Мозг — не компьютер

Наука

Как бы они ни старались, нейрофизиологи и когнитивные психологи никогда не найдут в мозгу копию пятой симфонии Бетховена или копии слов, изображений, грамматических правил или любых других внешних раздражителей. Человеческий мозг, конечно, пуст не в буквальном смысле. Но он не содержит большинство вещей, которые, по мнению людей, должен — в нем нет даже таких простых объектов, как «воспоминания».

Наше ложное представление о мозге имеет глубокие исторические корни, но изобретение компьютера в сороковых годах прошлого века особенно запутало нас. Вот уже больше полувека психологи, лингвисты, нейрофизиологи и другие исследователи человеческого поведения заявляют: человеческий мозг работает подобно компьютеру.

Чтобы понять всю поверхностность этой идеи, давайте представим, что мозг — это младенец. Благодаря эволюции новорожденные люди, как и новорожденные любого другого вида млекопитающих, входят в этот мир готовыми к эффективному с ним взаимодействию. Зрение ребенка расплывчато, но он уделяет особое внимание лицам и быстро может распознать лицо матери среди других. Он предпочитает звук голоса другим звукам, он может отличить один базовый речевой звук от другого. Мы, без сомнения, построены с оглядкой на социальное взаимодействие.

Здоровый новорожденный обладает более чем десятком рефлексов — готовых реакций на определенные раздражители; они нужны для выживания. Ребенок поворачивает голову в направлении того, что щекочет ему щеку, и сосет все, что попадает в рот. Он задерживает дыхание, когда погружается в воду. Он хватает вещи, которые попадают ему в руки, так сильно, что почти повисает на них. Возможно, самое важное заключается в том, что младенцы появляются в этом мире с весьма мощными механизмами обучения, которые позволяют им стремительно изменяться так, чтобы они могли взаимодействовать с миром с возрастающей эффективностью, даже если этот мир и не похож на тот, с которым сталкивались их дальние предки.

Чувства, рефлексы и механизмы обучения — все то, с чем мы начинаем, и по правде говоря, этих вещей довольно много, если задуматься. Если бы у нас не было одной из этих возможностей с рождения, нам было бы значительно труднее выжить.

Но есть и то, с чем мы не родились: информация, данные, правила, программное обеспечение, знания, лексикон, представления, алгоритмы, программы, модели, воспоминания, образы, обработка, подпрограммы, кодеры и декодеры, символы и буферы — дизайнерские элементы, которые позволяют цифровым компьютерам вести себя таким образом, который несколько напоминает разумный. Мы не просто не рождаемся с этим — мы это в себе не развиваем. Никогда.

Мы не храним слова или правила, сообщающие нам, как их использовать. Мы не создаем визуальные проекции раздражителей, не храним их в буфере кратковременной памяти, а после этого не передаем их в хранилище памяти долговременной. Мы не извлекаем информацию или образы и слова из реестров памяти. Этим занимаются компьютеры, но не организмы.

Компьютеры в буквальном смысле слова обрабатывают информацию ― числа, буквы, слова, формулы, изображения. Информация изначально должна быть закодирована в формат, которым могут пользоваться компьютеры, а значит, она должна быть представлена в виде единиц и нулей («битов»), которые собраны в маленькие блоки («байты»). На моем компьютере, где каждый байт содержит 8 бит, некоторые из них обозначают букву «К», другие ― «О», третьи ― «Т». Таким образом все эти байты образуют слово «КОТ». Одно единственное изображение – скажем, фотография моего кота Генри на рабочем столе ― представлена особенным рисунком миллиона таких байтов («один мегабайт»), определенных специальными символами, которые сообщают компьютеру, что это фотография, а не слово.

Компьютеры в буквальном смысле перемещают эти рисунки с места на место в различных отсеках физического хранилища, выделенных внутри электронных компонентов. Иногда они копируют рисунки, а иногда изменяют их самыми разнообразными способами ― скажем, когда мы исправляем ошибку в документе или ретушируем фотографию. Правила, которым следует компьютер для перемещения, копирования или оперирования этими слоями данных также хранятся внутри компьютера. Собранные воедино наборы правил называются «программами» или «алгоритмами». Группа алгоритмов, которые работают совместно для помощи нам в чем-то (например, при покупке акций или поиске данных онлайн) называется «приложением».

Прошу меня простить за это введение в мир компьютеров, но мне нужно, чтобы вам было все предельно ясно: компьютеры в действительности работают над той стороной нашего мира, которая состоит из символов. Они действительно хранят и извлекают. Они действительно обрабатывают. У них действительно есть физические воспоминания. Они действительно управляются алгоритмами во всем, что делают, без каких-либо исключений.

С другой стороны, люди так не делают — никогда не делали и делать не будут. Учитывая это, хочется спросить: почему же так много ученых рассуждают о нашем психическом здоровье так, будто бы мы и есть компьютеры?

В своей книге «In Our Own Image» (2015) эксперт в области искусственного интеллекта Джордж Заркадакис описывает шесть различных метафор, которые люди использовали в течение двух последних тысячелетий, пытаясь описать человеческий интеллект.

В самой первой, библейской, люди были созданы из глины и грязи, которую затем разумный Бог наделил своей душой, «объясняя» наш интеллект — по крайней мере, грамматически.

Изобретение гидравлической техники в 3 веке до н.э. привело к популяризации гидравлических моделей человеческого интеллекта, идеи о том, что различные жидкости нашего тела — т.н. «телесные жидкости» — имеют отношение как к физическому, так и к психическому функционированию. Метафора сохранялась более 16-ти столетий и все это время применялась в медицинской практике.

К 16-му веку были разработаны автоматические механизмы, приводимые в движение пружинами и шестеренками; они наконец вдохновили ведущих мыслителей того времени, таких как Рене Декарт, на гипотезу о том, что люди представляют собой сложные машины. В 17-м веке британский философ Томас Гоббс предположил, что мышление возникло из-за механических колебаний в мозге. К началу 18-го века открытия в области электричества и химии привели к новым теориям человеческого интеллекта — и они опять же, имели метафорический характер. В середине того же столетия немецкий физик Герман фон Гельмгольц, вдохновленный достижениями в области связи, сравнил мозг с телеграфом.

Каждая метафора отражала самые передовые идеи эпохи, которая ее породила. Как и следовало того ожидать, почти на заре компьютерных технологий, в 40-х годах прошлого века, мозг по принципу работы был сравнен с компьютером, при этом роль хранилища была отдана самому мозгу, а роль программного обеспечения — нашим мыслям. Знаковым событием, с которого началось то, что сейчас называется «когнитивистикой», стала публикация книги психолога Джорджа Миллера «Язык и общение» (1951). Миллер предположил, что ментальный мир можно изучать с помощью концепций информационной, вычислительной и лингвистической теорий.

Такой образ мыслей получил свое окончательное выражение в небольшой книге «Компьютер и мозг» (1958), в которой математик Джон фон Нейман категорично заявил: функция нервной системы человека является «в первую очередьцифровой». Хотя он признал, что тогда в самом деле было очень мало известно о той роли, которую мозг играет в мышлении и памяти, он проводил параллели за параллелями между компонентами ЭВМ того времени и компонентами человеческого мозга.

Движимая последующими достижениями в области компьютерных технологий и исследований мозга, а также амбициозным междисциплинарным стремлением познать природу постепенно развивающегося человеческого интеллекта, в умах людей прочно засела идея о том, что люди, подобно компьютерам, являются информационными процессорами. Сегодня это направление включает в себя тысячи исследований, потребляет миллиарды долларов финансирования, оно породило обширный пласт литературы, состоящий как из технических, так и из иных статей и книг. Книга Рэя Курцвейла «Как создать разум» (2013) иллюстрирует эту точку зрения, спекулируя на «алгоритмах» мозга, на том, как мозг «обрабатывает данные», и даже на внешнем его сходстве с интегральными схемами и их структурами.

