Как в Германии превентивно борются с педофилией

Люди

Деятельность проекта Dunkelfeld направлена на помощь людям, которые чувствуют, что вот-вот сорвутся: сотрудники проекта предпринимают усилия, чтобы скорректировать их поведение, а также предлагают услуги психиатра.


Макс Вебер в Киле, Северная Германия, никогда не совершал преступления. Он говорит, что был на грани, но терапия помогла ему справиться с этим. Фото: Карстен Редер для Guardian

Когда Макс Вебер впервые отправился в Берлин, чтобы принять участие в терапевтическом сеансе, он нервничал настолько сильно, что его рвало в поезде. «Я вернулся домой и позвонил в клинику, чтобы сказать им, что не смогу приехать, — вспоминает он. — Я был настолько потрясен тем, что делаю, что меня всего трясло».

Второй раз было не намного легче. Его ладони были влажными, а сердце билось очень быстро, но он сделал глубокий вдох, как только ступил на порог увитого плющом здания больницы Шарите из красного кирпича, и поднялся по лестнице, чтобы встретиться со своей группой. Когда он увидел их, это стало для него еще одним ударом.

«Там были худые и толстые, высокие и низкие мужчины в возрасте от 20 до 60 лет. Я обнаружил там банкира, церковного старосту, врача, студента, безработного парня и актера — представителей всех слоев общества»

Но у студента инженерного факультета Макса Вебера, которому было тогда около 25 лет, и всех этих людей было кое-что общее: у них у всех была диагностирована педофилия, и они добровольно пришли сюда, чтобы пройти курс лечения в институте сексуальной медицины Шарите. «Мне казалось удивительным, что все мы так отличались друг от друга. Я не встречал других педофилов до этого», — поделился Вебер.

Институт работает над превентивным проектом Dunkelfeld (в переводе означает «темное поле») уже около десяти лет. С 2011 года он постепенно превратился в общенациональную сеть под названием «не оступись». Начавшийся в Берлине, проект распространился на десять других городов. Планируется построить еще больше центров, так что в конечном итоге программа будет доступна всем жителям Германии.

Существует радикальное различие между предлагаемым лечением педофилии в Германии и в других странах. Строгие правила конфиденциальности отношений между врачом и пациентом дают гарантию, что пришедший за помощью не будет отправлен в полицию. Их исключат из программы только в случае, если в отношении них возбудят уголовное дело.

«Я не был обязан сообщать свое имя или адрес, и мне присвоили секретный номер для получения данных диагностики», — рассказал Guardian Вебер (на самом деле, это его псевдоним).

Руководители проекта Dunkelfeld настаивают на том, что положение о конфиденциальности является основной причиной успеха столь уникального проекта, и также объясняет его популярность.

«В соответствии с немецким законодательством, терапевтам запрещено раскрывать информацию обо всем, что происходит во время лечения. Если люди упоминают на терапии что-то, за что их можно было бы привлечь к уголовной ответственности, они защищены. В других странах все совсем иначе», — рассказывает клинический психолог и один из терапевтов в Dunkelfeld Лаура Куле

Куле убеждена, что если бы пациентам не гарантировали анонимность, большая часть из них никогда бы не обратилась за помощью, а те, кто обратился, были бы не до конца честны.

«Нам необходимо, чтобы они абсолютно открыто рассказывали о том, что произошло в их прошлом, чтобы мы могли работать с ними максимально эффективно. В каких ситуациях они оказывались? Какие события в личной жизни привели их к тому, что происходит сейчас? Вы не можете отвечать на такие вопросы, если боитесь», — утверждает Куле

Для Вебера, который настойчиво подчеркивает, что никогда не совершал преступления, хотя был к этому опасно близок, конфиденциальность стала ключевым моментом. «Из-за очевидного порицания педофилии мне было плохо от одной мысли, что кто-то может узнать, что я думал об этом, поэтому я запомнил наизусть номер клиники, из страха, что кто-нибудь может найти его у меня. Таким образом, никто не мог меня в чем-либо заподозрить», — рассказывает он.

Диагностирование

В период полового созревания Вебер впервые осознал, что его сексуально привлекают маленькие девочки: «Я испытывал нечто, что меня пугало и казалось исключительно неприятным, но я не мог дать этому название».

