Как мы стали самой пьющей нацией за столетие

Общество

Мое первое знакомство с алкоголем случилось в 1980 году. Это было на следующее утро после одной из вечеринок моих родителей. Мы, с моей девятилетней сестрой были дома одни, пошли в зал, где было много полупустых бутылок. Я помню, как мы методично перебирали бутылку одну за одной, встряхивали, смотрели, есть ли что внутри и выпивали. Я до сих пор помню терпкий вкус того пива (5% оборота).

В другой раз мы украдкой попробовали глоток Реми Мартин (коньяк с 40% оборотом). Он хранился в стеклянной бутылке в буфете. Папа наливал себе немного этой жидкости в стакан, бросал туда кубики льда и шел к своему кабинету, чтобы сделать пару звонков. В особых случаях, на семейные дни рождения, Рождество, мы могли выпить чего-нибудь законно. Как правило, это было не больше, чем полстакана Асти (игристое вино, 7,5% оборота).

В подростковом возрасте я начала уже пить. Это было легко – мест, где подросткам продавали пиво было достаточно, хоть официально это и запрещено. Большая часть пабов требовала документы, но мы ходили в те, в которых было все не так строго. Мой парень, который был старше меня, покупал мне «лучников» (шнапс с 21%) и лимонад в пабе напротив супермаркета, где я работала. Поездки на музыкальные фестивали и праздники были всегда связаны с выпивкой, которая была ароматизирована и имела странный яркий цвет, была крепче чем любые другие сорта пива.

Тем не менее, до университета я не была так хорошо знакома с выпивкой, как во время учебы в нем. Потребление дешевого алкоголя в комнате общежития, из пластиковых стаканов и кружек, который был как грунтовка – перед употреблением куда более тяжелого дешевого вина и водки.

Я обнаружила, что выпивка облегчает человеку жизнь. Алкоголь снизил мою тревожность, но она появлялась снова вместе с головной болью и тошнотой на следующее утро.

Тем не менее, всегда было выпито столько, что последний стакан был лишним. На одной вечеринке я выпила столько, что меня стошнило через нос. На следующее утро мне было плохо, а на лице оказалось несколько ушибов и гематом, о которых я ничего не помнила. И даже начало серьезных отношений ничего особо не изменило. Я начала встречаться с моим будущим мужем в 2003 году. Мы ходили в паб около нашего дома и напивались.

Все это тогда не казалось какой-то особой проблемой. Я не считала, что у меня есть проблемы с алкоголем, и так не считал кто-то из моих друзей. Мы напивались, потом страдали от последствий этого. Делали то же самое, что и другие люди нашего возраста тогда.

Но, спустя 20 лет я понимаю, что те отношения с алкоголем были ненормальными. Я посмотрела даже статистику того времени и оказалось, что в 2004 году британцы выпили за год намного больше, чем в прошлые года. И это было поколение, которое родилось в 1980 годах. Ни одно другое поколение столько алкоголя не употребляло. Почему именно мы такими стали?A photograph of a glass of beer foaming and tilting

Было проведено исследование на эту тему. В нем говорится, сколько литров алкоголя в год употребляет житель Британии. В 1950 году британцы выпили по 3,9 литра чистого алкоголя. В 1960 годах цифра начала расти, и такая тенденция наблюдалась до конца 1970 годов. Динамика идет на спад в 1980 годах, но это оказалось только временным – в конец 1990 года потребление спиртного опять растет. Например, мы в 2004 году выпили по 9,5 литров чистого алкоголя – это эквивалент 100 бутылкам вина.

Начало этой проблемы лежит еще в 1930-ых годах, когда большая часть людей свое свободное время проводила в пабах. Исследования, которые были проведены на эту тему, изложили в книге Паб и люди. Часть паба, где собирались рабочие, были известна как хранилище: «Вдоль основания барной стойки, верхняя часть которой было знатно изношена, дальше проходил целый ряд мусора: окурки, использованные сигаретные пачки и спички. Авторы книги перечисляют также и то, что происходило в других пабах: разговоры, мышления, игры, ставки, пение, покупка и продажа товаров.

И, конечно, выпивка. В послевоенной Британии большая часть выпивки была только в пабах. Там пили в основном мужчины. В основном это было пиво. Большинство из них просто пили, они не наслаждались напитком. Позже Джозеф Гролл сделал сварил первую партию светлого, золотого пива, которое быстро распространилось по всей Европе. За этим пивовары из Германии начали варить свое пиво, которое тоже быстро разошлось по миру благодаря железной дороге.A photograph of a glass of beer falling down

Хорошее пиво быстро стало популярным, но британские пьющие люди пристрастились не к нему, а к домашнему вареву элю. Этот напиток был слабее, в нем содержалось на 5% меньше алкоголя чем в пиве Гролла. В мягком типе пива, так называли элем, было не больше 3% алкоголя. Его пили целыми пинтами простые рабочие после смен.

