Как заключенные победили в дебатах старшекурсников Гарварда

Общество

Несколько недель назад произошло нечто удивительное: команда из трех государственных заключенных Нью-Йорка померилась силами с командой из трех выпускников Гарварда в дебатах — и заключенные выиграли.

Когда история стала вирусной на Facebook и в Twitter, люди были шокированы. У многих она вызывала только один вопрос: как могли заключенные, осужденные за совершение жестоких преступлений, победить в дебатах команду Гарварда, действующих национальных чемпионов?

Но этот факт перестает казаться настолько поразительным, если принять во внимание прошлое заключенных: они уже несколько раз выигрывали в состязаниях с серьезными противниками, в частности, они обыграли команду Военной академии США в Вест-Пойнте и команду из Университета Вермонта.

Тем не менее, есть причины считать эту победу уникальной. Во-первых, заключенные отстаивали позицию, в которую они даже не верят: что американские государственные школы должны иметь возможность отказать в приеме детям незарегистрированных мигрантов. По-видимому, они также смогли привести достаточно аргументов, чтобы загнать Гарвардскую команду в тупик: «Они застали нас врасплох», — заявила в интервью Wall Street Journal Анаис Карелл, одна из студенток Гарварда. И главное, они готовились к этой дискуссии, не имея доступа к интернету, а проведение исследований порой приходилось согласовывать с тюремной администрацией, что могло затягиваться на несколько недель.

Заключенные утверждали, что государственные школы, в которые ходят дети незарегистрированных мигрантов, по большей части находятся в ужасном состоянии, поэтому если отказать им в доступе к таким заведениям, богатые школы и некоммерческие организации вмешаются и постараются дать им лучшее образование. Судьи заявили, что команда Гарварда показала себя очень хорошо, но не учла аргументы заключенных.

Так как же эти заключенные одержали победу? На самом деле, эта победа не кажется удивительной тем, кто знаком с программой, в которой они участвовали: Bard Prison Initiative (программа Бард-колледжа, которая дает возможность заключенным получить академическое образование — прим. Newочём). Именно эта успешная программа колледжа не просто помогла троим заключенным одолеть Гарвард, но также дала сотням других возможность получить образование, необходимое для интеграции в общество после освобождения. И именно на такие программы федеральные законодатели делают ставку в борьбе за снижение количества заключенных в тюрьмах США.

Bard Prison Initiative имеет огромный успех


Государственная тюрьма в Даннеморе, Нью-Йорк. Фото: Эндрю Бертон / Getty Image

Эта победа — свидетельство как личного успеха трех заключенных Восточного исправительного учреждения Нью-Йорка: Карла Снайдера, Дайхуана Татро и Карлоса Поланко, так и успеха этой программы в целом.

Созданная в 2001 году программа Бард-колледжа направлена на то, чтобы дать заключенным гуманитарное образование. К программе в колледже относятся очень и очень серьезно: ежегодный конкурс составляет около десяти заключенных на место. Они пишут эссе и проходят собеседование, и к каждому заключенному относятся так же, как и к любому другому из 2300 студентов, обучающихся в нью-йоркском колледже в Аннандейле-на-Хадсоне. Идея состоит в том, чтобы обеспечить заключенных дипломом колледжа, который откроет для них возможности трудоустройства на любую работу после выхода из тюрьмы.

«Самое главное, о чем говорит успех наших студентов, — это то, насколько лучше мы можем сделать образование США для всех людей. Наша программа успешна потому, что мы работаем на истинно человечном уровне», — утверждает основатель BPI Макс Кеннер в интервью Huffington Post

Как утверждает Wall Street Journal, программа абсолютно бесплатная: все $2,5 млн годового бюджета финансируются частными спонсорами. Эти деньги идут на образование заключенных, а также на помощь аналогичным программам в девяти других штатах, использующих ту же образовательную модель.

Уже сейчас программа дает удивительные результаты: менее чем 2% ее участников снова оказались в тюрьме в течение трех лет после освобождения, в то время как среди остальных заключенных Нью-Йорка повторному заключению подверглись 40%. Хотя неясно, чему из этого поспособствовал именно эффект программы, а что просто является систематической ошибкой отбора (статистическая ошибка, вызванная тем, что выводы относительно популяции делаются на основе нерепрезентативной выборки — прим. Newочём): поскольку процесс отбора в программу очень строгий, возможно, заключенные, которые достаточно талантливы и мотивированы, чтобы поступить на программу, по умолчанию менее склонны заниматься преступной деятельностью.

