Политика Россия

Все. Очень. Плохо.

admin
Всего просмотров: 56

Среднее время на прочтение: 8 минут, 54 секунды

В Москве опять шутят «по-чёрному». В ответ на вопрос о том, что бы он сделал для прекращения выхода курса рубля из-под контроля, бывший председатель Центробанка России сказал:

«Я бы взял пистолет и застрелился».

На прошедшей неделе длительный кризис, в котором пребывала страна, вступил в наиболее острую фазу. Отчаянная попытка спасти обменный курс путем поднятия ключевой ставки до 17% провалилась уже через несколько часов, но спровоцировала шоковое состояние, которое, несомненно, способно повлечь за собой банкротство ряда корпораций и довести до крайности деятельность банков.

Fox news uses Athens riots footage for Russian protests

Трейдеры в лондонском Сити с открытыми ртами наблюдали за беспрецедентной сменой показателей в «чёрный вторник». Это событие продемонстрировало страшную реальность – вопреки многочисленным предположениям, Кремль не располагает бесконечными золотовалютными резервами.

«То, что сейчас происходит, мы год назад и в страшном сне представить не могли», – сказал заместитель председателя Центробанка Сергей Шевцов.

Сейчас валюта стабилизировалась на отметке 60 к доллару. Но за год рубль потерял половину своей стоимости. ВВП России сократился с 2.1 триллионов долларов до 1.1 триллиона (это половина ВВП Калифорнии).

По математической закономерности, внешний долг российских банков и компаний раздулся до 70% от общего производства.

«Россию ждут ничтожные показатели, это только вопрос времени», – заявил Тим Эш из Standard Bank.

«Кризис вдруг стал сказываться на повседневной жизни людей», – говорит Билл Браудер, генеральный директор инвестиционного фонда Hermitage.

«55% потребительских товаров в России импортируются, и сейчас их цена удваивается. Люди по возможности скупают всё, что пока не изменилось в цене».

Как сообщает газета «Ведомости», де-факто происходит массовое изъятие вкладов, клиенты снимают все свои сбережения через банкоматы, боясь, что любой момент может стать роковым. Снова появляются очереди, как при советской власти.

В магазинах «Икея» собираются толпы людей, они приезжают на грузовиках для того, чтобы купить товары долговременного пользования, пока не стало слишком поздно. В четверг компания приостановила продажу кухонной техники, так как не в силах удовлетворить спрос.

Желающие приобрести автомобили упустили свой шанс. Jaguar Land Rover остановили продажи в России, как и «General Motors», ссылаясь на «нестабильность рубля». Три крупнейших дилерских центра – «ТрансТехСервис», «Major Auto» и «Авилон» – заморозили продажи.

Когда покупательская истерия утихнет, взамен ей может прийти жуткое спокойствие депрессии. По словам Центробанка, экономические показатели могут понизиться на 4,7% в следующем году, если цена на нефть составит 60 долларов за баррель, но это было сказано до скачка обменного курса. Как заявили в «BNP Paribas», каждые сто показателей в курсе валют «отнимают» 0,8% ВВП страны в следующем году. Курс рубля взлетел на 750 за неделю.

Это также было сказано до того, как президент Владимир Путин открыл вторую линию обороны.

«Чтобы стабилизировать курс рубля, следует «зажать» рублёвую ликвидность. Также не следует «раздавать» золотовалютные резервы», – заявил он.

Это означает, что показатели МосПрайм должны составлять порядка 30%. Это ударило не только по заемщикам-спекулянтам, но и по российским банкам.

«Это будет хуже, чем дефолт и кризис 1998 года. На этот раз ситуация такова, что Запад против них», – говорит Браудер. – «Российские компании были выкинуты с мировых рынков. Страна не может обратиться в МВФ, так как Вашингтон этого не допустит. Никто из кредиторов  не может стать их последней надеждой».

