Возможно, умирать не так страшно, как нам кажется

Психология
Photo: fmajor/Getty Images
Photo: fmajor/Getty Images

Несколько лет назад психолог Курт Грей наткнулся на записи последних слов 500 техасских осужденных, казненных в период с 1982 по 2013 годы. (Уголовный отдел Министерства юстиции штата публикует их на своем сайте). Высказывания заключенных оказались на удивление жизнерадостными, и Грей задался вопросом, был ли их позитивный настрой чистой случайностью или общей психологической закономерностью.

Он провел исследование в Университете Северной Каролины, Чапел-Хилл, в ходе которого сравнивались слова приговоренных к смертной казни и неизлечимо больных пациентов с словами тех, кто просто представлял близость смерти. Согласно результатам, опубликованным этим летом в журнале Psychological Science, несмотря на то, что в теории человеку свойственно бояться смерти, при ее фактическом приближении люди становятся оптимистичнее.

На первом этапе проводимого исследования Грей и его коллеги проанализировали записи в блогах, которые независимо от исследования велись людьми, больными раком или амиотрофическим латеральным склерозом. (Изучались публикации тех авторов, которые разместили более десяти постов за последние три месяца жизни.) Эти записи Грей сравнил с текстами здоровых людей, которых попросили представить, что им диагностировали неоперабельный рак, и описать свой опыт одним постом в блоге.

Результаты показали, что записи смертельно больных пациентов в среднем были жизнерадостнее постов, написанных здоровыми людьми. К примеру, один из пациентов писал: «Возможно, мне осталось всего несколько недель на этом свете, но я проведу их с любимыми людьми, открывая для себя возможности, которые раньше упускал. Я благодарен за всё, что было в моей жизни. Я могу лишь сказать, что, невзирая на мое текущее состояние, я наслаждаюсь жизнью значительно больше многих».

Отрывок из другой записи: «Самые счастливые дни моей жизни — те, что я провожу с Сетом, моей мамой и питомцами. Как же здорово, что мы все теперь живем рядом! Находиться с теми, кого я люблю, — вот что всегда было и остается самым важным для меня».

Более того, чем ближе к смерти были пациенты, тем чаще они использовали слова с положительной эмоциональной окраской («счастье», «любовь» и т.д.). Всё это объясняется «психоимунной системой» человека, описанной гарвардским психологом Дэном Гилбертом в бестселлере 2007 года «Спотыкаясь о счастье». Когда мы оказываемся в тяжелом положении, наш разум прилагает колоссальные усилия, чтобы заставить нас разглядеть положительную сторону происходящего, либо убедить нас в том, что всему есть своя причина. Например, людям свойственно утешать себя: «Мне всё равно никогда не нравилась эта работа», «Она не была той единственной» или «Он ушел в лучший мир».

Такая модель поведения проявляется в полной мере в те моменты, когда человек наиболее подавлен или загнан в тупик, а ничто не вселяет такого страха, как надвигающаяся смерть. Грей утверждает: «Психоимунная система задействована в наивысшей степени, когда происходит что-то плохое. А хуже смерти ничего быть не может. Таким образом, в условиях неминуемой смерти люди начинают усиленно искать смысл и рациональные объяснения». Эти процессы, доведенные до предела, объясняют, почему люди на последней стадии рака или осужденные к смертной казни по мере приближения смерти становятся более жизнерадостными, а не наоборот.

