Зачем сегодня читать Аристотеля?

Размышления
Демонстрация эллинистических ценностей — волонтер помогает девочке-беженке, которая прибыла на греческий остров Лесбос на надувной лодке. Фото Александра Кёрнера, Getty

Современные методы самосовершенствования во многом опираются на философию стоиков. Но Аристотель гораздо лучше понимал, на чем основывается настоящее человеческое счастье.

Ссылки на подкаст: Podster | iTunes | YouTube | Скачать | Telegram

В западных странах только со второй половины 18 века стало возможным публичное обсуждение этических вопросов без обращения к христианству. Современные взгляды на мораль, которые предполагают, что богов не существует или что, по крайней мере, они не вмешиваются в нашу жизнь, находятся лишь на заре своего развития. Однако древние греки и римляне создавали крупные школы этической мысли на протяжении более чем тысячи лет — со времен первых философов, объявивших себя агностиками (таких как Протагор в пятом веке до нашей эры), до последних языческих мыслителей. Платоновская Академия в Афинах просуществовала вплоть до 529 года нашей эры, пока ее не закрыл император Юстиниан.

Эта многолетняя традиция философии морали — бесценное наследие древней средиземноморской цивилизации. Начавшийся в 1960 годах упадок христианства вызвал моральный вакуум, и античное наследие вдохновило нескольких светских философов возродить древние школы мысли. У стоицизма, основанного Зеноном Китийским примерно в 300 году до нашей эры, и сейчас есть свои сторонники. Самопровозглашенные организации стоиков по обе стороны Атлантического океана предоставляют курсы, публикуют книги, ведут свои блоги и даже проводят ежегодную Неделю стоицизма. Некоторые принципы стоицизма легли в основу книги Дейла Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить», которая стала классикой литературы по саморазвитию. Карнеги советовал своим читателям труд Марка Аврелия «К самому себе». Но настоящий древний стоицизм был пессимистичен и мрачен. Он требовал подавления эмоций и физических желаний. Предлагал смиренное принятие всех бед, а не ежедневное и скрупулезное решение проблем. Он почти не оставлял места надежде и вере в то, что своими действиями можно что-то изменить или постепенно избавиться от страданий.

Способ достижения счастья или эвдемонии (греч. ευδαιμονία — блаженство, счастье), в пользу которого выступал Аристотель, гораздо менее известен, хоть и определенно заслуживает внимания. Его учение не получило должной известности за пределами философских кругов, в которых нео-аристотелевские мыслители вроде Филиппы Фут и Розалинды Херстхаус отстаивали его этику добродетели в качестве альтернативы утилитаризму и кантианскому подходам. В своем Ликее в Афинах Аристотель создал модель максимизации счастья, которая актуальна и по сей день и может быть использована как отдельными личностями, так и обществом в целом. Эта модель известна как «перипатетическая философия» (от др.-греч. περι-πατέω — ходить кругом, прохаживаться), так как Аристотель часто устраивал философские дебаты, гуляя по кругу в компании своих собеседников.

Основополагающий принцип перипатетической философии выглядит следующим образом: цель жизни — максимизация счастья с помощью добродетели, раскрытие своего человеческого потенциала и объединение с близкими людьми — семьей, друзьями и согражданами ­— для взаимовыгодной деятельности. Люди — это животные, поэтому удовольствие от ответственного выполнения физических потребностей (питание, секс) — это ключ к хорошей жизни. Но поскольку люди — самые развитые животные, которые по своей природе склонны жить совместно в оседлых сообществах (poleis), то мы — «политические животные» (zoa politika). Люди должны взять на себя ответственность за собственное счастье, поскольку «бог» — это далекая сущность, «недвижимый двигатель», который может поддерживать движение вселенной, но который не заинтересован в благополучии человека и не выполняет какой-либо провиденциальной функции вроде поощрения добродетели и наказания безнравственности. При этом мы можем представить себе лучшую, более счастливую жизнь, поскольку у человека есть врожденные способности, которые позволяют нам способствовать индивидуальному и коллективному процветанию.

Пришло время заново открыть оптимистическое руководство по достижению счастья от Аристотеля. В условиях проблем третьего тысячелетия он предлагает человечеству уникальную комбинацию из секулярной, добродетельной морали и эмпирической науки. При этом ни одна из составляющих не стремится к поиску ответов в идеалистической или метафизической системе, которая выходила бы за рамки того, что могут воспринимать человеческие чувства.

Но что Аристотель подразумевал под «счастьем» или эвдемонией? Он не считал, что счастья можно достичь накоплением в жизни как можно большего количества хороших вещей, в том числе материальных благ, достатка, статуса и общественного признания. Он полагал, что счастье — это внутреннее, личное состояние ума. В то же время он отнюдь не считал, что счастье — это непрерывное состояние блаженства, так как в таком состоянии может находиться человек, пирующий или загорающий весь день. Эвдемония Аристотеля требует раскрытия человеческого потенциала, а этого нельзя достичь, пируя или загорая. Философ также не считал, что счастье определяется совокупной длительностью испытываемого за жизнь удовольствия. Зато так полагал ученик Сократа — Аристипп из Кирены.

Аристипп — родоначальник «гедонизма» (др.-греч. ἡδονή — «наслаждение», «удовольствие»), этической системы, согласно которой мы должны стремиться к максимальному физическому и чувственному удовольствию. Живший в 18 веке утилитарист Иеремия Бентам оживил гедонизм, заявив, что истинным основанием для моральных решений и выдвижения законов должно служить достижение как можно большего счастья для как можно большего числа людей. В своем манифесте «Введение в основания нравственности и законодательства» Бентам фактически заложил алгоритм количественного гедонизма для измерения совокупного удовольствия, получаемого в результате того или иного действия. Этот алгоритм часто называют «гедоническим исчислением» (hedonic calculus). Бентам сформулировал следующие переменные: насколько интенсивно удовольствие? Сколько оно продлится? Оно неизбежно или лишь возможно? Как скоро оно будет получено? Будет ли оно результативным и приведет ли к получению удовольствия в дальнейшем? Гарантирует ли оно отсутствие болезненных последствий? Сколько людей его испытают?