Метафора человеческого мозга, построенная на обработке информации (здесь и далее IP-метафора, от Information Processing — прим. Newoчём), в наши дни доминирует в умах людей, как среди обывателей, так и в среде ученых. По факту не существует дискурса по поводу разумного человеческого поведения, который бы проходил без применения этой метафоры, равно как и то, что подобные дискурсы не могли возникать в определенные эпохи и внутри определенной культуры без отсылок к духам и божествам. Справедливость метафоры об обработке информации в современном мире, как правило, подтверждается без каких-либо проблем.

Однако IP-метафора — только одна из многих, это лишь история, которую мы рассказываем, чтобы придать смысл чему-то, чего мы сами не понимаем. И, как и все предшествующие метафоры, эта, безусловно, в какой-то момент будет отброшена — заменена или очередной метафорой, или истинным знанием.

Чуть больше года назад при посещении одного из самых престижных исследовательских институтов я бросил вызов ученым: объяснить разумное человеческое поведение без отсылок к любому из аспектов IP-метафоры об обработке информации. Они этого сделать не смогли, а когда я снова вежливо поднял вопрос об этом в последующей электронной переписке, спустя месяцы они так ничего и не смогли предложить. Они понимали, в чем проблема, не открестились от задачи. Но они не могли предложить альтернативу. Другими словами, IP-метафора «прилипла» к нам. Она обременяет наше мышление словами и идеями, настолько серьезными, что у нас возникают проблемы при попытке их понять.

Ложная логика IP-метафоры достаточно проста в формулировке. Она основывается на ложном аргументе с двумя разумными предположениями и единственным ложным выводом. Разумное предположение № 1: все компьютеры способны вести себя разумно. Разумное предположение № 2: все компьютеры есть информационные процессоры. Ложный вывод: все объекты, способные на разумную деятельность, являются информационными процессорами.

Если отбросить формальную терминологию, идея того, что люди являются информационными процессорами лишь потому, что компьютеры являются таковыми, звучит глупо, а когда однажды IP-метафора в конце концов изживет себя, когда от нее окончательно откажутся, она почти наверняка будет рассматриваться историками именно так, как мы сейчас смотрим на высказывания о гидравлической или механической природе человека.

Если эта метафора так глупа, почему она все еще правит нашими умами? Что удерживает нас от того, чтобы отбросить ее в сторону как ненужную, так же, как мы отбрасываем ветку, которая преграждает нам путь? Существует ли способ понять человеческий интеллект, не опираясь на выдуманные костыли? И какой ценой нам обойдется столь долгое использование этой опоры? Данная метафора, в конце концов, вдохновила писателей и мыслителей на огромное количество исследований в самых разных областях науки на протяжении десятилетий. Какой ценой?

В аудитории на занятии, которое я проводил за эти годы уже множество раз, я начинаю с выбора добровольца, которому говорю нарисовать купюру в один доллар на доске. «Побольше деталей», — говорю я. Когда он заканчивает, я закрываю рисунок листом бумаги, достаю купюру из кошелька, приклеиваю ее к доске и прошу студента повторить задание. Когда он или она заканчивает, я убираю лист бумаги с первого рисунка и тогда класс комментирует различия.

Возможно, вы никогда не видели подобной демонстрации, или, быть может, у вас могут возникнуть проблемы с тем, чтобы представить результат, поэтому я попросил Джинни Хён, одну из интернов в институте, где я провожу свои исследования, сделать два рисунка. Вот рисунок «по памяти» (обратите внимание на метафору):


А вот рисунок, который она сделала с использованием банкноты:


Джинни была так же удивлена исходом дела, как, возможно, удивлены и вы, но в этом нет ничего необычного. Как вы видите, рисунок, выполненный без опоры на купюру, ужасен в сравнении с тем, что был срисован с образца, несмотря на то, что Джинни видела долларовую купюру тысячи раз.

Так в чем дело? Разве у нас нет «загруженного» в мозговой «регистр памяти» «представления» о том, как выглядит долларовая банкнота? Неужели мы не можем просто-напросто «извлечь» его оттуда и использовать при создании нашего рисунка?

Конечно, нет, и даже тысячи лет исследования в области неврологии не помогут обнаружить представление о виде долларовой банкноты, сохраненное в человеческом мозге, просто потому, что его там нет.

Значительный объем исследований мозга показывает, что в действительности многочисленные и иногда обширные участки мозга зачастую вовлечены в, казалось бы, самые банальные задачи по запоминанию информации. Когда человек испытывает сильные эмоции, в мозгу могут активизироваться миллионы нейронов. В 2016 году нейрофизиолог из Университета Торонто Брайан Левин с коллегами провел исследование, в котором приняли участие люди, выжившие в авиакатастрофе, позволившее прийти к выводу, что события аварии способствовали росту нейронной активности в «мозжечковой миндалине, медиальной височной доле, передней и задней срединной линии, а также в зрительной коре пассажиров».

Выдвинутая рядом ученых идея о том, что специфические воспоминания каким-то образом сохраняются в отдельных нейронах, абсурдна; если уж на то пошло, это предположение лишь возводит вопрос памяти на еще более сложный уровень: как и где, в конечном счете, память записана в клетку?

Итак, что происходит, когда Джинни рисует долларовую банкноту, не пользуясь образцом? Если Джинни никогда прежде не видела купюру, ее первый рисунок, вероятно, ни в коей мере не будет похож на второй. Тот факт, что она видела долларовые банкноты прежде, каким-то образом изменил ее. Собственно, ее мозг был изменен так, что она смогла наглядно представить себе банкноту — что, в сущности, эквивалентно — по крайней мере, отчасти — тому, чтобы заново переживать ощущение зрительного контакта с купюрой.

Различие между двумя набросками напоминает нам, что визуализация чего-либо (что представляет собой процесс воссоздания зрительного контакта с тем, что больше не находится у нас перед глазами) намного менее точна, чем если бы мы по-настоящему видели что-либо. Именно поэтому нам намного лучше удается узнавать, нежели вспоминать. Когда мы ре-продуцируем что-то в памяти (От латинского re — «снова», и produce — «создавать»), мы должны попробовать снова пережить столкновение с предметом или явлением; однако когда мы узнаем что-то, мы всего лишь должны отдавать себе отчет в том, что ранее у нас уже был опыт субъективного восприятия этого объекта или явления.

Возможно, у вас есть что возразить на это доказательство. Джинни видела долларовые банкноты и раньше, однако она не предпринимала осознанных усилий к тому, чтобы «запомнить» детали. Вы можете заявить, что, если бы она так поступила, она, возможно, смогла бы нарисовать второе изображение, не пользуясь образцом долларовой купюры. Однако даже в этом случае никакое изображение банкноты не было никоим образом «сохранено» в мозгу Джинни. У нее просто возросла степень подготовленности к тому, чтобы нарисовать ее с соблюдением деталей, так же, как, посредством практики, пианист становится искуснее в исполнении фортепианных концертов, при этом не загружая в себя копию нот.

Исходя из этого простого эксперимента, мы можем начать выстраивать основу свободной от метафор теории интеллектуального поведения человека — одну из тех теорий, согласно которым мозг не полностью пуст, однако по меньшей мере свободен от груза IP-метафор.

По мере того, как мы движемся по жизни, мы подвергаемся воздействию множества происходящих с нами событий. Следует особо отметить три типа опыта: 1) Мы наблюдаем за тем, что происходит вокруг нас (как ведут себя другие люди, звуки музыки, адресованные нам указания, слова на страницах, изображения на экранах); 2) Мы подвержены сочетанию незначительных стимулов (к примеру, сирены) и важных стимулов (появление полицейских машин); 3) Мы бываем наказаны или вознаграждены за то, что ведем себя определенным образом.