«Я осознал, что это может перерасти в нечто крайне опасное, когда мне было чуть больше двадцати лет, в частности, после столкновения с одной девочкой на пляже. Я понял, что хотел сделать что-то сексуальное с ней, но в то же время абсолютно не хотел этого делать, потому что понимал, что это неправильно»

Три раза Вебер планировал сделать с маленькими детьми то, что он называет «реальным нападением». Три раза его останавливали обстоятельства и собственный страх. Его мать, которая, очевидно, и не подозревала о склонностях сына, показала телевизионную рекламу проекта Dunkelfeld. Объявление гласило: «Вы любите детей больше, чем вам хотелось бы?» и обещало анонимную бесплатную терапию.

Вебер запомнил номер и пошел в телефонную будку, чтобы позвонить по телефону горячей линии. «Это казалось чем-то сюрреалистическим, потому что я впервые говорил с кем-либо об этом. Женщина на другом конце была такой дружелюбной, она говорила со мной так же естественно, как если бы делилась рецептом печенья», — вспоминает он.

На последовавшей за разговором встрече у Вебера была диагностирована гетеропедофилия, потому что его сексуальное влечение к противоположному полу подавлялось более сильным влечением к маленьким девочкам. Он начал посещать еженедельные трехчасовые сеансы терапии, которые вели два терапевта.В группах было от шести до десяти участников. Сеансы проходили в конце обычного рабочего дня и были основаны на когнитивных методах поведенческой терапии.

«В начале каждого сеанса участники рассказывали о своих переживаниях на прошедшей неделе и делились мыслями», — рассказывает Куле. Лечение включает в себя помощь пациентам в понимании последствий сексуальных отношений с детьми; их учили, как справиться с потенциально сложными ситуациями, как, например, дни рождения, а также разрабатывались способы преодолеть такие вредные привычки, как просмотр детской порнографии или сексуальные фантазии, которые могут увеличить вероятность совершения преступления.

«Иногда тактики выживания включали в себя нечто настолько же простое, как сказать себе: „сосчитай от 100 до 1 в обратном порядке в долях от семи“». Но Веберу достаточно рано дали понять, что педофилия, согласно действующим договоренностям, является неизлечимым психическим заболеванием, причины возникновения которого неизвестны.

Соответственно, сеансы четко разделяли, что реально можно изменить, а что нельзя. «Для меня было шоком, когда я узнал, что не смогу излечиться, но в то же время облегчением стал тот факт, что это была не моя вина. Мне было жизненно необходимо, чтобы я мог посмотреть в зеркало и сказать: „Ты — педофил, а не монстр“, и это нормально, если ты не трогаешь детей».

Научиться контролировать свои чувства — наиболее важный навык, приобретаемый в ходе сеансов. «Я несу ответственность за свое поведение. Если кто-то говорит, что не может себя контролировать, он просто лжет». Но это вовсе не означает, что Веберу не было сложно: «Несколько раз я хотел остановиться. Потому что вы разрываете себя на части, а потом снова собираете, используя различные методы, и это невероятно страшно».

Вебер, посещающий группу поддержки для педофилов, не нарушавших закон, которая называется «Schicksal und Herausforderung» («Судьба и испытание»), носит бороду и бордовую футболку. Он не из тех, кто выделяется из толпы.

Статистика, собранная терапевтами клиники Шарите, говорит о том, что средний возраст 440 педофилов, которых они когда-либо лечили, составляет 37 лет, 71% из них трудоустроены, 39% находятся в отношениях, в то время как 36% уже воспитывают одного или более детей. Почти все — мужчины. «К нам пришло 17 женщин за последние десять лет. И только про одну из них я могу сказать, что у нее педофилическое расстройство», — рассказала Куле.

Возможно, удивительно, но проект активно поддерживают немецкие консерваторы. Правящая партия «Христианско-демократический союз» (ХДС) Ангелы Меркель активно поддерживает проведение терапии и настаивает на том, чтобы медицинские страховые компании взяли на себя ее финансирование (примерно 5-8 млн евро в год). Пока что проект финансируется государством и благотворительными организациями.

В недавней политической статье по этому вопросу представители ХДС утверждали, что лучший способ защитить детей — «в первую очередь, не дать людям, предрасположенным к педофилии (которых по оценкам около 250 тысяч в Германии), стать преступниками».

«Но чтобы сократить количество нападений, совершенных педофилами, наша система здравоохранения должна обеспечить достаточные и доступные возможности лечения для них … на финансово устойчивой и анонимной основе», — говорится в статье.