Джон Стюарт Милль, последователь Бентама, отметил, что такой «количественный гедонизм» не проводит никакого различия между счастьем человека и счастьем свиньи, которого она может достичь, непрерывно получая физическое удовольствие. Таким образом, Милль выдвинул идею, согласно которой существуют разные уровни и виды удовольствия. Физическое удовольствие, которое мы получаем, например, от секса или питания и возможность получения которого разделяем с животными, относится к «низшим» удовольствиям. Душевное удовольствие, получаемое, например, в результате интеллектуальной беседы, созерцания искусства или осознания правильности своих поступков, относится к «высшим» удовольствиям, и оно гораздо более ценно. Эта версия гедонистической философии называется пруденциальным или качественным гедонизмом.

Сегодня лишь немногие философы придерживаются гедонистических теорий, но в общем понимании «счастье» определяется не владением набором «внешних» или «объективных» достижений (таких как деньги или успешная карьера). Оно описывает субъективный гедонистический опыт — мимолетное состояние восторга. Проблема обоих взглядов на счастье, согласно Аристотелю, заключается в том, что они пренебрегают важностью раскрытия человеческого потенциала. Он признает классическую греческую максиму, согласно которой никто не может умереть счастливым, так как на смертном одре никто не может сказать, что полностью раскрыл свой потенциал. В своей книге «Пять главных сожалений умирающих» (2011) медсестра паллиативной помощи Бронни Вэр описывает те же опасности, которые советовал избегать Аристотель. Находящиеся при смерти люди сожалеют, что у них не хватило смелости жить той жизнью, которая действительно была бы им по душе, а не той, которую ожидали от них другие. Джон Кеннеди выражал аристотелевское счастье следующим образом: «Счастье — это наиболее полное использование сил личности, стремящейся к совершенству»

Аристотель настаивал, что счастье строится на чем-то гораздо более великом и отличном от простого накопления приятного жизненного опыта. Поэтому, чтобы быть счастливым, необходимо заниматься полезной деятельностью, которая, как нам кажется, приведет нас к достижению наших целей. Для этого необходимо практиковать «этику добродетели», ведя «достойную жизнь», и проводить сознательный анализ своего поведения и своих целей. Это, в свою очередь, требует правильного воспитания, развивающего интеллектуальные и физические способности и помогающего с поиском собственного потенциала (Аристотель придерживался твердого мнения по поводу образования). Необходимо также постоянно самосовершенствоваться — до тех пор, пока правильное поведение не станет привычкой. Если вы начнете целенаправленно общаться со всеми, с кем сталкиваетесь, в более дружелюбной манере, то вскоре заметите, что, даже не задумываясь, делаете свою и чужую жизнь лучше, так как подобное обращение с людьми вошло в привычку.

Конечно, история знает многих философов (например, эгоистов), которые сомневались, что добродетель является желаемой от природы. Однако начиная с середины 20 века другие философы начали реабилитировать этику морали и концентрироваться на идеях Аристотеля, но, к сожалению, этот академический интерес еще не снискал столь же широкого внимания, как стоицизм.

Сегодня некоторые мыслители выделяют две подкатегории добродетели. В первую попадают храбрость, честность и верность себе, которые влияют на счастье отдельного человека, и окружающих его людей. Во вторую — «благожелательные добродетели», такие как доброта и сострадание, которые чаще приносят больше пользы другим, чем их обладателю. Но Аристотель считал, что для добродетели необходимо нравиться самому себе, и что добродетель, на самом деле, приносит выгоду ее обладателю. Этот же взгляд разделяли стоики, Сократ и викторианский философ Томас Хилл Грин. Поскольку часть своей жизни Аристотель провел при дворе безжалостного и порочного тирана Филиппа II, чьи приближенные и наложницы постоянно участвовали в заговорах, вымогательствах и убийствах ради своей выгоды, философ знал, как выглядят безнравственные люди, и видел, что зачастую в душе они были несчастны, хоть все внешние атрибуты говорили о достатке и успехе. В «Никомаховой этике» он писал следующее:

Никто не назовет человека счастливым несмотря на то, что ему недостает лишь крупицы храбрости, равно как и сдержанности, и приличия, и здравого смысла, если при этом он боится трепещущих перед ним мух, совершает злодеяния, чтобы удовлетворить свое желание поесть или попить, и разрушает жизни своих близких друзей за копейки.

Аристотель говорит, что если счастье не послано богом, «то оно есть результат добродетели, обучения и стараний». Каждый человек может практиковать такой образ жизни, который сделает его счастливее. Аристотель не предлагает вам волшебную палочку, способную одним махом устранить все препятствия на пути к счастью. Конечно, существуют некоторые способы, следуя которым, любой может стать счастливее. Но в то же время философ признает, что в жизни людей есть такие плюсы, которыми ты либо обладаешь, либо нет. Если вам не повезло родиться в бедной семье, у вас нет детей, семьи, просто любимых людей или вы крайне некрасивы — все обстоятельства, которых вы не можете избежать, как он выразился, «бросают тень» на получаемое удовольствие. В таком случае, счастья достичь тяжелее. Но еще возможно. Вам не требуются какие-либо материальные ценности, физическая сила или красота, чтобы начать тренировать свой ум вместе с Аристотелем, поскольку тот образ жизни, за который он выступает, нацелен на достижение моральных и психологических успехов, а не того, что скрыто в материальном достатке или внешней привлекательности. Он признает, что существуют гораздо более серьезные препятствия (наличие развращенных детей или друзей — одно из них). Другое препятствие, и его Аристотель приберег напоследок — самое тяжелое с чем может столкнуться человек. Это потеря хорошего друга или человека, с которым вы провели много времени — или, что особенно страшно, смерть ребенка.

Хотя, теоретически, даже не одаренные природой или пережившие тяжелую утрату люди способны жить хорошей жизнью. Человек может пережить даже самое невыносимое горе и все равно будет жить хорошо. «Свет добра способен пройти даже через самую мрачную тьму несчастий, если человек сохраняет терпение, проходя через тяжелые, вновь и вновь повторяющиеся беды; такое терпение говорит о благородстве и величии души, нежели о бесчувственности». В этом смысле моральная система Аристотеля очень оптимистична. И она имеет практическое значение для «каждого», что подтверждается постоянным использованием у Аристотеля местоимений первого лица (и множественного числа). «Такая философия отличается от большинства других типов философии, поскольку мы не задаемся вопросом, что значит «хорошо» просто чтобы знать, что это значит. Мы задаемся этим вопросом, чтобы стать лучше, и без этого, наши поиски ответа были бы напрасны». Фактически, единственная возможность стать хорошим человеком — это совершать хорошие поступки и всегда справедливо относиться к людям.

