Кризис демократии в Евросоюзе

Политика

Канцлер Германии Ангела Меркель является едва ли не самой влиятельной представительницей нынешней европейской элиты, столкнувшейся с необходимостью принятия ряда сложнейших решений после отказа Греции от очередного предложенного ей кредита.

Но доподлинно разобраться в том, что же пошло не так в процессе реализации Европейского проекта, удалось не канцлеру Германии: этот вопрос подробно изучил ее однофамилец, Вольфганг Меркель.

Вольфганг Меркель, немецкий академик, занимающийся исследованием демократии, год назад опубликовал провокационное эссе «Совместим ли капитализм с демократией?» В этой работе автор фактически обосновывает идею о том, что хрупкий мир между рынком и демократией, установившийся после Второй мировой войны, сейчас рушится.
Вслед за мировым финансовым кризисом 2008 года «кризис капитализма грозится перейти в кризис демократии».

Это и происходит в Греции. Находясь в долговой яме уже пять лет, Греция неоднократно уступала исключительные права на управление собственной экономической политикой таким организациям, как Международный валютный фонд, Европейская комиссия и Европейский центральный банк. А это имеет мало общего с демократической легитимностью.

Компромисс между участием в Евросоюзе и передачей части государственных функций в руки европейской бюрократической верхушки всегда был частью сделки. Но дело в том, что раньше распространение и расширение ЕС сочеталось с устойчивым экономическим ростом, позволявшим высшим должностным лицам утверждать, что участие в Европейском проекте выгодно обеим сторонам.

В Греции же распоряжения европейских политиков привели к катастрофе. Четверть греческой экономики просто растаяла. Безработица достигла 25%. Это самая крупная экономическая катастрофа среди стран с развитой экономикой со времен Великой Депрессии (если не учитывать распад СССР). И все экономические и социальные тяготы ни к чему не привели, они не позволили снять налоговое бремя и понизить внешний долг. Он по-прежнему составляет почти 170% ВВП.

В сложившейся ситуации страна должна иметь возможность выбора альтернативного пути развития, чтобы считаться демократией. Это как раз то, что сделала вчера Греция, проведя сенсационное «анти-голосование» против жестких экономических ограничений, содержащихся в последнем спасительном предложении Евросоюза.

Вопросы вокруг демократической легитимности в Европе возникают все чаще по мере возрастания количества долговых кризисов внутри союза. Помните, как в 2011 году в преддверии ирландского парламента бюджет Ирландии был перемещен в Германию?

Но на самом деле демократическая легитимность ЕС вызывала вопросы задолго до греческого кризиса. Они неоднократно поднимались, например, после провала проекта европейской конституции в 2005 году. Этот документ был направлен на федерализацию и мог бы сделать Евросоюз более цельным, но был полностью отвергнут голосованием во Франции и Нидерландах, странах, являющихся частью экономического центра ЕС. (После этого в проект конституции было внесено множество изменений, в результате вместо него был создан Лиссабонский договор, который также не прошел первое чтение, на этот раз из-за Ирландии. В конечном счете после повторного изучения документа и проведения повторных голосований ирландцы все же одобрили документ.)

Отказ от принятия договора о введении конституции для Европы оказался последним вздохом периода «разрешительного консенсуса», длившегося с конца 1950-х до конца 1980-х. В это время Евросоюз представлял собой проект с очень строгой иерархией, управляемый политической элитой. Поначалу, вероятно, в ЕС существовали свои причины сохранения такой структуры. В конце концов, европейская история популистского движения первой половины двадцатого века весьма кровопролитна.

Хотя сам Евросоюз стал настолько силен, что указывает странам вроде Греции, как им следует вести свою внутреннюю политику, европейская демократия лишь слабеет. Нет ничего удивительного в том, что евроскептические политические партии процветают даже в центре экономического блока — во Франции и в Нидерландах. Определенно, лидерам европейских стран приходится принимать трудные решения в связи с ситуацией, в которой оказалась сейчас Греция. Но они обязаны найти способ прислушаться к голосам европейцев, когда те говорят с ними на языке демократии.

Автор: Мэтт Филлипс. Пишет об экономиках, финансах и рынках. Семь лет отработал в Wall Street Journal.
Оригинал: Quartz.

Перевела: Варвара Болховитинова.
Редактировал: Артём Слободчиков

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Иван Корнилов
    Иван Корнилов

    Демократия закончилась…

  2. Николай Иванович
    Николай Иванович

    Какая-то слишком негромкая статья. Негромкий заголовок, и ещё более негромкое содержание.
    Так се.

