотель считает, что мы не рождаемся хорошими или плохими. Он также осознает, что никогда не поздно начать: вы можете решить пересмотреть свои моральные установки в любой момент своей жизни. Самая привлекательная мысль Аристотеля звучит так: те люди, которые хотят хорошо относится к другим, должны полюбить самих себя. Его гуманная система не оставляет места ненависти к самому себе, самобичеванию и самоограничению. Аристотель еще задолго до Зигмунда Фрейда понял, что наши биологические инстинкты естественны и отнюдь не заслуживают морального презрения. Этот факт позволяет сопоставить его этику с современным психоанализом.

Инновационная идея Аристотеля заключается в том, что эмоции, которые, казалось бы, заслуживают порицания, незаменимы для здоровой психики (полезны даже злость или мстительность). В этом отношении философия Аристотеля противоположна взгляду стоиков, согласно которому, например, злость иррациональна по своей природе и есть форма временного безумия, от которого следует избавиться. Дело в том, что такие эмоции должны присутствовать в правильном соотношении, согласно правилу «золотой середины». Как чрезмерное, так и недостаточное сексуальное желание приводит к несчастью. Злость также является неотъемлемой частью процветающей личности. Постоянно апатичный человек никогда не злится, но не сможет также постоять за себя и своих близких, когда это нужно, и поэтому не достигнет счастья. При этом чрезмерная злость или злость по отношению к недостойным ее людям — порок.

Этика Аристотеля, в сущности, очень гибкая. В ней нет строгих правил. Намерения — главное мерило правильного поведения. Аристотель очень проникновенно пишет о проблемах, которые возникают, когда для достижения альтруистической цели требуется прибегать к безнравственным мерам. Но каждая ситуация уникальна. Один человек может проехать в поезде зайцем, потому что спешит к ребенку в больницу, другой может регулярно избегать оплаты билета во время поездок на свою хорошо оплачиваемую работу и обратно. По мнению Аристотеля, общие моральные принципы важны, но при учете особых обстоятельств (особенно намерений человека) эти установки могут помешать. Именно поэтому он не доверял фиксированным наказаниям. Он считал, что принцип равенства и справедливости должен быть неотъемлемой частью судебной системы. Именно поэтому некоторые последователи Аристотеля называют себя сторонниками «морального партикуляризма». Каждая дилемма требует детального разбора всех ее составляющих. Когда речь идет об этике, дьявол действительно может скрываться в деталях.

С политической точки зрения, согласно Аристотелю, базовое образование должно приносить пользу всему человечеству. Философ был хорошего мнения о демократии, в которой он находил меньше изъянов, чем в любом другом режиме. В отличие от своего элитарного учителя Платона, который скептически относился к интеллектуальным способностям низшего класса, Аристотель считал, что любой человек, независимо от социального статуса, может стать экспертом в любой области (например, в зоологии — науке, основанной самим Аристотелем). Но при условии — если накопит достаточное количество опыта (так, человек может стать фермером, птицеловом, пастухом или рыбаком). Наука должна обогащаться благодаря этим людям. Вера в здравый смысл всего человечества позволила Аристотелю представить прототип «смартмоба». Смартмоб — это группа людей, которые вместо того, чтобы вести себя подобно грубой толпе, опираются на широко распространенные знания, чтобы достичь максимальной эффективности. Эта идея, предложенная Говардом Рейнгольдом в книге «Умная толпа: новая социальная революция» (2003), была предсказана в трактате Аристотеля «Политика», в котором он писал о людях, собирающихся вместе, чтобы целенаправленно стать «одним человеком, с большим количеством ног, рук и чувств, который также станет единой личностью с единым мнением по вопросам морали и едиными интеллектуальными способностями».