Дружеские отношения важны для последователей Аристотеля, и принятие этики добродетели не должно сильно мешать вашей жизни. Цель последователей Аристотеля — достижение моральной самодостаточности ради устойчивости к психологическим манипуляциям. Но Аристотель понимает, что жизнь даже самого самодостаточного человека становится лучше с обретением друзей. Он крайне положительно отзывается о разных типах человеческих отношений: от брака и его эквивалентов до взаимопомощи между коллегами и согражданами. Мы должны уметь справляться с одиночеством, но зачем выбирать изоляцию? Более того, наличие «природного дара» не требуется для добродетельной жизни. В действительности Аристотель считает, что мы не рождаемся хорошими или плохими. Он также осознает, что никогда не поздно начать: вы можете решить пересмотреть свои моральные установки в любой момент своей жизни. Самая привлекательная мысль Аристотеля звучит так: те люди, которые хотят хорошо относится к другим, должны полюбить самих себя. Его гуманная система не оставляет места ненависти к самому себе, самобичеванию и самоограничению. Аристотель еще задолго до Зигмунда Фрейда понял, что наши биологические инстинкты естественны и отнюдь не заслуживают морального презрения. Этот факт позволяет сопоставить его этику с современным психоанализом.

Инновационная идея Аристотеля заключается в том, что эмоции, которые, казалось бы, заслуживают порицания, незаменимы для здоровой психики (полезны даже злость или мстительность). В этом отношении философия Аристотеля противоположна взгляду стоиков, согласно которому, например, злость иррациональна по своей природе и есть форма временного безумия, от которого следует избавиться. Дело в том, что такие эмоции должны присутствовать в правильном соотношении, согласно правилу «золотой середины». Как чрезмерное, так и недостаточное сексуальное желание приводит к несчастью. Злость также является неотъемлемой частью процветающей личности. Постоянно апатичный человек никогда не злится, но не сможет также постоять за себя и своих близких, когда это нужно, и поэтому не достигнет счастья. При этом чрезмерная злость или злость по отношению к недостойным ее людям — порок.

Этика Аристотеля, в сущности, очень гибкая. В ней нет строгих правил. Намерения — главное мерило правильного поведения. Аристотель очень проникновенно пишет о проблемах, которые возникают, когда для достижения альтруистической цели требуется прибегать к безнравственным мерам. Но каждая ситуация уникальна. Один человек может проехать в поезде зайцем, потому что спешит к ребенку в больницу, другой может регулярно избегать оплаты билета во время поездок на свою хорошо оплачиваемую работу и обратно. По мнению Аристотеля, общие моральные принципы важны, но при учете особых обстоятельств (особенно намерений человека) эти установки могут помешать. Именно поэтому он не доверял фиксированным наказаниям. Он считал, что принцип равенства и справедливости должен быть неотъемлемой частью судебной системы. Именно поэтому некоторые последователи Аристотеля называют себя сторонниками «морального партикуляризма». Каждая дилемма требует детального разбора всех ее составляющих. Когда речь идет об этике, дьявол действительно может скрываться в деталях.

С политической точки зрения, согласно Аристотелю, базовое образование должно приносить пользу всему человечеству. Философ был хорошего мнения о демократии, в которой он находил меньше изъянов, чем в любом другом режиме. В отличие от своего элитарного учителя Платона, который скептически относился к интеллектуальным способностям низшего класса, Аристотель считал, что любой человек, независимо от социального статуса, может стать экспертом в любой области (например, в зоологии — науке, основанной самим Аристотелем). Но при условии — если накопит достаточное количество опыта (так, человек может стать фермером, птицеловом, пастухом или рыбаком). Наука должна обогащаться благодаря этим людям. Вера в здравый смысл всего человечества позволила Аристотелю представить прототип «смартмоба». Смартмоб — это группа людей, которые вместо того, чтобы вести себя подобно грубой толпе, опираются на широко распространенные знания, чтобы достичь максимальной эффективности. Эта идея, предложенная Говардом Рейнгольдом в книге «Умная толпа: новая социальная революция» (2003), была предсказана в трактате Аристотеля «Политика», в котором он писал о людях, собирающихся вместе, чтобы целенаправленно стать «одним человеком, с большим количеством ног, рук и чувств, который также станет единой личностью с единым мнением по вопросам морали и едиными интеллектуальными способностями».

Аристотель был первым философом, который указал на разницу между действием и бездействием при совершении плохого поступка. Когда человек бездействует несмотря на то, что было бы правильнее вмешаться, его поступок влечет за собой такие же последствия, как если бы он сам совершил ошибку. Этот важный этический принцип влияет на то, как мы оцениваем общественных деятелей. Мы всегда проверяем, не совершил ли политик какой-нибудь оплошности. Но думаем ли мы о том, что политик не сделал для улучшения общественного благосостояния, хотя мог, используя доступную ему власть и влияние? Мы недостаточно задумываемся о том, чего политики, бизнесмены, ректоры университетов и главы советов по финансированию не смогли сделать, и об инициативах, которых они никогда не выдвигали. Тем самым мы снимаем с них обязанность руководства. Аристотель также четко понимал, что богатые люди, которые не жертвуют на помощь несчастным значительную долю своего достатка, сами несчастны, так как не действуют согласно правилу золотой середины и не соблюдают баланс между разбрасыванием денег и скупердяйством. При этом они также виновны в несправедливости, которую поддерживают своим бездействием.

Аристотель был утопистом. Он верил, что однажды каждый сможет осознать свой потенциал и полностью использовать свои способности (выдающийся «аристотелевский принцип», описанный философом Джоном Ролзом). Аристотель видел футуристический мир, в котором технологические достижения избавили бы человека от необходимости трудиться. Он помнил о мифических ремесленниках Дедале и Гефесте, построивших роботов, которые работали во имя общей цели. «Если бы каждое орудие могло выполнять свойственную ему работу самостоятельно, по приказу или даже опережая его, как живые статуи Дедала или автоматические треножники Гефеста… если бы ткацкие челноки сами ткали, а плектры сами играли на кифаре, тогда и мастера-ремесленники не нуждались бы в работниках». Философ будто предсказал современные достижения в области искусственного интеллекта.