Мы становимся эффективнее, если меняемся сообразно этому опыту — если теперь мы можем рассказать стихотворение или спеть песню, если мы способны следовать данным нам указаниям, если мы реагируем на незначительные стимулы так же, как и на важные, если мы стараемся не вести себя так, чтобы нас наказали, и чаще ведем себя таким образом, чтобы получить награду.

Несмотря на вводящие в заблуждение заголовки, никто не имеет ни малейшего представления о том, какие изменения происходят в мозге после того, как мы научились петь песню или выучили стихотворение. Однако ни песни, ни стихотворения не были «загружены» в наш мозг. Он просто упорядоченноизменился таким образом, что теперь мы можем петь песню или рассказывать стихотворение, если соблюдены определенные условия. Когда нас просят выступить, ни песня, ни стихотворение не «извлекаются» из какого-то места в мозге — точно так же, как не «извлекаются» движения моих пальцев, когда я барабаню по столу. Мы просто поем или рассказываем — и никакого извлечения нам не нужно.

Несколько лет назад я спросил Эрика Кандела — нейролога из Колумбийского университета, получившего Нобелевскую премию за то, что он идентифицировал некоторые из химических изменений, происходящих в выходных нейтронных синапсах аплизии (морской улитки) после того, как она учится чему-то — сколько времени, по его мнению, пройдет, прежде чем мы поймем механизм функционирования человеческой памяти. Он быстро ответил: «Сотня лет». Я не додумался спросить его, считает ли он, что IP-метафора замедляет прогресс нейрологии, однако некоторые нейрологи и в самом деле начинают помышлять о немыслимом, а именно — о том, что эта метафора не так уж необходима.

Ряд когнтивистов — в частности, Энтони Чемеро из Университета Цинциннати, автор вышедшей в 2009 книги «Radical Embodied Cognitive Science» (Основное воплощение когнитивистики) — теперь абсолютно отрицают представление о том, что деятельность человеческого мозга схожа с работой компьютера. Распространенное мнение заключается в том, что мы, как и компьютеры, осмысляем мир, осуществляя вычисления над его мысленными образами, однако Чемеро и прочие ученые описывают другой способ понимая мыслительного процесса — они определяют его как прямое взаимодействие между организмами и их миром.

Мой любимый пример, иллюстрирующий огромную разницу между IP-подходом и тем, что некоторые называют «анти-репрезентативным» взглядом на функционирование человеческого организма, включает в себя два разных объяснения того, как бейсболисту удается поймать летящий мяч, приведенные Майклом Макбитом, сейчас работающим в Университете штата Аризона, и его коллегами, в статье, опубликованной в 1995 в «Science». Согласно IP-подходу, игрок должен сформулировать приблизительную оценку разнообразных изначальных условий полета мяча — силу воздействия, угол траектории и все такое прочее, — а затем создать и проанализировать внутреннюю модель траектории, которой, скорее всего, должен следовать мяч, после чего он должен воспользоваться этой моделью, чтобы непрерывно направлять и вовремя корректировать движения, направленные на перехват мяча.

Все было бы прекрасно и замечательно, если бы мы функционировали так же, как компьютеры, однако Макбит и его коллеги дали более простое объяснение: чтобы поймать мяч, игроку нужно всего лишь продолжать двигаться так, чтобы постоянно сохранять визуальную связь применительно к основной базе и окружающему пространству (технически, придерживаться «линейно-оптической траектории»). Это может показаться сложным, однако на самом деле это предельно просто и не подразумевает никаких вычислений, представлений и алгоритмов.

Два целеустремленных профессора психологии из британского Городского Университета Лидса — Эндрю Уилсон и Сабрина Голонка — причисляют пример про бейсболиста к ряду других, которые могут восприниматься вне IP-подхода. На протяжении многих лет они писали в своих блогах о том, что они сами называют «более последовательным, натурализованным подходом к научному изучению человеческого поведения… идущим вразрез с доминирующим когнитивистским нейрологическим подходом». Однако этот подход далек от того, чтобы лечь в основу отдельного движения; большинство когнитивистов по-прежнему отказываются от критики и придерживаются IP-метафоры, а некоторые из наиболее авторитетных мыслителей мира сделали грандиозные предсказания о будущем человечества, которые зависят от действительности метафоры.

Одно из предсказаний — сделанное, среди прочих, футуристом Курцвейлом, физиком Стивеном Хокингом и нейрологом Рэндаллом Коэном — гласит, что, поскольку человеческое сознание, как предполагается, действует как компьютерные программы, вскоре станет возможным загрузить человеческий разум в аппарат, вследствие чего мы станем обладать безгранично могучим интеллектом и, вполне вероятно, приобретем бессмертие. Эта теория легла в основу антиутопического фильма «Превосходство», главную роль в котором исполнил Джонни Депп, сыгравший похожего на Курцвейла ученого, разум которого был загружен в интернет — что привело к ужасающим последствиям для человечества.

К счастью, поскольку IP-метафора ни в коей мере не верна, нам никогда не придется беспокоиться о том, что человеческий разум обезумеет в киберпространстве, и мы никогда не сможем достичь бессмертия посредством загрузки его куда-либо. Причина тому — не только отсутствие сознательного программного обеспечения в мозгу; проблема глубже — давайте назовем еепроблемой уникальности — что звучит одновременно вдохновляюще и угнетающе.

Поскольку ни «банки памяти», ни «представления» стимулов в мозге не существуют, и поскольку все, что требуется от нас, чтобы функционировать в мире, это изменения мозга в результате приобретаемого нами опыта, нет оснований верить в то, что один и тот же опыт изменяет каждого из нас в одинаковой мере. Если мы с вами посетим один и тот же концерт, изменения, происходящие в моем мозгу при звуках Симфонии №5 Бетховена будут практически наверняка отличаться от тех, что происходят в вашем мозге. Эти изменения, какими бы они ни были, создаются на основе уникальной нейронной структуры, которая уже существует, и каждая из которых развивалась на протяжении вашей жизни, наполненной уникальными переживаниями.

Как показал в своей книге «Вспоминая» (1932) сэр Фредерик Бартлетт, именно поэтому ни один из двух людей никогда не повторит услышанную ими историю одинаково, и со временем их рассказы будут все более и более отличаться друг от друга. Не создается никакой «копии» истории; скорее, каждый индивид, услышав историю, в какой-то степени меняется — достаточно для того, чтобы когда позже его спросят об этой истории (в некоторых случаях, спустя дни, месяцы или даже годы после того, как Бартлетт впервые прочел им историю) — они смогут в определенной степени вновь пережить те минуты, когда они слушали историю, хотя и не очень точно (см. первое изображение долларовой купюры выше.).

Я полагаю, это вдохновляет, потому что это значит, что каждый из нас по-настоящему уникален — не только своим генетическим кодом, но даже в том, какие изменения происходят со временем с его мозгом. Это также угнетающе, поскольку это делает грандиозную задачу нейрологии практически превосходящей воображение. Для каждого из повседневных переживаний упорядоченное изменение может включать тысячи, миллионы нейронов или даже весь мозг, поскольку процесс изменений различен для каждого отдельного мозга.

Что еще хуже, даже если бы мы обладали способностью сделать моментальный снимок всех 86 миллиардов нейронов мозга и затем симулировать состояние этих нейронов с помощью компьютера, этот пространный шаблон не сгодился бы ни на что за пределами мозга, в котором он был изначально создан. Возможно, это самый чудовищный эффект, который IP-метафора произвела на наше понимание функционирования человеческого организма. В то время, как компьютеры и в самом деле сохраняют точные копии информации — копии, которые могут оставаться неизменными на протяжении долгого времени, даже если сам компьютер был обесточен — наш мозг поддерживает интеллект только пока мы живы. У нас нет кнопок «вкл/выкл». Либо мозг продолжает свою активность, либо мы исчезаем. К тому же, как отметил невролог Стивен Роуз в своей вышедшей в 2005 году книге «Будущее мозга», моментальный снимок текущего состояния мозга также может оказаться бессмысленным, если мы не знаем полную историю жизни владельца этого мозга — возможно, даже деталисоциальной обстановки, в которой он или она вырос(-ла).

