Американцы уважают Путина. Но почему?

Политика

Когда Gallup выпустили их ежегодный топ-10 самых уважаемых американцами людей 2014 года, на десятом месте оказалось два неожиданных имени: президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Для них обоих это было ужасно хороший год.

Vladimir Putin rides with enthusiasts during his visit to a bike festival in the southern Russian city of Novorossiisk

Оба были замешаны в противоречивом конфликте. Оба столкнулись с международным осуждением. И оба демонстрировали агрессивность, которую, по крайней мере, в дипломатическом смысле, никто не расценивал как приличный жест.

Так откуда же нашлось столько уважающих Путина и Нетаньяху людей, что они попали в список? Если вкратце, то причина может быть в том, что они всегда излучают уверенность, а сейчас люди ее очень любят и ассоциируют с силой.

Это противоположно той позиции, которую нам привили в наших утонченных гуманитарных колледжах – что самоуверенность это прерогатива глупцов и мошенников. Абсолютов не существует, настаивали преподаватели, а если они и есть, то никому не принадлежат. Нас учили верить в двойственность, компромиссы и некую интеллектуальную сдержанность – просто потому что мы могли почувствовать, что что-то в этом мире не так. Эту сдержанность обычно считают чертой великих мыслителей и лидеров. Они знают о том, что ограничены.

Israel's Prime Minister Benjamin Netanyahu attends a weekly cabinet meeting in his office in Jerusalem

Но в реальном мире люди отнюдь не всегда уважают интеллектуальную сдержанность. Чему нас учит путаная жизнь, так это тому, уважения достойны уверенные в себе люди – значит, надо поддерживать в себе глубокие убеждения и отсутствие сомнений.

Путин и Нетаньяху, разумеется, во многом отличаются друг от друга. Начнем с того, что первый это силач, который может передавать свою уверенность другим, а второй нет. Однако у них есть одна общая черта: обоих не терзают внутренние сомнения. Каждый излучает абсолютную уверенность в своих убеждениях.

Легко понять, почему американцы путают уверенность с силой, которая как раз достойна уважения. Самоуверенность это, практически, вторая американская религия, ведь все, начиная с Тони Роббинса и заканчивая Опрой Уинфри, пропагандируют это заблуждение. В США нам со всех сторон говорят о том, что вера в себя это некий магический эликсир, ключ к продуктивной и приятной жизни. Вы можете делать все, что угодно, только если верите в себя. Можете вторгаться в Украину, например, или, сопротивляясь международному давлению, найти точки соприкосновения с палестинцами.

john wayne

В плане политики, и Путин, и Нетаньяху выступают с бравадой – при этом совершенно киношной. Ведь почему американцы так любят персонажей Джона Уэйна (Американский актер, «король вестерна». За редкими исключениями, всегда играл прямолинейных и уверенных в себе персонажей – прим. переводчика.) или Арнольда Шварцнеггера – потому что они никогда не сомневаются.

И нам необязательно верить в то, что делает Путин или Нетаньяху. Вряд ли многие из тех американцев, кто уважает Путина, радовались аннексии Крыма. Их покорила та дерзость, с которой это было сделано – способность действовать в мире, где все бездействуют. Это отличная встряска, даже если действие сомнительно. Те, кто их уважают, как бы говорят «Он неправ, но силен».

Russia's Prime Minister Putin swims in a lake in southern Siberia's Tuva region

Но, хотя уверенность в себе всегда смотрелась выгодно, особенно если была подкреплена делами, сейчас она черпает свою основную силу из того факта, что люди, населяющие мир конфликтов, мир, балансирующий на грани войны и лишенный морального стержня – то есть наш мир – вырабатывают своего рода антидот к безумию, творящемуся вокруг них. Уверенность в себе как раз и является этим антидотом, и сейчас мы живем в культуре самоуверенности: мы верим в том, что верим и никто не в силах это изменить. Таково наше кредо.

Но это не единственная особенность Путина и Нетаньяху. Достаточно посмотреть новости на кабельном, или беседы на радио (обе эти сферы отданы на откуп самоуверенности), чтобы увидеть: у них есть плацдарм в СМИ, и достаточно лишь почитать комментарии в Интернете для того, чтобы увидеть насколько самоуверенность стала ближе народу.

Сомнения более не актуальны – они анахронизм. Кажется, никто больше не сомневается в своих воззрениях. Ирония заключается в том, что культура уверенности способствует ощущению наподобие паралича, ведь она не только отвергает компромиссы; она превращает всех несогласных во врагов, а каждое несогласие в Армагеддон. Путин и Нетаньяху, будучи самыми уверенными в себе лидерами, в то же время, кажется, больше всех страдают от паранойи. Что приводит нас к еще одной ироничной ситуации. Уверенность порождает конфликт. Она не решает его.

Однако все это болтовня, не относящаяся к политической эффективности. Дело в эстетике лидерства и в том, что некоторые люди пытаются превратить реальность в видеоигру. Путин и Нетаньяху выглядят и говорят как крутые парни. Они культивируют образ и, из-за того, что от этого образа у многих пробегают мурашки, некоторые начинают чувствовать себя уверенно. Мол, наконец хоть в чем-то можно быть уверенными.

И в то время, как все, по-видимому, катится к чертям, Путин и Нетаньяху говорят, что у них все схвачено – и что Джон Уэйн живет в Москве и Иерусалиме, и прекрасно себя чувствует.

Оригинал: http://blogs.reuters.com/great-debate/2015/01/09/vladimir-putin-and-benj…
Перевод: Артем Слободчиков

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Денис Корчевский
    Денис Корчевский

    У Нетаньяху имя Беньямин вроде

    1. admin
      admin автор

      Денисъ, уже поправлено. Чертова транскрипция.

  2. Дмитро Бак
    Дмитро Бак

    Hyilo potomy 4to

    1. Илья Бурьевой
      Илья Бурьевой

      Дмитро, сильный аргумент.

  3. Дмитро Бак
    Дмитро Бак

    Hyilo

  4. Раиф Мисайлов
    Раиф Мисайлов

    Идиотская статья. Почему автор смотрит однабоко на уверенность в себе, неужели уверенный в с своих силах человек не может идти на компромисс? Это тоже самое, что человек который водит машину, никогда не сможет кататься на вилосепеде.

    Слабая позиция порицания Путина.