У Аристотеля гибкая политическая теория. Вы можете быть капиталистом или социалистом, бизнес-леди или сотрудником благотворительной организации, голосовать за любую (почти) политическую партию, и оставаться при этом верным последователем Аристотеля. Тем не менее, люди, которые держатся капиталистических политических взглядов и при этом следуют учению Аристотеля, не должны мириться с бедностью своих сограждан. Аристотель знал, что дефицит товаров приводит к конфликту между людьми: «Бедность — мать революций и преступлений». В стремлении обосновать свою политическую теорию базовыми потребностями человека, он выдвинул превосходящие свое время экономические идеи (и это восхищало в нем Карла Маркса). Аристотель соглашался, что неравномерное распределение общего богатства между гражданами приводит к расколу общества и отвратительному подобострастию по отношению к тем, кто слишком богат. Тем не менее, аристотелевским социалистам следует признать, что включение жилых помещений в государственную собственность не приводит ни к чему хорошему. Люди берегут свои вещи, потому что им нравится чувство личного владения собственностью, вещи ценны для них лично. Эти качества исчезают, если собственность становится общей. Аристотель считал, что «каждый полюбит вещь сильнее, если ради нее пришлось попотеть».

Люди, отрицающие изменение климата, не найдут одобрения своих идей в трудах Аристотеля. Будучи ученым-натуралистом, который верил в строгую проверку гипотез и необходимость проведения тщательных исследований, основанных на повторяемых эмпирических наблюдениях, Аристотель был бы встревожен нынешними доказательствами вреда, нанесенного человеком окружающей среде. В его «Истории животных» содержится первое упоминание вымирания целого вида животных из-за деятельности человека (чрезмерное рыболовство). Он считал, что человек — это животное и этим повлиял на трансформацию этических отношений между людьми и материальным миром, что впоследствии возымело невероятное значение. Философ придерживался идеи спланированной жизни, при которой человек берет на себя полную долгосрочную ответственность за выживание своего вида (равно как и за его душевное счастье). Современные ученые и специалисты по Древней Греции и латыни солидарны в том, что Аристотеля можно назвать экоактивистом. Только человек обладает возможностью морального выбора, следовательно, именно на людях, которые делят планету с огромным количеством животных и растений, лежит уникальная ответственность за сохранение Земли. Но в тоже время благодаря своему уникальному интеллекту люди способны наносить окружающей среде огромный урон. Как выразился Аристотель, указывая на пугающее различие между человеком и дикой природой: «Плохой человек может принести в десять тысяч раз больше вреда, чем животное».

Применимость холистических взглядов Аристотеля на этические и научные проблемы 21 века (вроде теократии и глобального загрязнения) заставляет задаться вопросом: почему так мало людей знают о его идеях? Одна из причин кроется в часто упоминаемых предрассудках Аристотеля о женщинах и рабстве. Он был состоятельным мужчиной, владел землей и рабами. В «Политике» он одобрял рабство в тех случаях, когда греки порабощали людей другой национальности, и заявлял, что женщины неспособны к разумному рассуждению. Тем не менее, он наверняка учел бы аргументы об ошибочности его мнения, если бы они были подкреплены эмпирическими доказательствами. Он считал, что в любой сфере знаний должна быть возможность корректировки взглядов и убеждений: «Медицина сделала шаг вперед благодаря тому, что основывалась на старинных лечебных практиках, занятии гимнастикой, и вообще на всех существовавших ремеслах и искусствах». Утверждая, что греческие законы «были слишком просты и не цивилизованны», он приводил в пример устаревшие практики покупки жен и ношения гражданами оружия, которые раньше считались нормой. Он настаивал на том, что законы должны подвергаться пересмотру, «потому что невозможно создать такую структуру государства, каждая деталь которой безукоризненно подходила бы к любому времени».

И все же, самая важная причина, по которой с его идеями знакомо так мало людей, заключается в том, что его труды — это сложные трактаты, написанные на профессиональном академическом языке для коллег и студентов. На самом деле, он все же написал несколько известных работ в доступной, легко читаемой форме. Они были предназначены для широкой аудитории и тысячу лет вдохновляли древних греков и римлян практиковать этику добродетели. Его работы вдохновляли всех, от крестьянских фермеров и сапожников до королей и государственных деятелей. Фемистий, один из величайших древних комментаторов Аристотеля, считал, что тот был «более полезен для большего числа людей», чем другие мыслители. С тех пор ничего не изменилось. В 1986 году философ Роберт Джей Андерсон писал следующее: «Нет ни одного древнего мыслителя, который бы мог говорить более непосредственно о проблемах и жизни современников, чем Аристотель. Нет и современного философа, который бы предложил столько же для улучшения жизни людей в эту эпоху неопределенности».

Одна из причин, по которой стоицизм возродился в наши дни, заключается в том, что он дает прямые ответы на моральные вопросы. Тогда как этические труды Аристотеля содержат мало прямых указаний к действиям. Последователям Аристотеля приходится брать на себя полную ответственность и самостоятельно решать, что считать правильным, постоянно проверяя и корректируя свои взгляды. Главная польза, которую мы можем извлечь из учения Аристотеля сегодня и которая делает его столь эффективным — это его альтернативная концепция «счастья». Чтобы стать счастливым, недостаточно просто получать удовольствие. Нужно найти и раскрыть собственный моральный и творческий потенциал, учитывая особенности своей среды (семьи, друзей, коллег), и помогая другим достигать того же. Нам необходимо пересмотреть и то, что мы делаем, и то, от чего отказываемся. Негативные последствия, к которым приводит бездействие, могут быть столь же разрушительными, как и последствия намеренно совершенного зла. Это предполагает не только контроль, но и использование своих эмоциональных импульсов. Нельзя позволять импульсам диктовать наши действия, это важно для понимания правильности собственных поступков. Наконец, нужно постоянно соблюдать все эти правила, поскольку культивирование добродетели и добытое таким трудом счастье всегда будет целью на всю жизнь.

Оригинал: Aeon.
Автор: Эдит Холл.

Перевел: Андрей Зубов.
Редактировал: Сергей Разумов.

