Иммигранты выходят из тени

Новости

В четверг вечером почти все жители южной Калифории собрались вокруг любых передающих изображение устройств, от маленьких телевизоров, до экранов на лужайках, чтобы узнать о том, что президент Обама освободил от депортации 5 миллионов иммигрантов.

“Наконец-то,” радуется Марта Альварадо, 27-и летняя студентка, готовящаяся стать инженером. “Давно пора.”

Она со слезами на глазах смотрела выступление неподалеку от федеральной тюрьмы в пригороде Лос Анджелеса, где собралась толпа. Поправки в законодательстве позволяют Альварадо, приехавшей в США когда ей было 17 лет, найти работу и начать карьеру.

Как и она, многие вздохнули с облегчением, ведь теперь им не надо прятаться. А другие требуют еще больших изменений и называют план Обамы “ограниченным”.

“Мы будем бороться за то, чтобы они включили еще больше людей,” заявил Пабло Альварадо, директор National Day Laborer Organizing Network. “И мы защитим тех, о ком в этом законе забыли.”

Согласно новой правительственной программе, родители граждан США, либо тех, кто прожил в стране достаточно длительное время, получат разрешение на работу и трехлетний иммунитет от депортации. Только сначала им надо будет подтвердить то, что они жили в стране по меньшей мере пять лет.
Президент также предусмотрел возможность расширения программы, что подразумевает отказ от депортации людей, прибывших в Америку в детском возрасте до июня 2007 года.
“Все эти люди — наши соседи, одноклассники, наши друзья — приехали сюда не за легкой жизнью,” провозгласил Обама. “Они приехали работать, учиться, служить в армии и, что самое главное, помогать Америке добиться успеха.”

Цитлали Гомез была среди тех, чьи страхи растворялись в воздухе пока Обама говорил.
34-х летняя женщина приехала в США 12 лет назад и завела семью. По ее словам, жить в Америке лучше, хотя она и боится водить и заходить в правительственные учреждения. Ее двоюродного брата депортировали.
Но речь Обамы дала ей надежду и повод “для небольшого праздника. “Скоро мы выйдем из темноты”, говорит она. “Мы перестанем постоянно бояться”.

Хотя, кое-кому, вроде 81 летнего Роба Дэвиса из северной Калифорнии, речь президента смотреть было тяжело. Внука Дэвиса, работавшего помощником шерифа, месяц назад убил человек, которого много раз выдворяли из страны.

“Я уважаю латиноамериканцев,” говорит Дэвис. “Они работают как проклятые, но все должно быть легально.  А то они пускают в страну 5 миллионов человек, это только увеличит беззаконие.”

Из-за Обамы американцы лишатся рабочих мест, говорит Джо Газзарди, медиа-директор организации Californians for Population Stabilization, которая ратует за ужесточение иммиграционного законодательства.

“Зачем поощрять их нашими паспортами и разрешениями на работу, если из-за этого оригинальное население либо потеряет работу, либо будет вынуждено очень постараться чтобы ее удержать?” – заявил он.

В ночь, когда многие гадали, чего стоит ждать от выступления президента, участники самого большого митинга думали совсем о другом. Сотни людей собрались у мексиканского консульства в Уэстлейке на демонстрацию после того, как в Сентябре в Мехико пропали 43 студента. На данный момент все они считаются погибшими. Там, на площади, среди криков и протестов никто особенно беспокоился о том, что скажет Обама.
В Кореятауне у Корейского Ресурсного Центра собралось с дюжину человек, желающих послушать речь президента. Ведь, хотя все говорят в основном о латиноамериканцах, реформа затронет и выходцев из Азии.

С.Дж. Ли, продавец из Буэна Парк, конечно обрадовался, что ему сделаны поблажки, однако они не распространяются а его жену, приехавшую в страну по студенческой визе.
Тринадцать лет назад, Ли, которому теперь 30, приехал вместе с родителями из Южной Кореи по туристической визе. И остался. У него двое детей, но, постоянно живя в страхе, у него никак не получалось “построить настоящую семью.”
“Надеюсь, многие из нас скоро испытают то же облегчение, что и я,” говорит Ли.
В Санта Анне, Диана Цид обрадовалась тому, что потенциально заложено в реформе Обамы. Она составила список родных, живущих в стране нелегально: ее сводный брат из Гондураса работает маляром в Риверсайде; две кузины учатся в старшей школе Сан Бернардино; третья еле сводит концы с концами.
“Мы всегда боимся за наших близких, которые и сами постоянно думают “А что, если это за мной?””, признается Цид в разговоре о страхе депортации.

В Пасадене, 32-х летняя Лидия Роза услышала о произошедшем от сестры. Она приехала из Гондураса в 2005, и с тех пор отчаянно искала работу: без номера социального страхования это сделать очень сложно.

Она так обрадовалась, что пустилась в танец с криком “Мы подходим, мы подходим.”

Позже Роза пришла к собранию у стен тюрьмы, чтобы встретиться с такими же, как она. Активисты наняли для них группу и устроили людям праздник.

“Мы отчаянно в этом нуждались,” говорит Эрик Хуэрта, родителям, дядям и тетям которого очень помогут эти перемены. “Но еще очень многое нужно исправить.”

Оцените статью
Добавить комментарий