Но доказательств того, что подобные программы могут стать незаменимыми в попытках помочь заключенным вернуться в общество после освобождения, становится все больше, поэтому многие государственные деятели — в том числе губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо и президент США Барак Обама — настаивают на расширении доступа к подобным программам в ближайшие годы.

Образовательные программы уменьшают шансы повторного совершения преступления


Наиболее авторитетное исследование того, какую выгоду освобожденные заключенные могут извлечь из образования, произвела RAND Corporation в 2014 году.

Целью исследования было выяснение того, как образовательные программы — не только в колледжах, но и вообще — могут помочь США решить одну серьезную проблему: 40% заключенных, вышедших из федеральных тюрем и тюрем штатов повторно совершают преступления или нарушают условия освобождения и снова оказываются за решеткой в течение трех лет после выхода на свободу. Это плохо не только потому, что человек снова отправляется в тюрьму — это также большая проблема для налогоплательщиков: заключенных и так много, и на их обеспечение уходит много средств, а каждый новый добавляет к этой сумме еще десятки тысяч долларов.

В идеале, образование может решить эту проблему: диплом старшей школы или колледжа значительно упрощает трудоустройство бывших заключенных, поэтому вероятность того, что они будут вынуждены снова совершить преступление, чтобы свести концы с концами после выхода из тюрьмы, снижается.

Исследование RAND подтверждает эту теорию. Было установлено, что вероятность возвращения заключенных, принимавших участие в образовательных программах, обратно в тюрьму в течение трех, на 43% ниже, чем у заключенных, которые в этих программах не участвовали. И это позволяет сохранить огромное количество средств налогоплательщиков: по оценкам RAND, каждый доллар, потраченный на исправительные образовательные программы, сохраняет пять долларов, которые бы потребовались на содержание тюрем.

Но исследование осуществлялось с одной большой оговоркой: в связи с систематической ошибкой отбора изучать эффективность действительно сложно. У заключенных, которые регистрируются и участвуют в добровольных образовательных программах, скорее всего по умолчанию больше шансов достичь успеха, так как они и так прилагают усилие для улучшения своего положения после выхода из тюрьмы, записываясь на обучение. Исследование RAND использовало несколько контрольных групп, чтобы уменьшить погрешность выборки, но исключить ее полностью невозможно.

Помимо этого исследование включало старшую школу и более низкие уровни образования, поэтому результаты исследования RAND не доказывают заслуги конкретно образовательной программы колледжа.

Тем не менее, полученные данные свидетельствуют о том, что образовательные программы в целом снижают вероятность повторного тюремного заключения. А для налогоплательщиков это значит, что помогая решить проблему массовых тюремных заключений, они сохраняют свои средства.

Эти программы помогут решить проблему массовых тюремных заключений


За последние тридцать лет из-за политики «нулевой терпимости» (политика, при которой тюремное заключение является первоочередной, а зачастую и вовсе единственной возможной мерой наказания — прим. Newочём) количество заключенных в американских тюрьмах возросло до астрономических уровней: в США сейчас больше заключенных, чем в любой другой стране мира, и доля заключенных выше, чем во всех остальных странах, кроме Сейшельских островов, крошечной африканской страны, в которой тюрьмы заполнены из-за борьбы с пиратством.

За последние несколько лет федеральное правительство и правительства штатов попытались сократить количество заключенных путем проведения различных политических реформ, таких как, например, сокращение сроков тюремного заключения.

Один из способов решения проблемы массовых тюремных заключений — это создание таких условий, при которых бывшие заключенные после освобождения не будут возвращаться обратно в тюрьмы, а станут работать на благо страны. Это одна из причин того, почему администрация Барака Обамы тестирует программу, которая даст большему количеству заключенных возможность получить доступ к Pell Grants (программе, помогающей малоимущим поступать в колледж) — предположительно, она снизит шансы на повторное заключение, сократит количество заключенных в долгосрочной перспективе и спасет налогоплательщиков от необходимости обеспечивать еще больше заключенных.