Аристотель был первым философом, который указал на разницу между действием и бездействием при совершении плохого поступка. Когда человек бездействует несмотря на то, что было бы правильнее вмешаться, его поступок влечет за собой такие же последствия, как если бы он сам совершил ошибку. Этот важный этический принцип влияет на то, как мы оцениваем общественных деятелей. Мы всегда проверяем, не совершил ли политик какой-нибудь оплошности. Но думаем ли мы о том, что политик не сделал для улучшения общественного благосостояния, хотя мог, используя доступную ему власть и влияние? Мы недостаточно задумываемся о том, чего политики, бизнесмены, ректоры университетов и главы советов по финансированию не смогли сделать, и об инициативах, которых они никогда не выдвигали. Тем самым мы снимаем с них обязанность руководства. Аристотель также четко понимал, что богатые люди, которые не жертвуют на помощь несчастным значительную долю своего достатка, сами несчастны, так как не действуют согласно правилу золотой середины и не соблюдают баланс между разбрасыванием денег и скупердяйством. При этом они также виновны в несправедливости, которую поддерживают своим бездействием.

Аристотель был утопистом. Он верил, что однажды каждый сможет осознать свой потенциал и полностью использовать свои способности (выдающийся «аристотелевский принцип», описанный философом Джоном Ролзом). Аристотель видел футуристический мир, в котором технологические достижения избавили бы человека от необходимости трудиться. Он помнил о мифических ремесленниках Дедале и Гефесте, построивших роботов, которые работали во имя общей цели. «Если бы каждое орудие могло выполнять свойственную ему работу самостоятельно, по приказу или даже опережая его, как живые статуи Дедала или автоматические треножники Гефеста… если бы ткацкие челноки сами ткали, а плектры сами играли на кифаре, тогда и мастера-ремесленники не нуждались бы в работниках». Философ будто предсказал современные достижения в области искусственного интеллекта.

У Аристотеля гибкая политическая теория. Вы можете быть капиталистом или социалистом, бизнес-леди или сотрудником благотворительной организации, голосовать за любую (почти) политическую партию, и оставаться при этом верным последователем Аристотеля. Тем не менее, люди, которые держатся капиталистических политических взглядов и при этом следуют учению Аристотеля, не должны мириться с бедностью своих сограждан. Аристотель знал, что дефицит товаров приводит к конфликту между людьми: «Бедность — мать революций и преступлений». В стремлении обосновать свою политическую теорию базовыми потребностями человека, он выдвинул превосходящие свое время экономические идеи (и это восхищало в нем Карла Маркса). Аристотель соглашался, что неравномерное распределение общего богатства между гражданами приводит к расколу общества и отвратительному подобострастию по отношению к тем, кто слишком богат. Тем не менее, аристотелевским социалистам следует признать, что включение жилых помещений в государственную собственность не приводит ни к чему хорошему. Люди берегут свои вещи, потому что им нравится чувство личного владения собственностью, вещи ценны для них лично. Эти качества исчезают, если собственность становится общей. Аристотель считал, что «каждый полюбит вещь сильнее, если ради нее пришлось попотеть».

Люди, отрицающие изменение климата, не найдут одобрения своих идей в трудах Аристотеля. Будучи ученым-натуралистом, который верил в строгую проверку гипотез и необходимость проведения тщательных исследований, основанных на повторяемых эмпирических наблюдениях, Аристотель был бы встревожен нынешними доказательствами вреда, нанесенного человеком окружающей среде. В его «Истории животных» содержится первое упоминание вымирания целого вида животных из-за деятельности человека (чрезмерное рыболовство). Он считал, что человек — это животное и этим повлиял на трансформацию этических отношений между людьми и материальным миром, что впоследствии возымело невероятное значение. Философ придерживался идеи спланированной жизни, при которой человек берет на себя полную долгосрочную ответственность за выживание своего вида (равно как и за его душевное счастье). Современные ученые и специалисты по Древней Греции и латыни солидарны в том, что Аристотеля можно назвать экоактивистом. Только человек обладает возможностью морального выбора, следовательно, именно на людях, которые делят планету с огромным количеством животных и растений, лежит уникальная ответственность за сохранение Земли. Но в тоже время благодаря своему уникальному интеллекту люди способны наносить окружающей среде огромный урон. Как выразился Аристотель, указывая на пугающее различие между человеком и дикой природой: «Плохой человек может принести в десять тысяч раз больше вреда, чем животное».