Из-за самой природы проекта практически невозможно оценить его успех. Можно спросить у педофилов, принимавших в нем участие, удержала ли их терапия от совершения преступления, но любой ответ будет весьма субъективным и крайне ненадежным. Измерить успех количеством зафиксированных случаев изнасилования детей тоже проблематично, так как эти показатели, как известно, увеличиваются не только из-за роста числа жертв насилия, но и потому, что все большее их количество готово признаться в этом, поскольку тема педофилии стала менее запретной.

Но эксперты вроде Куле утверждают, что популярность Dunkelfeld среди педофилов доказывает значимость проекта. «Я встречаю многих коллег-иностранцев, в частности из Великобритании и США, которые хотят внедрить эту терапию в своих странах и находятся в процессе ее продвижения, но часто им мешают правовые ограничения».

После того, как Channel 4 в прошлом ноябре показал документальный фильм «The Paedophile Next Door» (Сосед-педофил), в котором рассказывалось об уникальности этой терапии, на горячую линию Dunkelfeld поступило огромное количество звонков от британцев с педофилическими расстройствами. Терапевты говорят, что крайне огорчены тем, что были не в состоянии им помочь.

Один британец находился в таком отчаянии, что переехал в Германию только для того, чтобы иметь доступ к программе Dunkelfeld. В онлайн-переписке с Guardian этот человек, пожелавший остаться неизвестным, написал: «На данный момент все, что я получил от Системы здравоохранения Великобритании, — это захлопывающиеся перед носом двери».

«Несмотря на то, что педофилия причислена к психическим заболеваниям в DSM (стандартный классификатор психических расстройств), они не хотят вам помочь, они хотят запереть вас в тюрьме или сжечь на костре. Я так устал от того, что британские медицинские „профессионалы“ смотрят на меня так, будто бы у меня выросли рога и хвост»

«Я переехал в Германию ради этой терапии, я учу немецкий и мне помогает социальный работник. (Да, социальный работник помогает педофилу!)».

Хотя Dunkelfeld и критиковали за то, что они больше фокусируются на потенциальных насильниках, а не на их жертвах, проект поддерживают группы жертв педофилии в Германии и других странах. Семья Эйприл Джонс, пятилетней девочки из Уэльса, убитой Марком Бриджером в 2012 году, призывает помогать педофилам, которые обращаются за помощью.

«Если кто-то скажет врачу: „Я испытываю эти чувства, вы можете мне помочь?“, намного лучше попытаться помочь им прежде, чем они разрушат еще чью-то семью», — сказала в этом году Коралл Джонс

Анну, которой сейчас около 25 лет, в детстве изнасиловал отчим-полицейский, а впоследствии она обнаружила, что мужчина, с которым у нее роман, страдает педофилическим расстройством. Сейчас Анна помогает родственникам и друзьям педофилов получить для них доступ к терапии.

«Если люди ищут помощи, но не могут ее получить, то с нами и нашим обществом что-то не так, — утверждает Анна. — Только подумайте обо всех детях, которые были спасены, я уверена, только благодаря тому, что эта терапия существует. Программа также не допускает ситуаций, в которых эти мужчины, равно как и защищающие их жены и матери, вынуждены прятаться от самих себя»

Автор: Кейт Коннолли.
Оригинал: Guardian.

Перевела: Полина Пилюгина.
Редактировали: Анна Небольсина, Роман Вшивцев, Варвара Болховитинова.

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Oleg Sadness
    Oleg Sadness

    Опять про педофилов. Модная тема стала, нынче.

    1. Рамазан Рахимбаев
      Рамазан Рахимбаев

      Oleg, а до этого были уже статьи о них?

      1. Oleg Sadness
        Oleg Sadness

        Да, недавно совсем. Полистай стену.

  2. Raison D'être
    Raison D'être

    «что никогда не совершал преступления, хотя был к этому опасно близок »

    Вот чего я не понимаю. Мне, например, нравятся девушки, но если б была такая ситуация, как с педофилией, я б никогда ничего не сделал. Есть же рука и самоконтроль. Так трудно ничего не делать что ли, если понимаешь, что это неправильно?

    1. Oleg Sadness
      Oleg Sadness

      “Есть же рука и самоконтроль.”

      Ахах, это смешно.

      1. Raison D'être
        Raison D'être

        Почему?

    2. Артём Малышко
      Артём Малышко

      Во-первых не все так-же как и ты воспринимают мир.
      А во-вторых мораль относительна,что неприемлемо для тебя,для другого пустяк
      Ну и плюс нынче недюжая прослойка девочек с радостью себя продаст

      1. I I
        I I

        Артём, “прослойка девочек с радостью себя продаст”

        Не думаю, что семилетние девочки знают, как себя продать.