    1. Артём Слободчиков
      Артём Слободчиков

      Nikolay,

  3. Тромб Запора
    Тромб Запора

    Запад загнивает

  4. Александр Твардовский
    Александр Твардовский

    да да

    1. Даниил Невгод
      Даниил Невгод

      Александр, да, картинки оказывается можно подобрать под любое сравнение)))

  5. Геннадий Александров
    Геннадий Александров

    > указывает странам вроде Греции

    Это как если денег в долг дать кому, потом напомнить о том, что вернуть-то не помешает, а должник в ответ ЧЕ ТЫ МНЕ УКАЗЫВАЕШЬ, ЛУЧШЕ ЕЩЁ ПОДКИНЬ

    1. Кирилл Козловский
      Кирилл Козловский

      Не совсем. Это скорее как дать в долг, а потом указывать, на какую работу устроиться и какую еду покупать, пока не выплатит.

      1. Игорь Крупский
        Игорь Крупский

        Кирилл, скорее просто говоришь что надо устроиться на работу

        1. Кирилл Козловский
          Кирилл Козловский

          Ну кагбе учитывая то, что они ставят конкретные условия того, как именно надо поднимать экономику (а поднимать ее можно разными способами) и выдавливают из власти правительство, несогласное с их вариантом, все-таки “на какую именно устроиться”.

      2. Геннадий Александров
        Геннадий Александров

        Кирилл, средства были выделены при условии выполнения определенных обязательств, стало быть, взяв этот кредит, правительство соглашается с требованиями. Вы так говорите, будто ЕС совсем не заинтересован в полноценности экономической ситуации Греции и нарочито загоняет своими требованиями страну в тупик или ведет себя крайне некомпетентно.

        1. Кирилл Козловский
          Кирилл Козловский

          Так они выполняли обязательства, урезали траты, поднимали налоги. Пять лет. Результата не последовало – все до сих пор хуже некуда. И когда в условиях очередного кредита было указано “ну вы это, может, еще сильнее урежете/подымете?”, греки немножко обиделись и сказали “охи”. Это не я так говорю, это реальность так выглядит – ЕС тоже может быть некомпетентным, как и все мы, ну или ЕС компетентен и понимает, что в рамках Еврозоны Греции уже не помочь, но очень уж не хочет ее оттуда выпускать.

          1. Геннадий Александров
            Геннадий Александров

            Кирилл, Вот сколько статей в рунете на эту тему не читал, везде одни мнения неких персонажей или совсем общие моменты, никакой нормальной аналитики про эффективность принятых мер и разумности выдвигаемых требований etc.

        2. Лев Морозов
          Лев Морозов

          Геннадий, есть такие мнения и много, только не в рунете в основном. Многие известные экономисты высказывались на этот счет. Стиглиц, Кругман, Сакс — разве этих (гигантов) мало?

          Посмотрите тут, например, http://krugman.blogs.nytimes.com/2015/07/05/austerity-arithmetic/

          Или вот, мнение Стиглица (http://www.project-syndicate.org/commentary/greece-referendum-troika-eurozone-by-joseph-e–stiglitz-2015-06/russian#u7TVkZG61E8o73Qt.99) и уже в переводе:

          «Без сомнения, экономическая программа, которую «тройка» (Европейская комиссия, Европейский центральный банк и Международный валютный фонд) навязала Греции пять лет назад, оказалась ужасающей, она привела к падению ВВП страны на 25%. Я не могу припомнить ни одного случая экономической депрессии в истории, которая была бы настолько же предумышленной и привела бы к таким же катастрофическим последствиям: к примеру, уровень безработицы среди молодежи в Греции сейчас превышает 60%.

          Поразительно то, что «тройка» отказывается взять на себя ответственность за данные результаты или признать, что ее экономические прогнозы и модели оказались настолько плохими. Но еще более удивительно то, что лидеры Европы так ничему и не научились. «Тройка» продолжает требовать от Греции достижения первичного профицита бюджета (без учета процентных платежей) в размере 3,5% ВВП к 2018 году.
          Экономисты по всему миру негативно оценивают данную цель, считая ее репрессивной, поскольку стремление к ней неизбежно приведет к еще более глубокому экономическому спаду. Даже если долг Греции будет реструктурирован самым замечательным образом, страна останется в состоянии депрессии – для этого гражданам страны достаточно одобрить программу «тройки» на внезапном референдуме, который пройдет в эти выходные.»

        3. Лев Морозов
          Лев Морозов

          Геннадий, тройка, конечно, заинтересована в решении проблемы Греции. Только их взгляды на решение разнятся с взглядами самой Греции. Это старая, глубокая, структурная проблема ЕС — конфликт наднациональных структур и местных демократий.

          1. Геннадий Александров
            Геннадий Александров

            Лев, Я имел в виду статьи наполненные социально-экономическими показателями, графиками и так далее. Но за ссылку спасибо, тут уже поконкретнее.