Задумайтесь, насколько сложна эта проблема. Чтобы понять хотя бы основы того, как мозг поддерживает интеллект человека, нам может потребоваться выяснить не только текущее состояние всех 86 миллиардов нейронов и 100 триллионов их пересечений, не только различающуюся силу, с которой они соединены, но также то, как ежеминутная мозговая деятельность поддерживает целостность системы. Прибавьте сюда уникальность каждого мозга, созданную отчасти благодаря уникальности жизненного пути каждого человека, и предсказание Кэндела начинает казаться чересчур оптимистичным. (В вышедшей недавно редакторской колонке The New York Times нейролог Кеннет Миллер предположил, что задача хотя бы выяснить базовую нейронную связь займет «века».)

Тем временем, огромные суммы денег выделяются на исследования мозговой активности, основывающиеся на зачастую ошибочных идеях и невыполнимых обещаниях. Наиболее вопиющий случай того, когда нейрологическое исследование пошло наперекосяк, был задокументирован в недавно выпущенном отчете Scientific American. Речь шла о сумме в 1,3 миллиарда долларов, выделенной на запущенный Европейским союзом в 2013 году проект «Человеческий мозг». Убежденные харизматичным Генри Маркрамом, что он сможет создать симуляцию человеческого мозга на суперкомпьютере к 2023 году, и что подобная модель совершит прорыв в лечении болезни Альцгеймера и других нарушений, власти ЕС профинансировали проект, не налагая буквально никаких ограничений. Спустя менее 2 лет проект превратился в «заворот мозгов», и Маркрама попросили покинуть пост.

Мы живые организмы, а не компьютеры. Смиритесь с этим. Давайте продолжим попытки понять себя, но при этом избавимся от ненужного интеллектуального груза. IP-метафора просуществовала полвека, принеся мизерное количество открытий. Пришло время нажать кнопку DELETE.

Автор: Роберт Эпштейн.
Оригинал: Aeon.

Перевели: Влада Ольшанская и Денис Пронин.
Редактировали: Сергей Разумов и Дмитрий Грушин.

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Сергей Пономарёв
    Сергей Пономарёв

    А как же образы? Не спорю, отдельные моменты памяти оцифровать нельзя, но в теории можно оцифровать память как образ, а сознание как состояние сверх-глобальной машины.

  2. Михаил Марциновский
    Михаил Марциновский

    Автор ничерта не знает о современных компьютерных нейронных сетях.

    1. Виталий Буланенков
      Виталий Буланенков

      Зато Михаил Марциновский очень много знает о мозге, я смотрю.

    2. Паша Столяров
      Паша Столяров

      Не пойму причем тут компьютерные нейронные сети, когда речь о биологическом человеческом мозге. Но автор и в нем не шарит. Хотя действительно на сегодняшний день не представляется возможным отсканировать мозг, построить его мат. модель, и многое другое связанное.

  3. Александр Ржаницын
    Александр Ржаницын

    А где “среднее время прочтения”?

  4. Михаил Марциновский
    Михаил Марциновский

    От того что формат хранения и считывания данных кардинально отличается, ещё следует, что его нельзя смоделировать и сделать преобразователь из одного в другой.

    1. Денис Пронин
      Денис Пронин

      Mikhail, у вас категорически неверное представление о функционировании мозга. Чем языком молоть, почитали бы лучше статью. А еще лучше — книжку.

  5. Александр Сорокин
    Александр Сорокин

    Ну и дрянная же статья. Знаем мы что знание относительно и что оно во многом определяется господствующими в эту эпоху идеями. Это слишком общий аргумент. Далее. Из того, что не все разумные объекты есть информационные процессоры не следует, что современный подход неверен. Та же самая формальная логика. А уж аргумент с долларом – детей обманывать. В общем, полная хуета.

  6. Александр Ржаницын
    Александр Ржаницын

    ЧЕЛАВЕК ВЕНЕЦ ЭВОЛЮЦИИ!!!!!111

  7. Ксения Ксения
    Ксения Ксения

    Странная статья, которая использует постулаты когнитивистов и бихевиористов для критики когнитивно-бихевиорального предположения о том, что мозг – это компьютер.

  8. Павел Смирнов
    Павел Смирнов

    Статья сводится к опровержению действительно поверхностного утверждения, что мозг работает подобно компьютеру. Описанная метафора указывает лишь на внешнее сходство в работе, но никто сейчас и не станет утверждать, что мозг в точности работает как современный компьютер. Очевидно, у него иная “архитектура”, совершенно иной язык “алгоритмов”, нежели у привычных нам современных компьютеров. Успешное развитие нейронных сетей подтверждает тезис о том, что моделирование работы мозга возможно.

    “Я верю, что лучший способ решить проблему – использовать более детальную биологию мозга как ограничение и как путеводитель, но продолжая думать об интеллекте как о вычислительной проблеме – где-то между биологией и компьютерами. Многие биологи склонны отвергать или игнорировать идею рассуждать о функциях мозга в вычислительных терминах, а компьютерщики часто не верят, что им нужно знать что-то из биологии.” (цит. из пролога к книге “On Intelligence”, Jeff Hawkins).

  9. Миша Нефёдов
    Миша Нефёдов

    Немного странно, что автор 2 страницы доказывает, что мозг не компьютер ни разу не дав определение компьютеру. Конечно мозг не аймак, за которым он это написал, но почему мозг не может быть компьютером в каком-то более широком смысле? По-моему представление о том, что такое компьютер вообще постоянно меняется, за исключением того, что это такая штука, которая может выполнять какие-то нужные нам действия.

  10. Илья Дронов
    Илья Дронов

    Автор таки психолог, а значит почти наверняка с трудом ориентируется как в биологии мозга (т. е. нейрологии/нейробиологии), так и в информатике. Как минимум, существование работающих нейрокомпьютерных интерфейсов (как инвазивных, так и неинвазивных) делает эту статью и ее автора досадными недоразумениями.

    1. Елена Шошина
      Елена Шошина

      Ilya, очень странный вывод.

  11. Александр Петухов
    Александр Петухов

    >Чуть больше года назад при посещении одного из самых престижных исследовательских институтов я бросил вызов ученым: объяснить разумное человеческое поведение без отсылок к любому из аспектов IP-метафоры об обработке информации. Они этого сделать не смогли…

    В сущности, дальше можно было бы и не читать. Чувак с таким же успехом может совершить революцию в физике – прийти в CERN и попросить объяснить природу ядерного взрыва без отсылок к любому из аспектов метафоры элементарных частиц. Потом пойти к астрономам и попросить их описать движение планет без применения гравитации… в-общем, большие перспективы ?

    Если всё-таки прочитать дальше, еще веселее. Автор по ходу и не подозревает, что нет никакой магической “информации”, с которой напрямую работает компьютер – он точно также изменяет физическое состояние своих транзисторов под влиянием внешних воздействий, не более.

    “…ни песни, ни стихотворения не были «загружены» в наш мозг. Он просто упорядоченно изменился таким…” – это вообще шедевр. Что по мнению автора вообще означает термин “загрузка”, если не упорядоченное изменение состояния носителя информации?? Наложение заклинания? Переселение “духа стихотворения” в компьютер? ))

    PS По текущим представлениям, физика реального мира вычислима. Так что сознание, будучи частью реального мира, точно вычислимо. Вопрос только в том, насколько маленький масштаб для этого требуется – в крайнем случае можно вычислять поведение отдельных частиц, составляющих молекулы, составляющие нейроны (правда это потребует компьютера размером с солнечную систему при текущих технологиях). –

  12. Борис Бабанов
    Борис Бабанов

    Мнение психолога об оцифровке мозга должно выслушиваться в последнюю очередь.