Понравилась статья или подкаст? Поддержи проект:
Patreon patreon.com/newochem
Сбербанк 5469 4100 1191 4078
Тинькофф 5536 9137 8391 1874
Рокетбанк 5321 3003 1271 6181
Альфа-Банк 5486 7328 1231 5455
Яндекс.Деньги 410015483148917
PayPal paypal.me/vsilaev
QIWI 89633244489
Bitcoin bc1qphwwt0vnjgkzju8mhwawyh54gc0x3g4cd8nv7e

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Алексей Максимов
    Алексей Максимов

    О, как наши лекции по философии)
    Особенно счастьем (идеальной жизнью) интересовались античные философы, а Сократ на этом фактически специализировался

  2. Иван Белов
    Иван Белов

    Подскажите пару тройку книг по его философии

  3. Владислав Киселев
    Владислав Киселев

    Поддерживаю Ивана. И, если кому-то будет несложно, прошу посоветовать книги для введения в философию. Гугл выдает слишком разношерстную информацию. Спасибо!

    1. Артем Горелов
      Артем Горелов

      Владислав, История западной философии Бертрана Рассела; Рене Декарт – Введение в философию или начала философии, не помню как на русском.

        1. Артем Горелов
          Артем Горелов

          Сергей, да, точно. Можно Платона почитать, кстати. Аристотель сложнее.

    2. Тамерлан Шабанов
      Тамерлан Шабанов

      Владислав, Рассела не читай, это не история, а его субъективные заметки. Лучше начни с простого вузовского учебника, потом читай лекции Муравьева, потому что объективность – главное. Я бы так посоветовал, но точно есть много хороших книг по истории, о которых я не знаю, так что ищи:)

      1. Артем Горелов
        Артем Горелов

        Тамерлан, также как учебник – просто компиляция взглядов автора. Рассел хотя бы философ и довольно сильный.

        1. Тамерлан Шабанов
          Тамерлан Шабанов

          Артем, что значит “компиляция взглядов”?)

          Платон мне друг, но истина дороже – фраза как раз об этом. Нельзя, чтобы субъективность мешала тебе познавать истину, потому что она субъективна. Даже если твой любимый друг несет хуиту о философии, ты не обязан его слушать, потому что он друг. Не слушай Рассела, потому что он философ.

          Когда ты пишешь об истории, ты обязан подсвечивать достоинства и недостатки всех мыслителей, знать, что в каждом учении есть истина. Когда речь идет о самом философе, то он хоть и должен быть таким же в идеале, но пристрастен, своих дружбанов по идеям и методу он будет превозносить, а о достоинствах других умалчивать. Это уже далеко от истины, потому что оа преломляется через субъективность автора

          1. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Тамерлан, компиляция взглядов означает, что автор учебника излагает общую дрисню, и пристрастия там таки есть. Ибо в любом учебнике об одном философе написано более, о другом менее.
            “Платон мне друг, но истина дороже – фраза как раз об этом” – цитата неизвестно кого никак не аргументирует ничего (Аристотель этого, вероятнее всего, не говорил)
            “Нельзя, чтобы субъективность мешала тебе познавать истину, потому что она субъективна.” – не буду спрашивать определения субъективности, и говорить, что ее нет. Рассел освещает философию с позиции собственной школы – логического атомизма или аналитической философии – это если более широкий фронт брать. Критикует философов он, в основном в логическом отношении, а логика, она, понимаешь, не очень-то субъективна. Единственный философ, к которому Рассел иррационально строг – Ницше, которого он критиковал исходя из личной неприязни, это правда. И о Ницше лучше почитать у кого-то еще.
            “Когда ты пишешь об истории, ты обязан подсвечивать достоинства и недостатки всех мыслителей” – так Рассел и делал), кроме Ницше, и пожалуй, Шопенгауэра.
            И кстати, что такое истина? Каждая философская школа исходит из своего собственного определения. Поэтому и в каждом учении есть истина, в основном, исходя из самого этого учения.
            “Даже если твой любимый друг несет хуиту о философии, ты не обязан его слушать, потому что он друг.” – аналогия не является доказательством. Но если этот друг – крупнейший логик и философ XX века, то я лучше послушаю его, чем дядю Васю – сантехника, или же ноунейма-автора учебника.

          2. Тамерлан Шабанов
            Тамерлан Шабанов

            Артем, так лол, чтение любого учебника должно сопровождаться чтением самих текстов, чтобы по-настоящему что то понял.
            То, что Рассел рассматривал историю с позиции своей школы- уже субъективность. Это не история философии, а уже философский труд , что совсем другое. Да и если он критиковал Ницше из за личной неприязни – тем более. Надо смотреть на такие вещи извне, если ты историк философии.

            Если факт использования логики говорит об истинности, то что мы все вопросы философии не решили? Не все так просто.

            Ок, аналогия если не пример, то можно размышлять – человек пристрастный, желающий поведать суть своего учения , не рассмотрит другие в полноте , ибо смотрит на мир не их глазами. А историк должен поступать именно так.

          3. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Тамерлан, интересный ты молодой человек. История не объективна ибо не верифицируема.
            “Надо смотреть на такие вещи извне, если ты историк философии.” – из какого такого “вне” надо смотреть, чтобы отказаться от собственной нулевой гипотезы, культурного и исторического контекста, от собственных знаний, в конце концов. Основные факты в Истории западной философии изложены верно. Логический анализ Рассела ты можешь попытаться опровергнуть (а нет, не можешь)
            “Если факт использования логики говорит об истинности, то что мы все вопросы философии не решили? Не все так просто” – спасибо, Тамерлан, что ты пришел, и объяснил нам, что все не так просто. Об истинности говорит не факт использования логики, а логика. Говорит исходя из определений истинности, их есть три: корреспондентная, когерентная и прагматическая.
            Философия на то и философия, что она рациональна, а значит, на логику опирается, некоторые, вон вообще считают, что в философии кроме логики ничего нет, а все остальное – религия.
            “ибо смотрит на мир не их глазами. А историк должен поступать именно так.” – а как ты можешь смотреть чужими глазами на мир? даже если можешь, то как это верифицировать? ты сам-то не видишь слабости своей позиции? Хайдеггер вообще говорил, что каждый человек есть dasein – то есть для-себя-бытие. И как ты сможешь смотреть глазами другого человека, культуру которого, ты вероятно не сможешь постичь, а его существования является, грубо говоря, отдельной вселенной.
            И тут мы приходим к субъективности: если она есть, то она непередаваема по определению, а значит, передает мы только объективный и общедоступный опыт, а следовательно, критика Рассела имеет место. А если ее нет, то ничего не меняется, и смотри выше.