Место оптимизму нашлось и во второй части исследования Грея, в которой его команда сравнила последние слова и стихи заключенных, осужденных на смертную казнь, со словами, написанными участниками онлайн-эксперимента (которым, как и здоровым людям в первой части эксперимента, было дано задание: «Представьте, что вы приговорены к смерти, и приговор скоро приведут в исполнение. Напишите свои последние слова»). И снова изречения приговоренных содержали в себе больше позитива и меньше негатива, чем участники эксперимента себе представляли. В последние минуты многие заключенные выражали любовь и благодарность своим семьям и друзьям или говорили, что увидятся с ними на небесах:

  • «Мои любимые, мои дорогие друзья, я люблю вас и ценю, что вы были со мной. Я отправляюсь в лучшее место. Всем, кому тоже предстоит через это пройти — держите головы выше, продолжайте бороться. Я готов. Вперед».
  • «Я люблю тебя, Ирэн, и я хочу поблагодарить за все чудесные годы дружбы и заботы. Я люблю тебя».
  • «Господа, словами настоящего героя Америки, «Let’s roll» (скорее всего, речь идет о последних словах Тодда Бимера, пассажира рейса United Airlines Flight 93, захваченного 11 сентября террористами, которому удалось отвести падающий самолет от изначальной цели — Белого Дома — в поле, где он потерпел крушение — прим. Newочём). Моя душа идет в руки Господу Богу»
  • «Скажите моему сыну, что я его очень люблю. Да благослови всех Господь. Пусть Он вас не оставит. Вперед, „Ковбои“ (Dallas Cowboys — команда по американскому футболу из Арлингтона, штат Техас —прим. Newочём)!»

Многие говорили, что спокойны; фраза «Я готов» проходила общим рефреном через все высказывания. (Конечно, не все заключенные были так довольны ситуацией. Некоторые утверждали, что невиновны, другие отказались от последних слов, а по крайней мере двое оскорбили сотрудников тюрьмы).

Как и в случае с неизлечимо больными пациентами, взгляд в глаза собственной смерти заставил заключенных мыслить рационально — что часто требует взглянуть шире, задуматься о семье или религии. Грей развивает это предположение: «Изучив последние слова, мы увидели, что люди говорят близким о своей любви и действительно находят в смерти смысл: „Я встречусь с людьми, которых люблю”, „Я сделаю что-то для Иисуса”. Частично их настрой объясняется тем, что их внимание было направлено вовне, на других людей».

С другой стороны, говорит Грей, те из нас, кто еще не так близок к смерти, склонны к «эгоизму, когда дело касается конца — мы думаем о себе и о том, как тяжело это будет для нас».

Подобный эгоцентричный образ мышления объясняет, почему многие выдуманные последние слова были более негативными, чем настоящие. В духе самокопания участники онлайн-эксперимента (в обеих частях исследования) часто ужасались или сетовали на свою судьбу, используя такие слова, как «страх», «ужас» и «тревога». В то же время люди, по-настоящему близкие к смерти, чаще выражали свою благодарность любимым или утверждали свою веру в высшие силы и загробную жизнь.

Новое исследование не включало людей пожилого возраста, которые близки к смерти от старости. Но в 2016 году ученые Кембриджского университета опросили 42 человек в возрасте 95 лет и старше, и выяснили, что большинство из них не боятся смерти и не беспокоятся по этому поводу. Как и пациенты из исследования Грея, многие из них были в согласии с течением своей жизни и жили одним днем. Они не говорили о смерти, но многие из них осознавали, что она уже близко, и относились к этому как к должному.

Один из участников кембриджского исследования говорил: «Я готов уйти». Другой умолял: «Пожалуйста, не дайте мне дожить до ста лет».

Один из важнейших выводов этого исследования касается «законов о смерти с достоинством», которые сейчас проходят стадию чтений в Калифорнии, Колорадо, Вашингтоне и округе Колумбия. Эти законы позволяют неизлечимо больным пациентам (тем, которым осталось жить 6 месяцев и меньше) получать медикаменты, которые ускорили бы их кончину.

Я спросил Грея, думал ли он о том, что его исследование может поддержать законы о смерти с достоинством. «Конечно, — ответил он. — Те, кто еще не близок к смерти, представляют ее как что-то ужасное и просто хотят ее избежать. Но если она у вас на пороге и от нее никуда не денешься, вы вряд ли будете думать об отсрочке. Вы просто захотите уйти на своих условиях».

