Эмпатии конец

Общество

В конце ноября прошлого года Аммон Банди, который был во главе протестов фермеров в штате Орегона, выступил с необычным заявлением. Он написал пост на своей странице в Фейсбук, в котором назвал слишком резкими высказывания Президента США Трампа в адрес каравана мигрантов на границе с Мексикой.

«Может же быть такое, что они вовсе не преступники? Что, если кто-то из них приехал сюда вынужденно?», написал Банди.

Банди не утверждал, что он всецело согласен с мнением Президента. Он только попросил сторонников поставить себя на место тех, кто сейчас вынужденно находится не у себя дома. Банди призывал всех жить в мире, основанный на принципе эмпатии. Такие же призывы можно услышат во время пасхальной службы в церкви или в зоне боевых действий.

Но, на такое обращение был шквал ярости, а через несколько дней Банди даже удалил свою страницу из социальной сети.

Раньше пост Банди нашел бы не один десяток сострадающих откликов. Но, но не учел, что случился ключевой перелом в американской культуре, за которым с опасением наблюдали социологи в течение последнего десятилетия. Американцы перестали ценить эмпатию и, в частности, это случилось из-за чрезмерной нравоучительности.

Мое детство – это период 1970 года, когда об важности эмпатии твердили на каждом углу. Этот термин появился в 1908 году. А после Второй мировой войны социологи и психологи всего мира почему-то принялись настойчиво проталкивать его в культуры всех народов. В то время человечество стояло перед выбором: перебить друг друга ядерным оружием или научится понимать и прощать, думать о своем ближнем.

В начальной школе, которая не отличалась какими-то передовыми мировоззрениями, мы писали письма выдуманным русским друзьям, чтобы научится прощать и открывать свое сердце даже врагу.

И это касалось не только врагов. Борцы за гражданские права тоже были в теме. Социолог и активист Кеннет Кларк в шутку предлагал политикам выдавать эмпатию в таблетках, чтобы те научились принимать решения для народа, а не себя.

Но, больше десяти лет назад люди, в особенности молодежь, начала сомневаться в том, что эта эмпатия так уж важна для всех нас. Одной из первых такое предположение выдвинула Сара Конрат, доцент из университета Индианы.

С конца 1960-ых годов ученые начали изучать, как проявляется эмпатия у молодых людей, насколько она выражена. Они наблюдали за их реакцией на утверждения вроде «меня не волнуют чужие проблемы» и «перед тем, как кого-то в чем-то обвинить, я попробую встать на его место».

Конрат собрала результаты исследований за последние десять лет и выявила одну закономерность. Примерно с 2000 года уровень эмпатии у людей стал падать. Все больше опрошенных молодых людей отвечали, что чужие проблемы их не касаются и они не обязаны кого-то понимать и становится на его место. Конрат также установила, что к 2009 году молодые люди стали на 40% менее сочувственно относится к окружающим людям.

Несколько странно видеть то, что эмпатия, которая является вполне человечным чувством, стала так мало проявляться среди людей, в особенности среди молодого поколения.

Студенты, которые принимали участие в исследовании, вовсе засомневались в том, что то, чему их учили в школе, действительно и так и этому нужно следовать во взрослой жизни. Но, на самом деле отказ в сопереживании имеет свою ценность – это показатель того, что человек может выражать свою позицию и отстаивать только свои интересы.

Жена белого националиста Ричарда Спенсера в интервью изданию BuzzFeed рассказала о том, что муж ее жестокого избивал. В ответ на это посыпались комментарии: «Почему нам надо сопереживать женщине, которая вышла замуж за расиста? Всем сочувствовать никакого сочувствия не хватит». То есть большинство считало, что в своих бедах женщина виновата сама, нечего было выходить замуж за жестокого человека.

Из этого можно сделать следующие выводы: новые принципы эмпатии заключаются в том, чтобы держать сочувствие к другим людям при себе. И оно должно быть не для врагов, а для тех, кто в нем больше всего нуждается, и кто находится на твоей стороне. Выражать сочувствие чужим вообще не допустимо.

Последние два десятка лет неврологи и психологи начали изучать, как на самом деле работает эмпатия. Что во время этого чувства происходит у человека в сердце, в головном мозге.

Ученые выяснили, что самым мощным триггером эмпатии является наблюдение за двумя сторонами конфликтной ситуации. Такое объяснение выдвинул Фриц Брейтот, профессор в университете Индианы, исследователь эмпатии.

«Как только человек выбирает сторону, он тут же принимает и соответствующую точку зрения. Это может в конечном итоге привести или к сильной эмпатии или к не менее сильной неприязни».

Подтверждение этого мы можем видеть почти каждый день в новостях. Например, вот недавний случай: слушания по делу кандидата на пост Верховного судьи Бретта Кавано, который был обвинен в сексуальных домогательствах; потом поиски денег на строительство стены на границе с Мексикой; еще было поведение режиссера Спайка Ли на церемонии Оскара. И так до каждого третьего поста в социальной сети.

Ученые, которые изучают эмпатию, отметили, что задача, которую поставили перед современным поколением, сложна. Очень тяжело сопереживать человеку, который вообще на тебя не похож, а тем более, если он не нравится.

Брейтот написал книгу, которую назвал «Темные стороны эмпатии». Такое название у труда потому, что иногда это чувство вовсе не похоже на то, которому нас всех учили в школе.

Если алгоритм, по которому сочувствие у нас проявляется следующим образом: в головном мозгу активизируется болевой центр, когда мы видим страдания других людей.

Избирательная эмпатия распространяется как вирус, и тем самым укореняет разногласия между людьми. Если мы этому поддадимся, что можно будет забыть о гражданском общества, считает профессор Брейтот. В итоге это даже обострит социальные и культурные разногласия между людьми.

Эмпатию вообще нельзя считать чем-то безопасным, потому что пока не до конца установлено как она работает. Но и отказаться полностью от этого чувства тоже нельзя, потому как на 90% она определяет нашу жизнь.

Автор статьи: Hanna Rosin
Оригинал статьи: NPR

Переводила: Юлия Гуркина
Редактировала: Юлия Гуркина

Оцените статью
Добавить комментарий