        1. Мэлс Волочков
          Мэлс Волочков

          I, это ты так думаешь. На деле, сейчас девочки “взрослеют” не по годам.

        2. Артём Малышко
          Артём Малышко

          Я не говорю,что все
          Я говорю что такое есть.
          И знают,недооцениваешь.Есть у меня среди закомых одна трудная семья,там пятеро детей до 10 и все они уже разговаривают взрослее меня.

        3. Фёдор Казин
          Фёдор Казин

          I, а кто сказал, что семилетние? Недавно в США какого-то чувака за педофилию посадили после 17-летней. В Германии возраст согласия – 14 лет, а уж к 14-то уже примерно знают что и как.

  3. Иван Севостьянов
    Иван Севостьянов

    Макс Вебер?! Педофил?!

  4. Оля Гладильникова
    Оля Гладильникова

    видимо и мальчики не против себя продавать, раз уж пошла такая пляска

  5. Oleg Sadness
    Oleg Sadness

    И тут в тред врываются воинствующие феминистки.

  6. Vladic Samovar
    Vladic Samovar

    Только тесак сидит, а педофилы, которых он ловил – нет))

  7. Руслан Павлиогло
    Руслан Павлиогло

    Вот что меня поражает. Гомосексуализм был исключен из МКБ-10 в 1990 году. Сколько времени понадобится, чтобы и педофилию признали нормой?

    1. Eva Viridis
      Eva Viridis

      Руслан, а меня поражает как много людей упорно не хотят видеть разницу между сексуальной ориентацией и психическим заболеванием.

      1. Oleg Sadness
        Oleg Sadness

        Источники, пожалуйста.

      2. Руслан Павлиогло
        Руслан Павлиогло

        Eva, я считаю гомосексуальность таким же психическим расстройством. Дальше что? Я всего лишь намекаю на то, что лет через дцать такие же как ты люди, будут доказывать нормальность педофилии. И вообще, этим летом на даче соседский пёс трахнул соседского кота. Значит ли это, что мне можно трахать корову?

        1. Ренат Симаков
          Ренат Симаков

          Руслан, лучше не пиши больше, не позорься лишний раз

          1. Руслан Павлиогло
            Руслан Павлиогло

            Ренат, таким образом, если мнение другого человека не совпадает с твоим – это позор? Ну-ну.

          2. Ренат Симаков
            Ренат Симаков

            Руслан, нет, ты просто тупой пиздец

          3. Руслан Павлиогло
            Руслан Павлиогло

            Ренат, ну, судя по тому, как ты пишешь совершенно незнакомому человеку, выводы о твоё уровне развития будут аналогичными.

        2. Eva Viridis
          Eva Viridis

          Руслан, вы можете трахать кого угодно, если этот кто-то достиг возраста согласия и это согласие вам дает. Вы сможете получить согласие у совершеннолетней коровы? Тогда вперед!
          В гомофобный срач вступать не буду, это как горох об стену – одно и тоже повторять из ветки в ветку.

          1. Руслан Павлиогло
            Руслан Павлиогло

            Eva, кхм… А кто определяет возраст согласия? И чем он мотивирован? Почему в одних странах это 18 лет, а в других 14? Объясни мне, дураку, почему желание сношаться с человеком своего же пола – нормально, а с 15-летним(ей) – нет?

          2. Eva Viridis
            Eva Viridis

            Руслан, потому что возраст согласия – вопрос сложный и единого мирового мнения на этот счет на сегодняшний день нет. И много споров по этому поводу. В статье же речь о сексуальном влечении к маленьким детям и в этом нет ничего общего с ориентацией.

          3. Руслан Павлиогло
            Руслан Павлиогло

            Eva, педофилия, насколько мне известно, влечение к человеку допубертатного или раннепубертатного возраста. Это может быть как 5-7 лет, так и 13-15. Именно поэтому в некоторых странах возраст согласия дополняется половой зрелостью. У меня не поворачивается язык назвать подростка 15 лет – маленьким ребенком. Как легко гомосексуализм называть “ориентацией”. А что, если педофилию окрестить “особенностью”. Еще раз задам тебе вопрос. И, поверь, твой ответ для меня важен. Почему, считавшийся ранее заболеванием гомосексуализм, теперь становится нормой, в то время как многие другие сексуальные девиации остаются под запретом? Не допускаешь ли ты дальнейшего развития в сторону легализации педофилии, зоофилии или некрофилии? Существует ли на твой взгляд некая корреляция между количеством “особенных” людей и скоростью достижения ими признания?