  13. Антон Воболок
    Антон Воболок

    На самом деле стоит как-то помечать статьи после релиза(рецензировать). А то кто-то и правда может поверить в то, что мозг – не компьютер и даже принять приведенные автором примеры, как истинно верные.
    Или хотя бы подписать – это всего лишь одна из точек зрения, не самого авторитетного в обозначенной теме автора.

    1. Георгий Лешкашели
      Георгий Лешкашели

      Конечно, ведь в заголовке на самом деле должно быть имхо комментаторов из Интернета, которые во всем разбираются лучше всех.

      1. Антон Воболок
        Антон Воболок

        Георгий, А ты хорошо разбираешься в интернете, комментаторах и областях их познания. В студию твою статью.
        А пока сиди в тех же рамках, что сам обозначил.

        1. Георгий Лешкашели
          Георгий Лешкашели

          Вы меня не поняли — сама идея рецензий нелепа, и то, что комментаторам не нравится автор, этого не меняет. А когда предлагающий рецензии человек переходит на личность автора вместо того, чтобы объяснять, почему автор неправ, это больше похоже на ОБИДУ за то, что кто-то смеет критиковать трансгуманизм.
          (Что забавно, сам автор писал, как некоторые трансгуманисты критики не выдерживают)

          1. Антон Воболок
            Антон Воболок

            Георгий, Тотальное недопонимание. Я говорил о том, чтобы дополнить статью комментариями или рецензиями из ресурса где была взята статья. Думаю их можно считать достаточно авторитетными относительно самой статьи.
            Они кстати там есть, обоснованные и весьма критичные.
            Но упоминать о множественности мнений и возможности не считаться с представленным, тоже стоит. Тем более что группа несет ответственность за представленный материал.

  14. Елена Шошина
    Елена Шошина

    Ещё хочу рекомендовать лекции Черниговской. Во всех она говорит практически про одно и то же, так что не важно, что смотреть. Так же это несвязанная лавина фактов. Но это весело, тем не менее)

  15. Goddard Targarten
    Goddard Targarten

    Простой пример. У обычной машины рулевое колесо соединено с передними колесами механически. Но есть опытные образцы, где механического соединения нет – все работает через электронику. Разница в принципах работы не означает того, что одно не может быть эмулировано через другое.

    1. Георгий Лешкашели
      Георгий Лешкашели

      Но несовместимость одного с другим (что описывается в статье с мозгом и компьютером) означает. Если деятельность мозга и правда столь сложна-обширна-непрерывна, и мы не в состоянии сами её контролировать, как её должны контролировать компьютеры? Вся суть машинного обучения же в том, чтобы научить компьютеры тому, что люди уже умеют.

      1. Антон Воболок
        Антон Воболок

        Георгий, Немного неверно относительно машинного обучения. Это создание алгоритмов способных к самообучению и развитию. В биологии предел – наша физиология. В ЭВМ – инфраструктура. Превзойти второе вероятнее, а потому и упор на возможности взаимодействия внутри второй теории более реалистичны. Если бы автор остановился на рассмотрении нынешнего момента, к нему не было бы вопросов. Но пойдя критиковать теории и всяческие, если бы, да кабы, он поставил себя в невыгодное положение.

        1. Георгий Лешкашели
          Георгий Лешкашели

          Группа несет ответственность за то, чтобы материал был переведен и выложен в срок. Мнения о самом материале подписчики всегда составляли и составляют сами на основе прочитанного — и поэтому включать комментарии/рецензии, где мнение уже составлено за них, никто не будет.

          А множественность мнений и возможность не считаться с представленным в группе присутствовали всегда, о чем четко свидетельствуют комментарии к каждой подборке, где кому-то не нравится побеждающая статья. Вы же хотите, чтобы к посту прилагалась большая плашка «АВТОР ЛОХ», потому что вы не согласны с его выводами. Это попытка влиять на общественное мнение в свою пользу, и попытка напрасная.

          1. Антон Воболок
            Антон Воболок

            Георгий, Вы слишком узко восприняли термин, ответственность. Да и ответственность за перевод условная, определенная лишь командой группы. Но думаю вам и так известно, незнание законов не освобождает от ответственности.
            Как быстро вы решили, что я хочу. В следующий раз оставьте на меня расшифровку моих слов, а не воображайте своё. Вчитывайтесь в написанное, ваша спешка только усугубляет диалог, а плашки оставьте при себе, уже не в первый раз их вешать пытаетесь.
            Я предлагаю прилагать к статьям напоминание, что это только точка зрения автора, а другие можно найти в оригинале.

          2. Гена Лебедев
            Гена Лебедев

            Anton, ну а реакция на провокацию и поддержание явного конфликта — это вообще приговор команде )
            Опять же, как лид, тренер и командный игрок говорю.

        2. Гена Лебедев
          Гена Лебедев

          Anton, автор предельно верно и корректно критикует проблему «поедзнания» и ложной ассоциации, за что ему ничего кроме «спасибо» сказать не могу.
          Факт, что раскрыв одну фундаментальную проблему он сам ошибается и совершает другую — ничуть не умаляет ценности наблюдения.

          Как очень хорошо отрефлексированный программист говорю — мозг точно не работает как компьютер.
          Что ничуть не отменяет возможности интеграции компьютера и мозга, в конце концов ит сейчас это действительно *лучшая* аналогия из перечисленных и уж точно с наибольшим потенциалом.
          BTW, именно исследования разума и психологии двигали ит и программирование весь 20 век

          1. Антон Воболок
            Антон Воболок

            Гена, А зачем это объяснять мне?
            Мне понравилась его логика и некоторые выводы, главные претензии лишь тому, что статья подана, как знаменатель в вопросе. Где происходит субъективное сравнение двух объектов с неизвестным полностью потенциалом.
            Но это лучше меня объяснено под оригиналом статьи, что читать не менее интересно.

          2. Гена Лебедев
            Гена Лебедев

            Anton, потому что неконструктивно — просто претензию выкатывать.
            Переведите интересные комментарии, думаю, редакция будет только за — дополнить статью ими.
            А без этого звучит и является чем-то из области «читал, еще читал, не одобряю и буду всем об этом говорить»

          3. Антон Воболок
            Антон Воболок

            Гена, Пожалуйста не стоит утрировать, это плохой инструмент. Он вводит в заблуждение.
            Я сделал предложение, не претензию. И предложил пару вариантов.
            Но это вызвало непонимание и штыки. Это называется точки зрения.
            С научными или околонаучными статьями стоило бы поступать также, по крайней мере с теми, что транслируют точку зрения как конечную. К другим статьям таких претензий не было, ибо большинство или истории, или исследования, что к описанному выше не подходит.

          4. Гена Лебедев
            Гена Лебедев

            Anton, вся логика на абстракции построена, так что инструмент нормальный. Но ничуть не хотел задеть, правда считаю, что единственной конструктивной реакцией тут может быть «не нравится — сделай сам и помоги понять, почему именно так». Если все стороны подходят к процессу без высокомерия и с желанием получить хороший результат — это очень надежный и правильный способ действий.
            Критика, даже обоснованная и разумная, воспринимается в штыки, если нет признания аналогичных усилий и экспертизы. И проще всего этого добиться, представив результат своего труда по указанной теме (перевод группы интересных и разноплановых комментов, например, которые можно было бы сразу добавить к статье).

            Принцип из командной разработки, если что.

          5. Антон Воболок
            Антон Воболок

            Гена, Я больше опирался на удобство UX. Напоминание о том, что статья отсюда и там могут другие авторитетные мнения по этому вопросу, для получения более полноценного опыта.
            Одиночная ссылка в конце, не помогает решить вопрос дальнейшего пути, если тема заинтересовала.

          6. Гена Лебедев
            Гена Лебедев

            Anton, знаю. Более того, в целом согласен с идеей. Но подача и последующая реакция свела все на нет.
            Просто констатирую, что можно было минимальным усилиями добиться желаемого результата: люди узнали бы другую точку зрения, редакция взяла бы на примету прием для улучшения контента, а вы получили бы долю признания за все перечисленное.
            Достаточно было перевести комменты и предоставить их для добавления вместо, простите, фактически требования и обвинения в предвзятости.

            Если и счас не согласны, то, простите, дальше совсем не интересно. И так 3 раза одно и то же сказал. Не развивайте конфликт, активно и искренне пытайтесь помочь — и будет счастье. А если желание на самом деле сводилось к «сделайте за меня скучную работу, потому что я первый начал об этом говорить и это логично» — то это точно не проблема группы и редакции.
            Мне давно нет дела до слов и форм, действия и их отсутствие очевидней.

          7. Антон Воболок
            Антон Воболок

            Гена, Да никакого конфликта. Всякое бывает)

          8. Дмитрий Грушин
            Дмитрий Грушин

            Гена, вашими бы устами, да каждому комментатору в уши. К сожалению, комментаторы в первую очередь занимаются самолюбованием, а не подачей конструктивных предложений.

      2. Goddard Targarten
        Goddard Targarten

        Георгий, в подводку к статье вынесено, что мозг якобы нельзя оцифровать и загрузить в компьютер и автор “срывает покровы”. А почему нельзя – внятного объяснения нет. Я привел простой пример, что одно и то же действие может быть воспроизведено разными технологиями. Естественно, мозг и компьютер устроены по-разному. Но это мать его не значит, что когда-нибудь мозг человека не будет загружен в компьютер.

        1. Георгий Лешкашели
          Георгий Лешкашели

          Oh rly? Я могу вспомнить у автора два тезиса об этом:

          1. Деятельность мозга непрерывна и уникальна, мозг постоянно меняется, и попытка сделать его слепок даст лишь труп. Как это обойти?
          2. «Чтобы понять хотя бы основы того, как мозг поддерживает интеллект человека, нам может потребоваться выяснить не только текущее состояние всех 86 миллиардов нейронов и 100 триллионов их пересечений, не только различающуюся силу, с которой они соединены, но также то, как ежеминутная мозговая деятельность поддерживает целостность системы». Как это всё должен понимать компьютер?

          1. Александр Петухов
            Александр Петухов

            Георгий,
            1. Достаточно помимо текущего состояния скопировать и представить в виде функций все законы, по которым происходит функционирование мозга, и задать для них текущее состояние в качестве начальных условий.
            2. Тут только два препятствия: недостаток вычислительной мощности и неполнота нашего текущего понимания мозга. Ни одна из проблем не является фундаментально непреодолимой, и про обе все прекрасно в курсе и без автора данной статьи.

          2. Гена Лебедев
            Гена Лебедев

            Alexander, буллшит.
            Чтобы записать музыку — не надо знать детали работы инструментов. Достаточно знать законы акустики и уметь записывать.
            Иначе лучшими звукорежиссерами были бы музыканты, а это в лучшем случае, не совсем так.

          3. Александр Петухов
            Александр Петухов

            Гена, возможно, есть и другие способы, более вычислительно простые (правда мне трудно представить их применительно к сознанию, но это разумеется не означает что их нет). Я просто показал самый очевидный способ решить проблему, о которой написал Георгий.

          4. Гена Лебедев
            Гена Лебедев

            Alexander, ну я к тому, что как раз его очевидность — и есть одно из потенциальных препятствий. Потому что очевидно решение исходя из доступного инструмента (когда в руках молоток — все вокруг похоже на гвозди), а не исходя из задачи.
            Именно такие мысли сильно двигают вперед, в том числе ИТ

          5. Илья Дронов
            Илья Дронов

            Georgy, а никто и не пытается изучать мозг по отдельным “слепкам”, мозг изучают исключительно в динамике, и до недавнего времени все упиралось в масштаб. Но возможности современной биологии позволяют наблюдать за активностью отдельных нейронов практически в любом участке мозга любого модельного животного (живого, разумеется), а также прослеживать связи любого нейрона мозга на неограниченном расстоянии, наблюдать каскады активации и изменения проводимости синапсов RT. По поводу второго — так уже расшифрованы коннектомы нескольких десятков видов животных, от простых (червь Caenorhabditis elegans, 300 нейронов) и средних (пчела, 950 тыс. нейронов) до сложных (мышь, около 70 млн. нейронов), а в человеческом мозге известно строение и назначение многих сотен нейрональных сетей. За одну из таких работ вообще-то нобелевская премия была дана в 2014. Поэтому, основы уже сейчас в некоторой степени понятны, и для этого совсем не нужно знать все про все нейроны мозга и все их синапсы, достаточно общей картины.

          6. Александр Петухов
            Александр Петухов

            Илья, эм… я правильно понял, что была составлена полная карта всех нейронов и всех связей между ними для целого мышиного мозга??

          7. Илья Дронов
            Илья Дронов

            Alexander, да, вроде как полная карта связности мышиного мозга. Я, как неспециалист, видел только обзорную 3d-модель, но весь массив данных доступен на их сайте, и как я понимаю, можно скачать данные для интересующей области и посмотреть во вьювере. http://www.brain-map.org/

          8. Александр Петухов
            Александр Петухов

            Илья, вау. Нет, я-то тем более не специалист, поэтому полагал что до сих пор дальше червя не продвинулись. А оно вон оно как )

      3. Гена Лебедев
        Гена Лебедев

        Georgy, суть машинного обучения — сделать компьютеры обучаемыми и получить результат для скоупа задач. Большой ряд из них ит системы уже решают лучше человека. Другие — вообще никак и непонятно когда будут.
        Мысль, что «устройства» (а предельно широком смысле), разные по строению не могут решить одинаковых задач — логическая ошибка.
        Иначе как мы музыку умудряемся записывать?

        1. Георгий Лешкашели
          Георгий Лешкашели

          Насчет музыки — вы говорите, что записывается она с потерями и не полностью. Разве такая запись не опасна в случае с мозгом? Ведь если какой-то его фрагмент будет скопирован или симулирован неверно, это наверняка приведет к неполадкам в его работе.

          1. Гена Лебедев
            Гена Лебедев

            Georgy, продолжая аналогию.
            Попробуй послушать древнюю запись эдисона на барабан. Она ужасна и едва понятна.
            А современная музыка — до определенной (и вполне понятной) степени — совершенная копия.
            Лезет ли аналогия на идею копирования мозга? Проверяем: 1 как автор статьи показал, мы и так все помним с потерями 2. Мы постоянно забываем все подряд, но в основном неважное.

            Лично я думаю, что будет ровно то же. В какой-то момент копирование получится. Но оно будет несовершенным. Первые копии будут похожи на больных альцгеймером. Но сам факт даст огромный толчок к пониманию процессов и новые инструменты для их изучения. И через несколько поколений техники копия дойдет до того, чтобы быть местами лучше оригинала, как сейчас студийная запись лучше концертной по детализации (но беднее по впечатлениям)

  16. Гена Лебедев
    Гена Лебедев

    В конце ложный вывод.
    С какого рожна нельзя оцифровать уникальный набор опыта и обстоятельств неизвестно. Факт уникальности ничуть не означает невоспрозводимости.
    Иначе было бы принципиально невозможно записывать музыку: инструменты, музыканты уникальны и, более того, никогда не могут абсолютно точно повторить исполнение даже фрагмента, не то что произведения целиком.
    Однако мы берем нужный кусок спектра и записываем. С потерями, не все, но совершенно точно — узнаваемо. И степень сходства ограничена больше потребностями, чем возможностями.
    С мозгом будет то же самое.
    Не надо понимать в деталях, чтобы сделать.

    А вообще мысль отличная, уважение автору и переводчику.

  17. Александр Ржаницын
    Александр Ржаницын

    Думаю, если бы автор просто объяснил проблему “цифрового” подхода к изучению мозга, без всяких резких пустых высказываний и предсказаний, статья была бы лучше.

    А получилось такая водичка, субъективная водичка. Ох уж эти психологи недоученые.

  18. Артем Краснов
    Артем Краснов

    Фи. Доказав, что мозг не рабоет подобно другим машинам фон Неймана автор делает вывод, что мозг познает мир не обрабатывая информацию Оо

    Особенно порадовал момент с бейсболистом. Как будто подстройка руки с помощью бессознательного навигатора НЕ работает на анализе моделей, алгоритмах и сравнении с данными из прошлого опыта.

  19. Yann Pavlenko
    Yann Pavlenko

    согласен со многими здешними комментариями, статья – полная туфта.

    пока читал, всё ждал, что автор вот-вот пустит в ход шквал из аргументов в защиту своей позиции, в результате я половину статьи читаю про то, что такое приложение и что такое “бит”, а в качестве аргумента получаю дешёвый (ха-ха, каламбур) эксперимент с долларовой купюрой.

    никакой конкретики, никаких толковых исследований, совершенно общие слова про “метафоры”

  20. Ivan Ivanov
    Ivan Ivanov

    > Разбиваем популярные (даже среди ученых) мифы вдребезги

    Мда.

    В общем, вся статья сводится к жонглированию логической ошибкой ‘One single proof’, где proof — всего лишь метафора, лол.

  21. Leonid Borisov
    Leonid Borisov

    >Компьютеры в буквальном смысле слова обрабатывают информацию ― числа, буквы, слова, формулы, изображения. Информация изначально должна быть закодирована в формат, которым могут пользоваться компьютеры, а значит, она должна быть представлена в виде единиц и нулей
    >а значит, она должна быть представлена в виде единиц и нулей

    Интересно, раз автор такой рациональный, почему он не подумал о том, что все слова/знаки/звуки – такая же закодированная информация, которую обрабатывает наш мозг?

    Блин, но с того, что информация – обязательно единицы и нули – не перестаю рофлить.

  22. Алина Телик
    Алина Телик

    Воу воу воу полегче, комментаторы. Уверенность в своих словах просто зашкаливает.

    Я тут на тему доллара. Введи он человека в гипноз и попроси описать доллар — разве из подсознания не достанется более детализированная картинка? Это важный вопрос, вся моя картина мира рушится.

    1. Дмитрий Грушин
      Дмитрий Грушин

      Алина, попробуйте нарисовать сторублевую купюру. Или вот вам экспресс-тест: вспомните, какой город и какой архитектурный памятник на ней изображены. А на пятидесятирублевой? Поиграйте со своим собственным мозгом, что может быть проще?

      1. Goddard Targarten
        Goddard Targarten

        Дмитрий, а что насчет известных случаев “синдрома мудреца”, ну как в фильме “человек дождя”, людей с фотографической памятью? Не все люди такие, но такие люди есть. Или они не люди по-вашему?

        1. Гена Лебедев
          Гена Лебедев

          Goddard, а они похожи на обычных людей?
          Это все размен частей «обычного» разума на гиперконцентрацию на тех или иных вещах. Надо понимать, что очень не всегда такие «суперспособности» приносят человеку радость, если он вообще способен их оценить.
          Аутизм все еще плохо изучен, но ничего концептуально несовместимого с идеей разума, который меняется целиком, там нет.
          Достаточно понять факт, известный психологам: на поддержание личности (буквально — социальных личин, без плохого подтекста) люди тратят огромное количество внимания. Когда поддержание личности затруднено, не доформировано (синдром аспергера, например), у человека появляются ресурсы на другие активности с большой эффективностью.
          Vice versa, когда требуется большая концентрация на задаче, человек часто жертвует социальными частями. Признак стресса — раздражительность, нежелание общаться, резкие перепады настроения. Это все то, что человек сглаживает *постоянно*.

          В общем, это, как ни странно, не про память, а про то, что же значит быть обычным человеком. Рыба воды не замечает.

        2. Паша Столяров
          Паша Столяров

          Goddard, как говорил Оливер Сакс, если у человека есть в чем-то дифицит или недостаток, то в чем-то другом у него будет избыток. Тот же “Человек дождя” не может в социум, несмотря на всю свою феноменальность, например. То есть грубо говоря, если у человека сильно редуцирована какая-то функция, то другая может занять ее место.

        3. Дмитрий Грушин
          Дмитрий Грушин

          Goddard, за меня уже исчерпывающе ответили, но я позволю себе кивнуть на заключение статьи, в котором достаточно много раз повторено слово “уникальность”.

          Кстати, приглашаю всех ставящих под сомнение компетентность автора статьи рассказать о своей квалификации.

          1. Чёрный Человек
            Чёрный Человек

            Дмитрий, он психолог, почему мы должны доверять ему, а не нейрохирургам, например?

          2. Дмитрий Грушин
            Дмитрий Грушин

            Ваше право доверять кому угодно, хоть ангиологам, хоть аллергологам. Лично склонен прислушаться к мнению главного редактора тематического журнала, директора центра прикладных исследований человеческого поведения, одного из ведущих писателей-популяризаторов данной отрасли науки.

    2. Паша Столяров
      Паша Столяров

      Алина, возможно и достанется. Дело в том, что вспоминая что-то, человеческий мозг не обращается к кластеру, как процессор к жесткому диску, а восстанавлиет состояние, которое соответствует воспоминанию. То есть, при сознательной работе, наша способность таких восстановлений имеет предел по причине частоты повторения этого воспоминания, внимания к деталям, количества ассоциаций и эмоциональности. Под гипнозом же другой человек вызывает ассоциации, чтобы состояние мозга стало близким к тому воспоминанию. Но таким же образом можно и внушить человеку новое воспоминание. Вопрос в том, было ли такое состояние у испытуемого, которое описывает эти детали.

  23. Гена Лебедев
    Гена Лебедев

    Пять копеек про «автор думает херню про нули и единицы, фулох».
    1. Как ни странно, компьютер это про нули и единицы. Про процессность данных. Про то, что они есть в *отдельном* месте в системе.
    2. Дяденька транслировал мнение задолго до айфонов и прочих реально сложных устройств, за которыми стоит огромный труд и множество идей. Эта в том числе. 30 лет назад был только терминал и пара яп, включая ассемблер. Перфокарты еще были в ходу.
    3. Идеи про «голографический» мозг, т.е. что сознание меняется целиком вследствие опыта пока еще интересна. По когтрасту можно взять научпоп на тему отличия мальчиков от девочек и 90% отдыхающего мозга (если кто не понял — буллшит, 9/10 которого сами авторы опровергли, но простое всем понятное *неверное* объяснение ведь хрен выбьешь. За подробностями — Найджел Латта, все 3 книжки про подростковую психологию, там прям раздел про научные мифы).
    4. Как лид, программист и тренер говорю — да, работают совершенно по разному.
    5. Факт, что дядю занесло в места, в которых он ничего не соображает — не отменяет ценности его других выводов и наблюдений
    6. Медики сделали протезы ног, которые позволяют инвалидам бегать быстрее здоровых. Но не потому что детально воспроизвели реальные ноги, а потому что поняли достаточно про ограничения и функции. Это именно про функции мозга, а не про его механику, сколь угодно близкую к абстракной банке с нейронами.

  24. Рустам Хитров
    Рустам Хитров

    Сомнительная статья, которая по стилистике и уровню аргументации, скорее, даже — пасквиль. К тому же есть подозрение, что автор использует свои уникальные определения: понятие “компьютер” низводится до одной-единственной архитектуры фон Неймана; не упоминаются или сознательно игнорируются нейроморфные чипы; а “информационная обработка” метонимична аппаратному стеку. Если бы он сказал, что мозг — не двоичная система, то другое дело. Однако метафора критикуется в прикладном аспекте на основании соломенного чучела, якобы мозг — классический компьютер, — о чём никто и не говорит. Вместо имеющей предсказательную силу и объясняющей метафоры предлагается чёрный ящик. В лучшем случае — ни о чём, в худшем — bad science.

    1. Олександр Зильбер
      Олександр Зильбер

      Рустам, а разве нельзя сказать, что нейроны – такие же транзисторы, которые имеют два состояния (идет сигнал/нет сигнала), но алгоритмы асбтрактные и не работают при точных энергоёмких задачах?

      1. Паша Столяров
        Паша Столяров

        Олександр, нет, нейроны это не транзисторы. https://www.youtube.com/watch?v=gnBF3MA1PtE

        1. Олександр Зильбер
          Олександр Зильбер

          Паша, ок, но утверждение, что мозг работает по алгоритмам – верно?

          1. Паша Столяров
            Паша Столяров

            Олександр, ну если рассматривать с точки зрения: произошел выброс вещества А в области Б, появилось состояние тревоги; то да. Касаемо же обработки информации и ее хранения сказать сложно, но эта тема немного затрагивается в том видео.

          2. Олександр Зильбер
            Олександр Зильбер

            Паша, ну я думаю, в контексте детерминизма даже не важно, каким образом сохраняется память.

          3. Паша Столяров
            Паша Столяров

            Олександр, в контексте детерменизма вообще память как факт имеет смысл?

          4. Олександр Зильбер
            Олександр Зильбер

            Паша, конечно. Почему она не должна иметь смысла? Если бы мы не запоминали вещи, то не могли бы ими пользоваться. Память, как и все остальное, является звеном в цепочке причинно-следственных связей.

          5. Паша Столяров
            Паша Столяров

            Олександр, если память в цепочке причинно следственных связей важна, почему ее устройство не важно в той же цепочке?

          6. Олександр Зильбер
            Олександр Зильбер

            Паша, важно, но для понимания самого принципа действия памяти.

          7. Паша Столяров
            Паша Столяров

            Олександр, ну да. Так вот, для тех, кто поленился посмотреть десятиминутный ролик, человеческая память нестабильна, не столько в смысле есть/нет, а в смысле искажения. К искажениям могут привести такой фактор как редкое обращение к воспоминанию. И скорее всего, на уровне нейронов и нейронных объединений это изменение не имеет закономерности, и что-то на уровне случайности. Случайности в алгоритмах исключены.

          8. Олександр Зильбер
            Олександр Зильбер

            Паша, что значит “нет закономерности”? А элементарные мутации, непредвиденные отмирания клеток и куча других факторов не принимаются во внимание? Факт того, что есть очень много факторов, влияющих на какой-либо процесс, не означает, что этот процесс недетерминирован. Его лишь очень сложно анализировать на 100%. Вы еще скажите, что принцип неопределенности дает свободу воли.

          9. Паша Столяров
            Паша Столяров

            Олександр, свобода воли понятие относительное и не имеет явных границ, я бы не стал ставить какие-то однозначные выводы.
            Строгой фиксированной нормы реакции на изменение какого-либо воспоминания в мозге нет, я вот о чем.

          10. Олександр Зильбер
            Олександр Зильбер

            Паша, свобода воли очень даже имеет границы. Если человек может принимать решения без какой-либо причины, то его воля свободна. Только при детальном анализе вылезет миллион противоречий физике и химии.

          11. Паша Столяров
            Паша Столяров

            Олександр, решение не имеет смысла без причин, иначе это просто случайность.

          12. Олександр Зильбер
            Олександр Зильбер

            Паша, и откуда берется случайность, когда все наше тело состоит из атомов, которые подчиняются законам физики, которые, как известно, не допускают принципиальную случайность?

          13. Паша Столяров
            Паша Столяров

            Олександр, я тебе так скажу, что если редукцировать дальше вниз, то мы увидим кванты, которые допускают. Но суть в том, что редукция не нужна. Если ты пытаешься доказать алгоритмичность на вертикальной редукции, то только до уровня атомов, а ты попробуй доказать на уровне горизонтальном, что из условия А система придет к положению Б, без демона Лапласа.

          14. Олександр Зильбер
            Олександр Зильбер

            Паша, даже при наличии некоего процента случайности, она настолько мала, что не имеет большого влияния на что-либо. Иначе бы законы физики не работали бы и мир бы погрузился в хаос.

          15. Паша Столяров
            Паша Столяров

            Олександр, причем тут законы физики, я тебе к тому, что норма реакции некой системы бывает отсутствует, что приводит к изменению этой самой системы непредсказуемым образом. Алгоритмы устройства некоторой системы это к атомам не относится, равно как и к квантам. Редукция как и любой другой метод имеет границы применимости.

          16. Олександр Зильбер
            Олександр Зильбер

            Паша, пример наглядный можно?

          17. Паша Столяров
            Паша Столяров

            Олександр, видео посмотри

          18. Гена Лебедев
            Гена Лебедев

            Olexandr, про отсутствие случайности у физики и атомов плсмеялся от души, спасибо. Гейзенберг тоже улыбается в гробу.

          19. Олександр Зильбер
            Олександр Зильбер

            Гена, случайность не равно предсказуемость.

          20. Дмитрий Грушин
            Дмитрий Грушин

            Олександр, прежде чем вводить понятие алгоритмов, было бы неплохо задуматься, что это такое, откуда берется и где в мозге находится. В данном случае алгоритм – это некий внешний по отношению к обрабатываемой информации принцип ее обработки, то есть изменения состояния мозга. Речь же идёт о неразрывной связи между информацией и состоянием связей, внешнему алгоритму нет места. Если бы и было, то откуда он возьмется и не будет ли представлять собой силу связей между нейронами, сформированную ими же под воздействием информации?

          21. Олександр Зильбер
            Олександр Зильбер

            Дмитрий, а причём тут внешние алгоритмы?

          22. Дмитрий Грушин
            Дмитрий Грушин

            Дмитрий, вы сами утверждаете, что мозг работает по алгоритмам. Что есть алгоритм в вашем понимании, если не инструкция?

      2. Владимир Хван
        Владимир Хван

        Олександр, скорее лишь в очень упрощенном понимании. Транзистор не может изменится сам (только если сгореть, что будет означать его поломку) и не может “связаться” с другими транзисторами какой-то новой связью, кроме той, что была предусмотрена на заводе.

  25. Алексей Гапонюк
    Алексей Гапонюк

    Отличная статья.

  26. Александр Дементеев
    Александр Дементеев

    Отошлите автору статьи хотя бы ссылку на википедию о хэш-коде, чтобы он больше не придумывал теорий о наличии изображения в могзу…

    1. Денис Доманский
      Денис Доманский

      Александр, типа рисовать по памяти – значит брутфорсить?

      1. Александр Дементеев
        Александр Дементеев

        Денис, нет, это скорее – восстановление оригинала из jpeg.

        1. Гена Лебедев
          Гена Лебедев

          Alexander, идея хэширования появилась как результат анализа распознавания людьми, условно, картинок. По картинке понять, что на ней — именно про это.
          Но как и оригинальная хэшфункция, оно не работает в обратную сторону.
          Вы можете увидеть слово «кот», но в общем случае вы не вспомните при этом всех котов, которых видели в жизни, в лучшем — подставите первый попавшийся образ.

          Т.е. автор вполне корректно описал эту часть, никакого противоречия.

  27. Владимир Хван
    Владимир Хван

    Ок. Никто сейчас и не сомневается в том, что мозг более гибкая машина, чем обычный компьютер.
    Но, может быть, кто-нибудь мне объяснит, как понимать ту часть, что является тем самым я, которое решает, что я буду делать. Так сказать, движущая сила всех моих действий.

    1. Паша Столяров
      Паша Столяров

      Владимир, как ты высоко берешь, это один из главных вопросов нейронаук.