Автор: Эван Оллгуд.
Оригинал: Science of Us.

Переводили: Анна ВасиленкоМаргарита Баранова.
Редактировали: Елена ОстапчукКирилл КазаковАнастасия Железнякова.

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Антон Воболок
    Антон Воболок

    Но все люди обречены на смерть.

    1. Кирилл Сергеев
      Кирилл Сергеев

      Антон, ты так говоришь, будто это что-то плохое

  2. admin
    admin автор

    Антон, ну чего ты начинаешь сразу.

  3. Александр Ржаницын
    Александр Ржаницын

    Умирать не страшно

  4. Руслан Абсалямов
    Руслан Абсалямов

    Чет когда я начал не шуточно так помирать от разовавшегося аппендикса это было ни разу не весело.

  5. Иван Колосов
    Иван Колосов

    Спасибо за доклад, министерство здравоохранения.

  6. Руслан Гладун
    Руслан Гладун

    Спасибо

  7. Matt Grumbler
    Matt Grumbler

    Короч, страх перед смертью это проявление эгоизма

  8. Александра Романова
    Александра Романова

    Умирать не должно быть страшно, а вот страдать от боли страшно

  9. Семён Свириденко
    Семён Свириденко

    Какая разница жить или умереть,если что жизнь,что смерть – это абсурд?

  10. Таня Иванова
    Таня Иванова

    //хз, моя практика смертельных болячек показала, что у тебя просто деинсталлируется понятие будущего дальше 6 месяцев, ну, и да. Ценность понятий “любовь”, “дружба”, “близость” возрастает.

  11. Сергей Ерасов
    Сергей Ерасов

    роскомнадзора на вас нет! :D

  12. Сергей Тавхелидзе
    Сергей Тавхелидзе

    Скорее всего, обреченные на смерть люди просто успевают смириться. Не полностью, конечно, но в какой-то степени – в конце концов, человеческий мозг рано или поздно принимает все, защищая себя от перегрева. А вот если бы тебе сказали, что тебе через пару часов кирдык – это другой разговор, там привыкнуть не успеваешь, и страх смерти во всей красе.

  13. Тимур Чикириндоши
    Тимур Чикириндоши

    Умирать не страшно, страшно прожить жизнь как говно

    1. admin
      admin автор

      Тимур, именно поэтому мы и переводим статьи.

      1. Тимур Чикириндоши
        Тимур Чикириндоши

        Newочём, храни вас господь

  14. Эльдар Азимов
    Эльдар Азимов

    “Я не боюсь смерти, но боюсь всего, что приводит к ней”)

  15. Иван Красильников
    Иван Красильников

    Интересная статья, спасибо за перевод.

  16. Лена Ливанова
    Лена Ливанова

    >Спасибо за доклад, министерство здравоохранения.

    Рассмеялась в голос

  17. Yan Kushnerov
    Yan Kushnerov

    Спорные статья и тезис..

  18. Elena Mezhennaya
    Elena Mezhennaya

    Мне кажется, что настрой людей связан в первую очередь с качеством жизни, а не с близостью смерти. Если смертельно больной пациент не страдает от боли (хорошо подобраны обезболивающие) и находится дома, среди родных людей – это одно. А если корчится от боли на больничной койке и ходит под себя – ну не знаю кто при этом сохранит оптимизм. Смерть – это неизбежность. Состояние людей определяет то, что предшествует смерти.

  19. Светлана Евстафьева
    Светлана Евстафьева

    Всегда искала”зацепки”, чтобы остаться жить…Сначала родители, потом ребенок…Странное состояние, жизнь не в тягость, вижу все ее волшебство…но почему тогда не страшно уйти? Какая то латентная форма шизы?)))))))

    1. Андрей Долгополов
      Андрей Долгополов

      Светлана, наслушалась $uicideboy$

      1. Светлана Евстафьева
        Светлана Евстафьева

        Андрей, вроде нет…В мое время крутили ласковый май)))))))))