          4. Артем Попов
            Артем Попов

            Руслан, это больше, чем “просто девиция”. Отличия от того же гомосексуализма — неравенство субьектов отношений, самое главное — в эмоциональном плане.

          5. Руслан Павлиогло
            Руслан Павлиогло

            Артем, стоп. Согласен. А что, если девочка 14 лет хочет секса с взрослым, состоявшимся мужчиной? Будет ли это считаться девиацией с обеих сторон?

          6. Артем Попов
            Артем Попов

            Руслан, по мне – так пофиг на девиации, если они не приносят вред развитию обоих личностей.
            Если это молодая нимфоманка и бредит сексом – на здоровье. Конечно, ЛУЧШЕ бы ей социализироваться со сверстниками, ходить в колледж, заниматься спортом, а не бороться с потными мужиками, но где же тогда БУДЕТ пролегать та граница, за который мы можем указывать, что каждый может/должен делать?

          7. Руслан Павлиогло
            Руслан Павлиогло

            Артем, я примерно это и имел ввиду. На мой взгляд, мир идёт по пути сокращения запретов. Но пока всё это регулируется мнением или молчаливым согласием большинства. И отнюдь не всегда здравым смыслом. На правах ИМХО.

          8. Eva Viridis
            Eva Viridis

            Руслан, “Почему, считавшийся ранее заболеванием гомосексуализм, теперь становится нормой, в то время как многие другие сексуальные девиации остаются под запретом?”
            Потому что гомосексуальность не несет никакого вреда людям.
            “Не допускаешь ли ты дальнейшего развития в сторону легализации педофилии, зоофилии или некрофилии?”
            Нет, потому что главное отличие всех этих девиаций как раз таки в согласии, а в случае педофилии – возможном нанесенном вреде. С возрастом согласия подростков – очень скользкий момент, да, но думаю все устаканится здесь рано или поздно, придем к какому-то общему знаменателю.
            “Существует ли на твой взгляд некая корреляция между количеством “особенных” людей и скоростью достижения ими признания?”
            Разумеется существует, и если все педофилы выйдут из подполья и потребуют внимания к своей проблеме, обществу придется реагировать на это, но я уверена, что детей им трахать не разрешит никто.

          9. Анатолий Гапеенко
            Анатолий Гапеенко

            Почему никто еще не закинул сюда копипаст про окно Эвертона? Давайте уже, умники, блестните интеллектом.

          10. Николай Куликов
            Николай Куликов

            Анатолий, окно Эвертона – охуенная копипаста. Обожаю её. Это один из универсальных маркеров, таких, по которым сразу можно понять, является ли человек дебилом. Особенно офигенно то, что Эвертон – реально существующий политолог и у него реально была теория окон – только вот смысл теории полностью противоположен этой копипасте. Ещё “вред ГМО” отличный маркер из этой же серии.

          11. Анатолий Гапеенко
            Анатолий Гапеенко

            Eva, уверена? Вроде как гомосексуалов 7% человеческой расы, это без учета латентных и даже “сочувствующих”. Все равно это меньшинство. А в итоге мы видим разницу между отношением к ним (я говорю за развитые страны) не то, что даже в позапрошлом, а даже в прошлом веке и нашем времени.

          12. Eva Viridis
            Eva Viridis

            Анатолий, потому что там гомосексуалы боролись за свои права, доказывая, что они не представляют опасности для общества и поэтому хотят жить открыто, не быть изгоями, не подвергаться насилию со стороны “здоровых” людей, полных религиозных и прочих предубеждений. На эту борьбу ушло пол века и она еще не окончена. Педофилы не смогут добиться таких результатов, потому что речь будет не о взрослых, уже отвечающих за себя людях. Вот варьировать возраст согласия – да, могут на это влиять, и влияют, но опустить его совсем низко не смогут, потому что педофилы – это в основном мужчины, а женщины (мамы!) им этого просто не позволят.

