Скоро текилу будет некому добывать

Общество

На северо-западе Мексики, в Халиско, высоко среди холмов, мексиканец Армандо Асевес проводит рукавом по потному лбу. У него грубые руки, ведь уже почти 20 лет Асевес работает на этой земле, которая не прощает ошибок.

Он jimador, иными словами, его работа — выращивать плоды голубой агавы Вебера, нектар которых словно кровь течет в жилах прибыльной индустрии по производству текилы.

Сбор урожая агавы до сих пор осуществляется практически полностью вручную, этот способ остается неизменным примерно с 1600 года, когда текилу впервые произвели испанские конкистадоры. Сбор урожая — это еще одна традиция семей jimador’ов, она передается из поколения в поколение, так что механизация сбора текилы пока ещё не предвидится.

Еще одна традиция, связанная с производством текилы: ремесло jimador’а всегда было окутано романтической мистикой в литературе и мексиканских теленовеллах. Сейчас такая тенденция постепенно исчезает.

В то время как спрос на высококачественную текилу растет из года в год, а 7 из 10 литров текилы отправляется на экспорт во все уголки планеты, молодое поколение не стремится идти по стопам отцов, дабы унаследовать призвание jimador’а . И хотя оценочная стоимость этой индустрии в Мексике превышает 1 млрд долларов, молодые люди предпочитают сворачивать с земледельческого пути, толпами отправляясь в города.

«Почти каждый мужчина в моей семье был jimador’ом, включая все прошлые поколения. Это традиция. И пока я в силах собирать урожай — я буду оставаться jimador’ом. Но к сожалению, многие люди, которые сейчас занимаются этим ремеслом, находятся уже в преклонном возрасте, потому что никто из молодых не хочет заниматься сбором урожая. Вы, конечно, можете найти несколько молодых jimador’ов, но их становится все меньше и меньше. Я думаю, что нам стоит начать беспокоиться о будущем наших традиций, потому что я все чаще вижу людей, собирающих урожай в том возрасте, в котором этим заниматься уже не следует. Моему сыну 11 лет, и я бы не хотел, чтобы он уже выходил в поле» — рассказывает Асевес

На твердой почве полей агавы Асевес работает бок о бок с командой, состоящей из дюжины jimador’ов, включая его брата и племянника. Они умело вскрывают сочную сердцевину плода, который называется пина (pinas) — потому что он похож на большие ананасы (pineapples) — чтобы избавиться от горьких листьев, окутывающих агаву. После сбора сердцевины отправляют на ближайший винокуренный завод фирмы Patron, где они будут сварены, раздавлены и, наконец, подвержены брожению, что превратит их в первоклассную текилу.

Мигель Фонсека, директор фирмы Patron, утверждает, что компании необходимо садить 3,5 млн плодов агавы каждый год, чтобы достойно реагировать на растущий спрос. Каждый плод должен быть собран исключительно руками jimador’а со всеми специфическими особенностями, которых требует это ремесло.

«Jimador’ы знают и могут распознать, когда агава становится достаточно спелой для сбора и достаточно подходящей для нашего дела. Они собирают урожай так же, как это делали 400 лет назад, и многие из jimador’ов будут продолжать обучаться этому у своих отцов. Но сейчас у нас катастрофически мало молодых людей, которых мы берем на работу, потому что многие из них предпочитают мигрировать в большие города или в Соединенные Штаты», — говорит директор

Фонсека предполагает, что такое увеличение спроса на текилу может заставить их отказаться от тех консервативных методов сбора урожая, которые использовались веками. «Возможно, в следующие 30-40 лет из-за острой необходимости, мы просто обязаны будем создать комбайн для сбора урожая агавы, потому что в будущем у нас вряд ли появится много jimador’ов»

Нехватка ремесленников из нового поколения наглядно отражает вездесущий спад сельскохозяйственных отраслей в Мексике. Цифры показывают, что рабочая сила в аграрной промышленности уменьшилась на 2 млн человек с 1995 по 2010 год, несмотря на то, что зарплаты в этой сфере остаются относительно стабильными.