Такой вид пива также был выгоден в плане налогов – процент налоговой базы напрямую зависел от крепости напитка. Чем крепче пиво – тем выше налог.

Интенсивно начала развиваться индустрия пива во время войны. Поколение, которое достигло совершеннолетия в 1960-ых годах наконец-то оценило прелесть пива, сваренного Гроллом, которое называлось «Лагерь». После многих лет неудачного маркетинга он наконец-то нашел свою аудиторию и стал очень популярным. Тогда же стало популярным пиво Heineken, которое в своих рекламах обещало потребителю необычайную свежесть и мягкий вкус. А так как лето 1975 года было особенно жарким, продажи Heineken буквально взлетели вверх.

Рекламная кампания пива окупалась. В период с 1971 по 1985 год годовые продажи эля упали на 10 миллионов баррелей, а продажи пива в этот же период выросли на 12 миллионов баррелей. Напиток прочно укоренился в идентичности британцев: пинта пива была обязательным сопровождением к просмотру футбола. И это помогло алкогольной промышленности осознать, что она, в некоторой степени, может изменить традиции питья. Что она до сих пор и делает.

Примерно в то же время, как любители пива подтягивают к себе поближе пинты любимого напитка, другие британские любители выпить развивают вкус уже к другому иностранному напитку – вину. В 1960 году на вино приходится меньше 1/10 потребления алкоголя. Но, через несколько лет, британское правительство сделало более лояльные условия для продажи вина в супермаркетах, что привело к увеличению пьющих людей в 1980 году в 4 раза. А в период с 19980 по 2000 год их стало еще в два раза больше. В опросе, который был проведен среди 4000 взрослых людей, 60% ответили, что они предпочитают вино.

Эти новые сорта алкоголя могли подтолкнуть людей к тому, чтобы пить больше. Но, вино дало возможность людям пить дома, и не зависать в прокуренных пабах.

Этот новый напиток подтолкнул нас не к пику выпивки, а наоборот – приучил к культуре употребления спиртных напитков. К тому же, продажа вина в супермаркетах строго контролировалась – нужно было получать на это лицензию.A photograph of a glass of beer toppling over

Появление вина было положительным и для женщин в то время. Поскольку им было запрещено стоять у бара в пабе, пить пиво со всеми в гостиной, где спокойно могли размещаться мужчины, появление вина в корне изменило дело. Существовало также негласное правило: женщинам можно было пить только херес, или не больше половины пинты пива. Выпить целую пинту считалось чем-то неприличным. Такое странное правило имело не менее странное объяснение: считалось, что, если женщина будет пить столько же, сколько и мужчина, то она станет более мужественной. Я помню, как это происходило еще во времена моего студенчества: бармен в пабе налил полную пинту пива моему другу и не спрашивая, для меня налил половину пинты.

Сегодня тот факт, что женщина может пойти в паб и заказать все, что ей хочется, мы воспринимаем как что-то само собой разумеющееся. Это в значительной части является результатом глубоких изменений в финансовом и социальном положении женщины в обществе. И это же причина того, почему мое поколение выпило столь много.

Потребления алкоголя женщинами почти удвоилось за 2 последних десятилетия.

1980-ые годы были необычными для индустрии алкогольных напитков. После почти 30 лет непрерывного роста, в период между 1980-1995 годами страну охватил высокий уровень безработицы, и алкогольная индустрия даже не думала нажимать на паузу. Наоборот – от скуки люди пьют больше, значит и предложить им нужно больше.A photograph of a glass of beer shattered on the ground

Молодежь уже не хотела зависать в пабах, ей было интересно получать более новые ощущения. Поэтому, индустрия спиртных напитков быстро на это перестроилась и начала выпускать куда более крепкие напитки: бутилированное пиво, сидр. Немного позже на рынке появились алкогольные напитки с содержанием стимуляторов: кофеин, гуарана.

Кроме изменений в ассортименте алкоголя, также взялись за преобразование мест, где его чаще всего распивали. Пабы ассоциировались с местом, где грязно, некомфортно и собиралась сомнительная публика. Чтобы привлечь клиентскую базу, начали делать капитальный ремонт, который разительно отличался от того, что было раньше. Для новы пабов использовали заброшенные театры, банки и даже фабрики.

Маркетинговая практика в пабах и барах, такая как счастливые часы, скидки, программы лояльности для постоянных клиентов, побудила народ пить еще больше. Все это и привело к уже известным нам плачевным последствиям.

Для меня важно знать, что выпивка – это личный выбор каждого, а не необходимость. Я хочу контролировать то, что делаю. Тем не менее, если на какой-то вечеринке я отказываюсь пить, мне приходится доказывать окружающим, что я не больна и не беременна. Алкоголь стал какой-то смазкой движения наших дней. Это было не страшно, если бы понимали, что такое культура питья и придерживались ее.

Автор статьи: Chrissie Giles
Оригинал статьи: Mosaic

Переводила: Юлия Гуркина
Редактировала: Юлия Гуркина

Оцените статью
Добавить комментарий