          4. Тамерлан Шабанов
            Тамерлан Шабанов

            Артем, история- может быть, но мы говорим об истории философии, где ты работаешь с письменным источником , который не описывает другое событие, а ценен сам по себе , его ты и оцениваешь, это другое дело. Не подменяй понятия.

            Ты думаешь, что лишь Рассел опирается на логику? Будто ему одному доступно это великое знание?Вот что я имел в виду .

            Да, ты прав, это сложно , забыть о культурной базе, но хороший историк может оценить и культурно – исторический контекст учения , приближаясь к восприятию объекта исследования. Это возможно , благо другие гуманитарные науки развиты.
            И в этом отличие историка от простого философа : способность взглянуть на мир глазами объекта изучения , чтобы передать наиболее полную картину философии, и поэтому его труд надо уважать.

          5. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Тамерлан, я тебя понял). Что касается исторических фактов, то они переданы Расселом верно.
            “Ты думаешь, что лишь Рассел опирается на логику?” – я думаю, что Рассел одним из сильнейших логиков своего времени был, и кроме того, одним из сильнейших в истории, наряду с Геделем, Фреге, Булем и прочими.
            Опять же, как можно на мир чужими глазами смотреть? Для того, чтобы взглянуть глазами автора, надо вникнуть в суть учения, а откуда мы знаем, что изложено оно объективно? Вникнуть содержательно, я имею ввиду, а не оценивать культурно-истоирчески. Кроме того, проникая в учение, ты начинаешь, его излагать в терминах самого учения, т.е. субъективно.

          6. Тамерлан Шабанов
            Тамерлан Шабанов

            Артем, и? Что не так тогда? Если ты понимаешь , что учение изложено не совсем объективно , то так и скажи , значит оно дальше от истины.
            И мало использовать термины, я думаю- нужно ход мыслей вести как объект изучения.
            Ну и к тому же, ты сам о культурной базе говорил, я о ней и ответил.

          7. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Тамерлан, так, дай-ка определение истины. Дружище, мыслим мы – предметно-понятийно, и ядро философской концепции – это ее термины. Ход мыслей, как правило, логика и изучает. То есть структуру мысли, а она может быть правильной или неправильной.

    3. Артем Горелов
      Артем Горелов

      Владислав, можно Марка Аврелия и Луция Аннея Сенеку почитать. Стоицизм очень интересное течение в принципе.

  4. Дмитрий Бобров
    Дмитрий Бобров

    Интересно, автор статьи и подписчики знают про Плотина и что это не Платон… Аристотель прям мерило философии что ли. Если уж читать, то всех, по мере развития философии.

    1. Артем Горелов
      Артем Горелов

      Дмитрий, зачем читать какого-нибудь Куайна, если ты эпистемологией не занимаешься? Или Витгенштейна, если ты не лингвист и не логик. Гегель тебе для общего развития тоже не особо зайдет.

      1. Дмитрий Бобров
        Дмитрий Бобров

        Артем, мне вообще не зачем. Более того, чисто мне приятно слушать тех, кто уже сам прочитал тонну подобной литературы (профессионально) и излагает более сжатые данные.
        Мне просто смешно когда почему то ставят в пример какого то известного философа, словно он оплот всей философской мысли, словно эта такая застывшая в янтаре диковина.

        1. Артем Горелов
          Артем Горелов

          Дмитрий, ну, есть более или менее сильные философы. И Аристотель более.

          1. Дмитрий Бобров
            Дмитрий Бобров

            Артем, для меня философия не делиться по силе, есть развитие, есть преемственность, есть разные мироописания.
            Если вы про Рассела, я не вижу смысла читать чужие оценочные суждения под видом чего-то серьёзного, словно перемывают грязное бельё. По поводу обзора, знаю философа, которые прочёл целый курс только по истории философии, и например посвящает длинную лекцию или несколько только по одному философу. Если подход, то только доскональный, не вижу смысла изучать каких то “скакунов”.

          2. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Дмитрий, философия вообще не делится, это вопрос классификации. Если учение Аристотеля охватывает все разделы философии, то Хайдеггер только одним, вклад разный.
            Лол, суждения Рассела, не оценочные – это анализ.

      2. Дмитрий Бобров
        Дмитрий Бобров

        Артем, Бертран Рассел это какое то уг, исходя из той книженции что вы рекомендуете.

        1. Артем Горелов
          Артем Горелов

          Дмитрий, почему?

  5. Дима Борода
    Дима Борода

    В 21-ом веке ни Аристотеля , ни какого-нибудь другого философа смысла читать нет. На вопросы философии могут дать ответ только прикладные науки.

    1. Артем Горелов
      Артем Горелов

      Dima, объясни мне сознание с точки зрения прикладных наук.

      1. Дима Борода
        Дима Борода

        Artem, сознание – это трафик информации внутри сети нервных клеток мозга.

        1. Артем Горелов
          Артем Горелов

          Дима, во-первых, я тебя объяснить просил, а не определение дать. Объяснить – значит дать теоретическое описание, которое можно эмпирически проверить.
          Каким образом информация распространяется в мозгу? Аналогово или цифровым путем? Как электрические импульсы в мозгу преобразуются в содержательную часть?

          1. Дима Борода
            Дима Борода

            Artem, ты хотел, что бы я в комментарии тебе учебник по нейробиологии написал ?
            Инофрмация в мозге распостронняется с помощью химических и электрических сигналов.
            Артем, а как например преобразуются магнитные векторы на жестком диске в картинку на экране? Есть конечно трудные для объяснения вещи – такие как боль например. Но ученые работают над этим и думаю рано или поздно найдут ответ.

          2. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Дима, нет, я хотел показать, что нихера наука исходя из самой себя объяснить не может. Я не стал спрашивать определения термина “информация”, хотя знаю, что щас над его уточнением работают.
            Аналогия с жестким диском и картинкой на экране нихера не описывает, ибо это аналогия, а она аргументом не является, кроме того, где в мозгу аналоги жесткого диска и монитора? Мозг, не компьютер, короче, тут даже текст про это был.