Западные санкции до сих пор набирают обороты. У президента Обамы не было много времени на раздумья, и на этой неделе он решил не накладывать вето на закон, принятый в Конгрессе, который еще сильнее затягивает петлю. Однако, незадолго до этого Обама предупредил, что это может задеть европейских лидеров и навредить атлантическому союзу. Законопроект предполагает новые ограничения российского энергетического сектора и, в частности, Газпрома. Украине предполагается выдать военную помощь в размере 350 миллионов долларов, что представляет собой довольно рискованный шаг. Белый Дом заявляет, что Путин в любой момент может остановить этот процесс, просто выполнив свои обязательства по Минским соглашениям о прекращении огня, подписанным три месяца назад. «Наша цель – обострить стоящий перед ним выбор», – говорится в заявлении.

В четверг Путин с вызовом обвинил Запад в попытках «заковать российского медведя в цепи» и выдрать его когти.

«Дело не в Крыме. Россия защищает свои государственность, суверенитет и право на существование», – заявил президент.

Это был классический Путин: трехчасовая тирада, с явными намеками на то, что падение цен на нефть – это результат заговора США и Саудовской Аравии с целью навредить России. Его речь также содержала угрозу врагам внутри России: между «пятой колонной» и оппозицией нет разницы.

Путин воззвал к «России-матушке», призвав свой народ приготовиться к двум тяжелым годам, и все же Путин сейчас находится на краю пропасти.

«Козырем Путина всегда было то, что он привел страну к стабильности после сумасшедших лет правления Ельцина», – говорит Браудер. – «Ему всё сходило с рук, так как нефтяной бум принес богатство каждому, но теперь эти деньги кончились. Нарастает сильное недовольство населения. Если цены на нефть будут держаться на уровне 60-и долларов за баррель на протяжении года, существенно возрастет риск дворцового переворота со стороны путинских “Silovikov” (бывшие работники КГБ)».

Эта тема была поднята на пресс-конференции Путина, но он ушел от прямого ответа, сказав, что «в России нет дворцов, поэтому и дворцовых переворотов быть не может».

Ропот становится громче.

«Мы все радовались, когда вернули наш Крым. Теперь мы пожинаем плоды наших завоеваний», – заявил губернатор Краснодарского края, Александр Ткачёв. – «Нам казалось, что ничего не произойдёт. Это расплата, потому что чудес не бывает. Сегодня мы находимся в эпицентре сложного политически-экономического кризиса, здесь иллюзий быть не должно».

Агентство «Блумберг» сообщает, что в феврале во время секретного совещания Путин спрашивал своих главных советников, достаточно ли у России золотовалютных резервов, чтобы продержаться в противостоянии с западом после присоединения Крыма. Они заверили его, что Россия сможет пережить шторм.


Путин пошел на огромный риск. «Дойче Банк» и другие кредиторы уже предсказывали избыточное предложение нефти в 2014 году, когда США наполнили рынок сланцевой нефтью. Но, видимо, Кремль не до конца понял, что сейчас Россия намного более чувствительна к санкциям, поскольку она зависит от иностранных капиталов и участвует в международной финансовой системе. На протяжении последних десяти лет, элитное подразделение Министерства финансов США оттачивало инструментарий экономических войн, создавая способы поставить другие страны на колени без единого выстрела.

Их стратегия основывается на полном контроле за банковскими системами мира, поддерживаемом сетью союзников. Иран на себе почувствовал, как это работает. «Это новый тип войны, что-то вроде экономической партизанщины, направленной на ослабление финансового благосостояния наших противников. И по своим результатам она беспрецедентна», – говорит Хуан Заратэ, ранее являвшийся руководителем команды подобного рода.
У Путина есть возможность отомстить. «Он начнет эскалацию конфликта. В идеале он хочет проверить НАТО на крепость, пока Обама еще занимает свою должность», – говорит Броудер. Эту точку зрения разделяют многие, особенно в балтийских странах, где живет много русских. Четыре пятых от населения эстонского города Нарва являются русскими, а ведь этот город находится на самой границе. Волнения могут вспыхнуть в любой момент.

«Худший сценарий – это появление «вежливых людей» в одной из балтийских стран, что приведет к введению Протокола Нато №5 [экстренная необходимость защиты]», – говорит Йен Бонд, бывший британский посол в Латвии, сейчас работающий в Центре Европейских Реформ.

К этому может привести любой конфликт. Однако, если НАТО не удастся эффективно привести в действие Протокол №5, союз развалится.