Применимость холистических взглядов Аристотеля на этические и научные проблемы 21 века (вроде теократии и глобального загрязнения) заставляет задаться вопросом: почему так мало людей знают о его идеях? Одна из причин кроется в часто упоминаемых предрассудках Аристотеля о женщинах и рабстве. Он был состоятельным мужчиной, владел землей и рабами. В «Политике» он одобрял рабство в тех случаях, когда греки порабощали людей другой национальности, и заявлял, что женщины неспособны к разумному рассуждению. Тем не менее, он наверняка учел бы аргументы об ошибочности его мнения, если бы они были подкреплены эмпирическими доказательствами. Он считал, что в любой сфере знаний должна быть возможность корректировки взглядов и убеждений: «Медицина сделала шаг вперед благодаря тому, что основывалась на старинных лечебных практиках, занятии гимнастикой, и вообще на всех существовавших ремеслах и искусствах». Утверждая, что греческие законы «были слишком просты и не цивилизованны», он приводил в пример устаревшие практики покупки жен и ношения гражданами оружия, которые раньше считались нормой. Он настаивал на том, что законы должны подвергаться пересмотру, «потому что невозможно создать такую структуру государства, каждая деталь которой безукоризненно подходила бы к любому времени».

И все же, самая важная причина, по которой с его идеями знакомо так мало людей, заключается в том, что его труды — это сложные трактаты, написанные на профессиональном академическом языке для коллег и студентов. На самом деле, он все же написал несколько известных работ в доступной, легко читаемой форме. Они были предназначены для широкой аудитории и тысячу лет вдохновляли древних греков и римлян практиковать этику добродетели. Его работы вдохновляли всех, от крестьянских фермеров и сапожников до королей и государственных деятелей. Фемистий, один из величайших древних комментаторов Аристотеля, считал, что тот был «более полезен для большего числа людей», чем другие мыслители. С тех пор ничего не изменилось. В 1986 году философ Роберт Джей Андерсон писал следующее: «Нет ни одного древнего мыслителя, который бы мог говорить более непосредственно о проблемах и жизни современников, чем Аристотель. Нет и современного философа, который бы предложил столько же для улучшения жизни людей в эту эпоху неопределенности».

Одна из причин, по которой стоицизм возродился в наши дни, заключается в том, что он дает прямые ответы на моральные вопросы. Тогда как этические труды Аристотеля содержат мало прямых указаний к действиям. Последователям Аристотеля приходится брать на себя полную ответственность и самостоятельно решать, что считать правильным, постоянно проверяя и корректируя свои взгляды. Главная польза, которую мы можем извлечь из учения Аристотеля сегодня и которая делает его столь эффективным — это его альтернативная концепция «счастья». Чтобы стать счастливым, недостаточно просто получать удовольствие. Нужно найти и раскрыть собственный моральный и творческий потенциал, учитывая особенности своей среды (семьи, друзей, коллег), и помогая другим достигать того же. Нам необходимо пересмотреть и то, что мы делаем, и то, от чего отказываемся. Негативные последствия, к которым приводит бездействие, могут быть столь же разрушительными, как и последствия намеренно совершенного зла. Это предполагает не только контроль, но и использование своих эмоциональных импульсов. Нельзя позволять импульсам диктовать наши действия, это важно для понимания правильности собственных поступков. Наконец, нужно постоянно соблюдать все эти правила, поскольку культивирование добродетели и добытое таким трудом счастье всегда будет целью на всю жизнь.

Оригинал: Aeon.
Автор: Эдит Холл.

Перевел: Андрей Зубов.
Редактировал: Сергей Разумов.

Понравилась статья или подкаст? Поддержи проект:
Patreon patreon.com/newochem
Сбербанк 5469 4100 1191 4078
Тинькофф 5536 9137 8391 1874
Рокетбанк 5321 3003 1271 6181
Альфа-Банк 5486 7328 1231 5455
Яндекс.Деньги 410015483148917
PayPal paypal.me/vsilaev
QIWI 89633244489
Bitcoin bc1qphwwt0vnjgkzju8mhwawyh54gc0x3g4cd8nv7e