          3. Дима Борода
            Дима Борода

            Artem, “мозг это не компьютер”, лол шта? А что же это по-твоему? Аналогом магнитных векторов в мозге выступают отдельные нервные клетки. Каждый нейрон имеет геном. Геном состоит из 4 типов нуклеотидов – А, Ц, Т, Г. И вот у тебя уже есть “алфавит” с помощью которого ты можешь записывать и хранить информацию. По поводу эмпирическрй проверки, почитай про эксперименты с людьми , которым в голову вставляют электроды и снимают активность с отдельных нервных клеток. Там находят нейроны , которые дают электрический разряд только когда пациенту показывают определенный образ , фото Буша, сиднейский оперный театр , и т.д.. показывая что эти клетки хранят информацию об этих объектах из окружающего мира.

          4. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Дима, лолто. Мозг – это мозг. Как цитозин, аденазин и прочее преобразуются в 2*2=4 в уме. Читал я все эти эксперименты, не убедительно. То, что ты изложил, демонстрирует только возможную локализацию определённых видов памяти.

          5. Дима Борода
            Дима Борода

            Artem, если короче, имея двух людей , пытающихся ответить на вопрос сознания , один из которых занимается только рассуждениями, а второй – рассуждениями , и (!) копается в мозгу, изучая, как он устроен, правильный ответ на вопрос сможет дать только второй.

          6. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Дима, а я где-то обратное утверждал?

          7. Дима Борода
            Дима Борода

            Artem, хах) сначала “наука нихрена объяснить не может “, а потом где я такое утверждал ) смешно

          8. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Дима, ты если цитируешь, цитируй целиком. Из себя самой. Инструментарий науки кто создаёт?

          9. Дима Борода
            Дима Борода

            Artem, ты про какой инструметарий сейчас ?))

          10. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Дима, метод

          11. Дима Борода
            Дима Борода

            Artem, вообще-то наука для себя и создает )

          12. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Дима, нет

          13. Дима Борода
            Дима Борода

            Artem, объясни )

          14. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Дима, а есть смысл? То есть, если ты думаешь, что наука кому-то на что-то отвечать должна, то есть ли резон? Про позитивизм почитай, там, про аналитическую философию, про Бэкона, там, философия науки чем занимается. Математика – не часть науки, логика – не часть науки.

          15. Нелли Галактионова
            Нелли Галактионова

            Артем, в смысле? Математика сама наука, или вы отказываете ей в научности?

          16. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Нелли, 😄в спину бьете? Математика – язык.

          17. Нелли Галактионова
            Нелли Галактионова

            Артем, это снова вопрос классификации. Да, язык. Но у неё есть свой предмет и объект. В чем, я, кстати, отказываю вашей любимой культурологии

          18. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Нелли, у астрологии тоже предмет и объект есть. Какие, кстати, у математики предмет и объект?

          19. Антон Архипов
            Антон Архипов

            Артем, наука занимается построением моделей материальных объектов и их взаимодействий для того, чтобы давать максимально точные прогнозы.

            Соотношения во взаимодействиях описываются математически/геометрически.

            Информация – это определенным образом упорядоченная материя.

            Фотон – материя/волна. Взаимодействует с глазным дном (материя), палочки+колбочки передают сигнал (материальный), мозг обрабатывает его и строит модель увиденного. Сознание есть продукт взаимодействия материи и материи.

          20. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Антон, с частью про науку я согласен. Про геометрию, математику – тоже. С определением информации – нет. Во первых, потому что нужно прояснять, что такое материя, а это философская категория и во-вторых, Винер говорил, что информация ни материя, ни энергия. Короче, вопрос открытый и дискуссионный. Может быть, вы формализовать понятие информации сможете – это было бы хорошо.
            Ваша модель сознания на стыке нейрофизиологии и философии, и не совсем ясно по-прежнему как именно механический сигнал преобразуется в содержательную часть.

          21. Антон Архипов
            Антон Архипов

            Артем, материя – категория физическая. Винер авторитет, но мы знаем, к чему может привести аппеляция к авторитетам.

            Насчёт определения все думал заморочиться, но я не авторитет, монографий не пишу, потому все равно ни на кого не повлияет. Написанное выше “информация – это…” лишь начало определения, но – самая важная его часть.

            Возьмём для примера темную материю. Ни с чем не взаимодействует, значит никаких детекторов построить невозможно. Но – появилась информация о некой массе во вселенной, которая создаёт гравитацию. Т.о. пока не было взаимодействия, не было зафиксировано взаимодействие, не было и информации о предмете.

            Все органы чувств – это детекторы неких взаимодействий, все измерительные приборы – это те органы чувств, которых нам не хватает.

            Подход чисто функциональный: как именно электромагнитный импульс, рождённый в далёкой звезде, превращается в картинку в мозге, пожалуй и не призван объяснить феноменологически.

            Но то, что я написал прежде в том я и уверен: прав Аристотель, но никак не Платон.

          22. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Антон, я без определений работать не могу))).
            “Винер авторитет, но мы знаем, к чему может привести аппеляция к авторитетам.” – так без нее никуда, хотя это не аппеляция, а хз, делегация – я не настолько хорошо понимаю, что есть информация и отсылаю к Винеру.
            Ох, не нравится мне про всякие темные материи говорить, потому что я довольно слабо представляю, что это такое, зато я знаю, что многие объекты физической теории носят характер гипотетических или существуют в виде мат.моделей, а они являются материей в таком случае?
            Собсно я тему сознания затронул ровно потому, что ряд феноменальных вопросов остается открытым, и безапелляционно заявлять, что прикладные науки могут порешать все вопросы философии, ну, наивно, что ли). Ибо есть целый ряд вопросов, которые за пределы науки выходят.

          23. Антон Архипов
            Антон Архипов

            Артем, давай с первым свойством сначала определимся. Если есть информация, то есть ее носитель, он же источник. Достаточно носитель уничтожить или деформировать (сожженная книга, взорванный мозг), чтобы информацию потерять. Приходим к выводу, что именно структура источника до его деформации определяла структуру информации, которую он нес. Нет материального источника, нет информации. Не нашел палеонтолог костей, не открыл новый вид. Не нашел муравей химический след, значит не ходили тут его собратья.

            Винер, скорее всего, имел ввиду, что информация, как абстрактная модель, отражающая конкретный предмет, разумеется, не равна самому предмету. Модель можно препарировать, не затрагивая предмет. Чем занимается, скажем, теоретическая физика. Или симулятор самолёта. Но не утверждаю, не знаю контекста.

            Мне лично кажется, что пожалуй, философии как раз и не порешать все свои вопросы без данных, которые даёт прикладная наука.)

          24. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Антон, “философии как раз и не порешать все свои вопросы без данных, которые даёт прикладная наука.)” – опять-таки я обратного не утверждал. Философия, в основном, эти самые вопросы и формирует, а наука, как правило, отвечает, но есть ряд вопросов, чисто философских, с которыми наука ничего сделать не может, ибо конкретна. Такого рода этические вопросы, например.
            “Достаточно носитель уничтожить или деформировать (сожженная книга, взорванный мозг), чтобы информацию потерять. Приходим к выводу, что именно структура источника до его деформации определяла структуру информации, которую он нес.” – прости, но из первой части вторая не следует. Из факта уничтожаемости носителя, не следует, что структура носителя определяла структуру информации. Следует только то, что информации нужен носитель для того, чтобы мы ее могли считать. Кроме того, нет оснований полагать, что с уничтожением носителя, информация перестает существовать, скажем, в виде поля (которая тоже материя, в физическом смысле).

          25. Антон Архипов
            Антон Архипов

            Артем, на этические вопросы можно дать ответы на стыке биологии, антропологии, этологии (хотя вокруг нее много споров тоже), социологии, психологии, например. И там вообще говоря возможно прописать конкретные вероятности, что индивид в ситуации А совершит поступки а или б или в или г (вариантов не так много: бей, беги, замри, в случае с человеком, ещё и поговори 😊)

            Из первой части как раз следует вторая. Вот забор. Черной краской на нем написано “*уй”, ты подошёл и сделал ещё мазок, получилось “Жуй”. Физически изменил источник – изменил информацию, что он несёт. Просто вспомни людей с органическим поражением мозга – потеря речи, шизофрения и прочие не самые приятные вещи из-за деформации носителя инфы.

            Любая самая мелкая частица – носитель информации, потому что обладает измеримыми параметрами, как минимум вектором направления: если тебе в затылок прилетел снежок, ты не будешь смотреть вверх))

            Насчёт поля: это эхо той информации, которая была, как раз свидетельство в пользу моего аргумента. Вот было несколько кило урана, а вот выжженная пустыня и радиационный фон. Инфа то другая, хоть по ней мы и можем вычислить некоторые изначальные параметры объекта. Лишь некоторые. По кругам на воде понимаем что было падение, но – кирпич это был или арбуз? Бог знает.

            Философия начинается там, где измерения принципиально невозможны: за горизонтом событий черной дыры, за пределами наблюдаемой вселенной, в гипотезе о мультивселенных и тд. Для всего остального есть мастер кард. Шутка.

          26. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Антон, опять-таки, с большей частью я согласен, кроме этики, пожалуй, это все-таки, нечто более сложное, ежели матрица возможных поведенческих паттернов.
            С примером на заборе семантически можно понять, что автор попытался сказать, если мы допишем что-то, мы изменим послание, источник информации, пытался другой сигнал послать, но он преломлен был. Если мы обратимся к источнику, мы можем восстановить послание (да-да, я знаю, что это скорее в твою пользу говорит😄)
            “это эхо той информации, которая была, как раз свидетельство в пользу моего аргумента” – не уверен, всякий раз, когда мы реконструируем события прошлого, мы не до конца можем быть уверенными, что реконструировали. Тут проблема индукции стоит.

          27. Антон Архипов
            Антон Архипов

            Артем, “Тут проблема индукции стоит” Вот! Вот именно! Инфа никуда не девается, а видоизменяется пропорционально тому, как меняется носитель.

          28. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Антон, но смотри, если мы изменили входящий сигнал, путем приписывания буквы “Ж”, но существует при этом исходный сигнал, который может стоять, и кричать, что он не это имел ввиду)))

          29. Артем Горелов
            Артем Горелов

            Антон, https://medium.com/@sergey_57776/и-все-таки-мозг-цифровой-dfcdf32e2754 вот есть заметка об исследованиях способа передачи информации в мозгу, но это исследование ещё подтверждено. Т.е. результаты есть, но они не воспроизводились.

  6. Кирилл Кучма
    Кирилл Кучма

    Если вам не повезло родиться в бедной семье, у вас нет детей, семьи, просто любимых людей или вы крайне некрасивы

    Опечатка?

  7. Анастасия Бабик
    Анастасия Бабик

    Начните читать Аристотеля — текст френдли-хьюман :) Например, “Никомахова этика”, потом “Политику”. Интересное и полезно прочесть (с древними сплетнями и анекдотами) — Диогена Лаэртского “О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов” (в нескольких книгах) — тут и киники и киренаики и стоики и эпикурейцы и атомисты… Ух))
    В “Политике” (кн. 1) вы обнаружите интересные мысли Аристотеля о рабстве (что кстати противоречит варианту Аристотеля из этой статьи — зато Фрейдом триггернули)) Демократия в аристотелевском анализе несправедливое, хотя наиболее “терпимое” гос. устройство (мыж сравниваем с олигархией, тиранией — да и Аристотель помнит, что демократы его философи-гранд-па мочканули). А еще он что то про политию придумал — но я за первичное самостоятельное чтение источников))
    В качестве неплохого введения в видео формате — курс философии от Вышки — без регистрации и смс. Кто-то слил на YouTube с “Открытого образования”.

  8. Ива Петрович
    Ива Петрович

    “Счастье – это скучно. Поэтому люди избегают его”: https://youtu.be/jmLuaqU-ymo

  9. Аркадий Побережский
    Аркадий Побережский

    _______ #fm_подкаст #философия #радио_маяк
    _____

    Короче: Диоген красавчик.

    "Диоген эпатировал современников, принимая пищу на площади и публично мастурбируя. Когда его не слушали, он верещал по-птичьи, чтобы привлечь к себе внимание. Ходил днем с фонарем и кричал: "Ищу человека!