В России такой упадок был еще до текущего коллапса. Уровень ее трендового роста упал до минимума.  Когда нефть стоила 110 долларов за баррель, страна стояла на пороге рецессии, и в этом вполне можно винить Путина. Страна стала зависимой от ресурсов. Нефть, газ и металлы формируют 73% от экспорта и половину бюджета. Экономика страны построена на их продаже, а это классический случай «Голландской болезни» (“Голландская болезнь” – это явление, характерное для индустриальных стран с гипертрофированным сырьевым экспортом, когда сырьевая промышленность душит другие отрасли производства, а рост доходов приводит к повышению курса местной валюты из-за удешевления иностранной – прим. переводчика).

Экономика страны представляет собой своего рода бутылочное горлышко. Россия стоит на 136 месте по уровню качества дорог, на 126 по уровню использования технологий компаниями, на 124-м по наличию последних достижений техники и на 105 по качеству продукции, если основываться на индексе конкурентоспособности Мирового Экономического Форума.

Критики говорят, что к концу Холодной Войны Россия «разбазарила» все свои шансы на создание современной, разнообразной экономики. Сейчас, учитывая потенциальный кризис и уменьшение рабочей силы на 1 миллион человек в год, будущее ее туманно. Любомир Митов из Института Мировых Финансов, говорит, что сейчас положение России хуже, чем в восьмидесятых, когда в ней все еще производили востребованную продукцию и специалистов. «Они утеряли свои технологии», – заключает он.

Митов говорит, что для России было бы неплохо как минимум повторить стагнацию брежневской эпохи. Каждый раз, когда цена нефти падает на 10%, показатели экспорта страны будут сокращаться на 2% относительно ВВП. И скоро, с падением цен на нефть, этот «недостаток финансов» составит 10% от ВВП. «Это будет буря», – говорит он.

У России есть 414 миллиардов долларов в резерве, однако внешний долг страны равен 700 миллиардам, что диаметрально противоположно ситуации в 2008 году.

«В дополнение к тому, что ее долг в два раза больше резерва, размер российских накоплений накануне кризиса не очень-то велик», – говорит Татьяна Чембарова из BNP Paribas.

По ее словам, в этом году Кремль уже использовал $143 миллиарда из резерва на следующий год, а «для того, чтобы поддержать российскую банковскую систему, потребуется еще больше». Пять лет назад для этого надо было бы влить в экономику страны $170 миллиардов.
В следующем году российские компании должны выплатить $120 миллиардов долга. И им придется прибегнуть к займам. Эрик Ченэй из АХА предупреждает своих клиентов о волне банкротств «нестратегических» компаний.

Кремль вытянет основные национальные корпорации, но на это придется потратить значительную часть резервов. Броудер говорит, что Путин всеми силами пытается оттянуть неизбежное, но правительству все равно придется вмешаться. «Они не будут этого анонсировать: компании просто тихо заставят перейти с долларов на рубли».

Эксперты из The Nordic bank SEB говорят о том, что перед центробанком стоит тяжелый выбор: либо повышать ставку кредитования – возможно, даже до 100% – либо найти новый рычаг влияния на ситуацию.

«Мы думаем, что в конце концов они, скрепя сердце, выберут второе», подытожили эксперты.

В SEB ожидают, что Кремль заморозит все дивиденды и заставит компании пожертвовать свои активы в пользу государства. После чего прямая дорога к изоляции и сталинской автаркии.

Поразительно, но российские лидеры очень быстро забыли урок, полученный ими в восьмидесятых, когда упавшие цены на нефть сломали хребет Советского Союза. Бывший премьер-министр Егор Гайдар называет переломную точку более конкретно: сентябрь 1985 года, когда Саудовская Аравия наводнила рынок своей нефтью. Кремлю пришлось распродавать свой золотой запас, после чего он сократился до уровня времен Российской империи, а потом стало не на что импортировать еду.

«Развал СССР должен был послужить уроком для тех, кто думает, что цены на нефть всегда будут высоки. Тогда испарилась сила, которая раньше казалась незыблемой», – говорит он.

Оригинал: