Общество

Является ли курение травки базовым правом человека?

admin
Всего просмотров:

Среднее время на прочтение: 6 минут, 3 секунды

На прошлой неделе, буквально через день после того, как избиратели в Огайо отклонили принятие поправки к Конституции, которая бы узаконила употребление марихуаны в рекреационных и медицинских целях, в Верховном суде Мексики решили взглянуть на ситуацию с другой стороны: верховные судьи страны заключили, что законы, запрещающие производство, хранение и употребление марихуаны, нарушают права мексиканцев. Это постановление привлекло большое внимание, в отличие от лежащего за ним разумного объяснения. Решение суда основывалось на базовых правах человека, а не на влиянии наркотика на здоровье общества или том, как это скажется на доле заключенных в составе населения. В этом отношении ситуация может стать прецедентом мирового масштаба.

Этот вопрос был внесен на рассмотрение четырьмя членами мексиканского «Общества за ответственное и толерантное употребление в личных целях» (исп. SMART). В первую очередь в 2013 году они подали петицию с требованием выдать им право на выращивание, хранение и употребление марихуаны. Сначала она была отвергнута, но позднее это решение было обжаловано в Верховном суде. Как утверждается в Wall Street Journal, отчасти действиями SMART руководило желание снизить уровень безудержного насилия в Мексике, связанного с наркотиками. В интервью газете один из истцов, Армандо Сантакрус, заявил: «Мы не кучка торчков». Сообщалось также, что один из участников сам не употребляет марихуану и не планирует начинать в ближайшее время.

В аргументах в пользу легализации травки зачастую рассматривается уголовно-правовой аспект. Некоторые сторонники этой идеи утверждают, что из-за криминализации марихуаны нарушители получают излишние или неоправданно большие тюремные сроки. В 2012 году заместитель руководителя Национальной организации за реформу законов о марихуане в Вашингтоне отметил в статье для журнала U.S. News & World Report, что с 1965 года американские правоохранительные органы арестовали более 22 млн человек за нарушения, связанные с марихуаной. В той же публикации руководитель политики в отношении наркотиков Союза защиты гражданских свобод указывает на то, что американский рынок марихуаны приносит мексиканским наркокартелям около $1,5 млрд в год. Эти доводы находят отклик за пределами США. Хосе Мухика, президент Уругвая, в 2013 году поддержавший легализацию марихуаны в своей стране, отмечает необходимость ослабления наркоторговцев. Другие указывают на непоследовательность властей, запрещающих употребление марихуаны, но при этом разрешающих алкоголь и табак, несмотря на то, что последние, скорее всего, наносят больший вред здоровью. Третьи говорят о том, что рынок марихуаны мог бы принести правительствам крупную прибыль.

По словам Андреса Агинако, одного из юристов SMART, они решили зайти с другой стороны. В октябре Агинако рассказал Fusion, что стратегия SMART «отличается от обычных дебатов вокруг легализации [в Мексике], акцент в которых делается на количестве жертв и пропавших из-за нарковойн». Вместо этого они «настаивают, что государство посягает на конституционно закрепленную доктрину о свободе развития личности».

Этот аргумент изложен в судебном документе, опубликованном на сайте SMART: группа отмечает, что употребление марихуаны — не что иное, как один из способов, позволяющих человеку отделить себя от других, и что раз мексиканская Конституция защищает право человека на уникальность и независимость, государство не может посягать на это право, если последствия — независимо от того, положительные или отрицательные — затрагивают только того, кто потребляет наркотик.

«Введение единого стандарта здорового образа жизни неприемлемо в либеральном государстве, в фундаменте которого заложен принцип признания уникальности и независимости человека», — считают истцы

Агинако объяснил Fusion: «Государство не может запретить вам есть кучу тако из-за того, что это вредит вашему здоровью».

Видимо, в конечном счете этот аргумент оказался достаточно убедительным; судья Ольга Санчес, поддержавшая это постановление, сказала: «Суд признал посягательство на личную свободу». Однако решение Верховного суда не легализует марихуану по всей Мексике. Отнюдь: постановление распространяется только на четверых истцов, которые, как ни удивительно, сейчас являются единственными из 125 миллионов жителей страны, обладающими правом легально накуриваться. Чтобы марихуану легализовали, Верховный суд должен вынести аналогичные постановления хотя бы еще четыре раза — по данным Washington Post, ранее в этом году таким образом в Мексике были легализованы однополые браки. Также можно было бы внести изменения в национальное законодательство, если бы парламентарии проголосовали за легализацию.

Доводы SMART за санкционирование употребления марихуаны не являются абсолютно беспрецедентным. Как рассказала Ханна Хетцер, работающая в Альянсе по наркополитике, нью-йоркской некоммерческой организации, в Канаде в нескольких делах о хранении наркотиков фигурирует ссылка на права человека. В 1994 году конституционный суд Колумбии также в одном из дел использовал формулировку «свободное развитие личности» в качестве аргумента против криминализации употребления наркотиков. Но, по словам Хетцер, обычно «права и свободы человека были лишь частью аргументации, а не основанием для самостоятельного аргумента, так что произошедшее [в Мексике] довольно необычно».

Значит ли это, что такой нестандартный довод может обрести популярность за пределами Мексики? Право на «свободное развитие личности» закреплено в 22 статье Всеобщей декларации прав человека ООН. По словам Дэниела Лансберга-Родригеса, участника проекта Comparative Constitutions Project и одного из авторов The Atlantic, к странам американского континента, принявшим декларацию ООН, относятся Белиз, Боливия, Никарагуа и Перу. В законодательстве США такого положения нет. Лансберг-Родригес добавил, что в любом другом государстве Латинской Америки предложение легализовать марихуану имело бы больше шансов пройти в качестве законопроекта или быть узаконенным в результате пересмотра конституции, а не через решение вроде принятого мексиканским Верховным судом. В отличие от конституции США, гражданско-правовые кодексы, принятые в этом регионе, не поддаются судебному толкованию.

Тем не менее, Хетцер уверена, что мексиканское постановление было «символически грандиозным, <…> потому что оно указало на нарушение основных прав человека и было принято именно в Мексике, обладающей определенной легитимностью, когда речь заходит о наркополитике».

Она пояснила: «Одно дело если марихуану решают легализовать в Уругвае, стране, не так сильно затронутой незаконным оборотом и торговлей наркотиками, и совсем другое — когда Мексика или Колумбия встает и заявляет: „Мы уже все перепробовали. Это не сработало, так что теперь мы собираемся искать другой подход“»

Хетцер добавила, что в одной только Латинской Америке предложения изменить законодательство в отношении марихуаны обсуждаются в Бразилии, Чили, Колумбии, Коста-Рике и Мексике. Учитывая, что новый премьер-министр Канады Джастин Трюдо пообещал легализовать каннабис и что в 2016 году вопрос легализации будет вынесен на голосование в Аризоне, Калифорнии, Мэне, Массачусетсе и Неваде, можно сказать, что реформа стоит на повестке дня всего западного полушария. Немногие страны смогут объявить курение травки правом человека, но иначе они могут оказаться в том же положении, что и Мексика.

Автор: Эдвард Дельман.
Оригинал: The Atlantic.

Перевела: Варвара Болховитинова.
Редактировали: Дмитрий Грушин, Артём Слободчиков.