Но образовательные программы являются лишь частью масштабных усилий, направленных на устранение барьеров, стоящих на пути заключенных обратно в общество и широко известных как «побочные эффекты» тюрьмы. Например, работодатели имеют законное право спрашивать о судимости при приеме на работу, а также могут отказать в приеме из-за ранее совершенного кандидатом преступления — даже такого мелкого, как хранение марихуаны. Но все это значительно осложняет интеграцию бывших заключенных в общество: если они не могут получить работу, то будут с большей вероятностью совершать преступления, чтобы выжить. Поэтому реформаторы разработали программу Ban the Box, целью которой является запретить работодателям спрашивать о судимости при приеме на работу — хотя они все еще будут иметь возможность проверить это позже.

«Побочные эффекты» проявляются и в других сферах жизни: например, осужденные часто не могут претендовать на государственное жилье или Pell Grants. Во многих штатах они не имеют права голосовать. Они не могут получить социальные льготы. Такая ситуация лишь усложняет трудоустройство бывших заключенных или по крайней мере способствует сохранению общественного неприятия — и это ведет к тому, что бывшие заключенные вновь и вновь вынуждены совершать преступления.

Устранение этих последствий и обеспечение заключенных образованием — особенно тем, что финансируется за счет средств налогоплательщиков, — конечно, вызывает некоторые споры. Многие искренне верят, что заключенные, особенно осужденные за насилие, должны всю жизнь расплачиваться за свои проступки.

Но это крайне недальновидно. Большинство заключенных в какой-то момент так или иначе выйдут на свободу. И если они сталкиваются с непреодолимыми барьерами, вероятность того, что они совершат преступление повторно, только растет. И это не только будет стоить налогоплательщикам еще больших денег, которые они заплатят за их содержание в тюрьме, но и противоречит основной задаче тюрем — останавливать и сдерживать преступность.

Таковы основные вопросы, которые призваны решить программы, подобные Bard Prison Initiative. И речь не только о победе над Гарвардской командой в дебатах или о том, чтобы дать заключенным штата Нью-Йорк лучшее образование — речь о том, чтобы донести до заключенных и всего общества идею: бывшие заключенные могут свободно вернуться в общество, если у них будет такая возможность.

German lopezАвтор: Герман Лопес.
Оригинал: Vox.

Перевела: Полина Пилюгина.
Редактировали: Варвара Болховитинова, Роман Вшивцев, Артём Слободчиков.

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Анатолий Гапеенко
    Анатолий Гапеенко

    А теперь можно снять комедию про паренька из бедной неблагополучной семьи, который специально попадает в тюрьму, чтобы получить заветный диплом и путевку в жизнь

    1. Иван Зорин
      Иван Зорин

      Или драму

    2. Raison D'être
      Raison D'être

      Та же мысль была когда читал

  2. Роман Ушаков
    Роман Ушаков

    Про два стула не понял.
    При чём тут пики и хуи?

    1. Александр Сацевич
      Александр Сацевич

      Roman, ну загадка типа тюремная.

  3. Сергей Корнеев
    Сергей Корнеев

    Отличный текст! Спасибо большое, было очень интересно прочесть, до того сталкивался с примером подобной программы для малолетних преступников, описанной в книге про психопатию. Результаты также оказались впечатляющими, по рецедивам. Отлично, что к важной проблеме ищут конструктивный подход.

  4. Вадим Владимирович
    Вадим Владимирович

    “усилие для улучшения своего положениЕ после выхода из тюрьмы”
    ????

    1. admin
      admin автор

      Vadim, бывает, поправили.

  5. Руслан Павлиогло
    Руслан Павлиогло

    Отличная статья. Жаль, что все как обычно сводится – нужно что-то сделать, чтобы меньше тратить денег.

  6. Виталий Демочка
    Виталий Демочка

    Возьму и срежу) в гарварде такому не научат

  7. Андрей Ожегов
    Андрей Ожегов

    На самом деле эта статья скорее о проблемах США в пенитенциарной сфере и об одной попытке проблемы уменьшить.

  8. Дмитрий Белявский
    Дмитрий Белявский

    Ребята, Анаис Карелл – девушка. Раз: https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Анаис
    И два: http://www.hcs.harvard.edu/huea/about.html смотрите в разделе Events Committee

    1. admin
      admin автор

      Дмитрий, исправили, спасибо.

  9. Маргарита Пахотина
    Маргарита Пахотина

    люблю я вас читать. Просто спасибо)