Острый кризис производства текилы в Мексике разразился в 2000 году, когда недостаточно сочные плоды агавы выращивали для того, чтобы удовлетворить большой спрос. Цена за килограмм урожая агавы выросла почти на 1000% процентов, но зарплаты jimador’ов остались на прежнем уровне.
Беспокойство о судьбе традиционного ремесла сборщиков агавы отозвалось эхом среди холмов Халиско. Мариано Меса, сорокалетний мексиканец, занимается производством текилы уже около 10 лет, и он заметил, что новое поколение все менее охотно изучает основы ремесла.

«Вы больше не увидите молодых ремесленников, собирающих урожай. Проблема в том, что молодые люди не хотят заниматься сбором агавы в течение длительного времени, им это попросту не нравится, они хотят другую работу, поэтому мы и не видим молодежь на полях»

Меса также добавляет:

«Моему сыну 17 лет, и он учится в Соединенных Штатах, поэтому он вряд ли станет jimador’ом. Я думаю, что его сверстники тоже не заинтересованы в этом ремесле. Сейчас дети предпочитают уезжать учиться и работать за границу, а не оставаться здесь и собирать урожай»

Чанталь Мартинео, автор книги «Как гринго сперли текилу» объясняет, что недавние изменения в этой отрасли оказали значительное влияние на ремесленников и всю индустрию: в то время как раньше jimador’ы имели свои собственные поля для выращивания агавы, то теперь все фермы в основном являются владениями одного огромного частного бизнеса различных производителей текилы.

«Есть что-то таинственное в положении jimador’ов; на протяжении веков эта работа считалась интересной и даже очень романтичной, но ремесло меняется, а в нашем случае оно теряется, исчезает. Раньше профессия была очень почетной, навыки передавались от отца к сыну. Сейчас производители текилы жалуются, что планы по урожаям не выполняются так, как это было несколько лет назад, потому что нынешние jimador’ы плохо обучены своими отцами и дядями. Это, в свою очередь, приводит к увеличению рабочего дня»

Причины, по словам Мартинео, объясняются тем, что мексиканское правительство не поддерживает традиционные методы ведения сельского хозяйства законодательно (как это делается в странах, где национальными напитками являются коньяк и шампанское), а также тем, что молодежь не хочет работать в индустрии по производству текилы.

«Многие из подростков не хотят продолжать семейный бизнес, все больше и больше тинэйджеров выбирают себе работу как можно более отдаленную от аграрной промышленности. И подобные случаи можно увидеть в Мексике повсеместно, стоит лишь пересечь границу», — добавляет Мартинео

Возвращаясь в поле, самый молодой jimador, 24-летний Хуан Асевес, рассказывает, что не намерен продолжать традицию и передавать навык своему сыну, при том, что сам он обучался ремеслу у отца и дяди.

«Моему сыну полтора года, и я не хочу, чтобы он стал jimador’ом, когда подрастет, пусть лучше получит образование. У меня не было возможности пойти в школу и учиться, поэтому я хочу дать моему сыну шанс, работать в поле — это не для него»

Автор: Ханна Эллис-Питерсен, репортер Guardian, специализирующийся в сфере культуры.
Оригинал: Guardian

Photograph: Graeme Robertson for the Guardian

Перевел: Даниель Янов для Newочём
Редактировал: Евгений Урываев

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Иван Иванов
    Иван Иванов

    Я могу, если че

    1. admin
      admin автор

      Ivan, Да вот мы тоже думаем, если Newочём пойдет ко дну, в jimador’ы податься.

    2. Андрей Балканський
      Андрей Балканський

      Иван, чувак, не подведи !

  2. Саша Лекомцев
    Саша Лекомцев

    Ну сократится их число, так и что? Всегда останутся те, кто будут изготавливать её вручную, ибо ценители™ найдутся.
    А автоматизация – хороший процесс.

  3. Сергей Рогоза
    Сергей Рогоза

    Данил Янов, спасибо за перевод!