          13. Анатолий Гапеенко
            Анатолий Гапеенко

            Eva, вот я читаю и прямо представляю, как лет -цать назад так же кто-то кому-то в полемике (разумеется, не в интернете, а, допустим, на кухне, под алкоголь) объяснял примерно так же, только про гомосексуалов и, например, атеистов/чернокожих/левшей (нужное подчеркнуть):
            ” Анатолий, потому что там атеисты боролись за свои права, доказывая, что они не представляют опасности для общества и поэтому хотят жить открыто, не быть изгоями, не подвергаться насилию со стороны “здоровых” людей, полных религиозных и прочих предубеждений. На эту борьбу ушло три века и она еще не окончена. Гомосексуалисты (ну или кто там еще из списка?) не смогут добиться таких результатов, потому что речь будет не про убеждения отвечающих за себя людях. Вот менять какие-либо условия – да, могут на это влиять, и влияют, но опустить его совсем низко не смогут, потому что атеисты (ну, к примеру) – это в основном мужчины, а набожные бабульки (мамы!) им этого просто не позволят.”
            В общем, к чему я это… Мы можем долго и нудно спорить, приводить доводы и аргументы, но по факту все покажет время. А я иду спать. Приятных снов.
            P.S.Ну а напоследок можно вспомнить дурацкую серию из “Саус Парка”, где Стэн довольно внятно пояснил позицию по педофилам. Знаю, этот сериал – вовсе не критерий большого ума и высокого воспитания, но это первый довод, который всплыл в моем уставшем после непростых выходных мозгу. За сим позвольте еще раз откланяться.

          14. Eva Viridis
            Eva Viridis

            Анатолий, если хотите использовать в спорах софистику (когда аргументы заканчиваются, а оставить последнее слово очень хочется), то потренируйтесь, у вас пока плохо получается.
            О времени абсолютно согласна. И вам приятных.

          15. Анатолий Гапеенко
            Анатолий Гапеенко

            Eva, честно, не пойму, как могут быть связаны софистика и желание оставить последнее слово за собой (которое вовсе не значит победу в дискуссии, которой вроде бы нет), но, в любом случае, я это слово таки оставлю. Нельзя же лишать себя такого шанса, ей-богу (которого вроде бы нет), нельзя!

          16. Руслан Павлиогло
            Руслан Павлиогло

            Eva, Спасибо за развернутый ответ. Позволь уточнить пару нюансов. 1. Тут ты права, но есть и другие девиации, которые не несут вреда, да и педофилия весьма условна. Что плохого в том, что 7 летняя девочка сношается с дядей, если это не наносит вреда ее здоровью, и всё происходит без насилия? 2. Отличие в согласии. Слишком много нюансов. Случается, что в 12-13 лет человек уже сознателен принимать решения, а бывает и в 20 дурак дураком. Примеров масса. На законодательном уровне не прописать это. Как быть с некрофилией и зоофилией – так согласия ждать не приходится. В случаях с герантофилией, копрофилией, садомазахизмом – согласие очевидно. 3. В данном контексте также не поспоришь.

          17. Eva Viridis
            Eva Viridis

            Руслан, “7 летняя девочка сношается с дядей, если это не наносит вреда ее здоровью” – наносится вред ее психическому развитию. Почитайте мнения уже взрослых жертв педофилии, которых никто как-бы и не принуждал, а ласково уговаривал. То, что они чувствовали во время и после, какие проблемы им это принесло. Ребенок еще не отвечает за себя, не может принимать серьезные решения касающиеся своего тела, господи, это же очевидно. 2. Слабо представляю себе парады герантофилов или некрофилов, борющихся за свои права, а без этого никто и не заговорит о них (кроме гомофобов, приплетающих их каждый раз, о них никто и не думает даже).

          18. Робот Чаппи
            Робот Чаппи

            Eva, на кухню курица

          19. Руслан Павлиогло
            Руслан Павлиогло

            Eva, и снова спасибо. Я понимаю твою точку зрения, но пока не согласен с ней. Так что каждый останется при своем мнении. По крайней мере мы не опустились до оскорблений в из-за этого.

  8. Иван Петраков
    Иван Петраков

    Давайте только на ГМО не будем ещё перекидываться, а? Сейчас такими темпами дойдёт до политики и тут пиздец начнётся в комментариях

  9. Андрей Астафьев
    Андрей Астафьев

    Я просто напомню, что влечение к подросткам не является педофилией. Она о влечении к детям допубертатного периода.

    1. Робот Чаппи
      Робот Чаппи

      Андрей, хочешь выжить – не воюй

      1. Андрей Астафьев
        Андрей Астафьев

        Я уже участвовал в одном таком сраче здесь. Снова расписывать почему Руслан Павлиогло тупой дебил у меня нет ни сил, ни желания.

        1. Робот Чаппи
          Робот Чаппи

          Андрей, что тебя не устраивает? Я полностью за тебя

        2. Руслан Павлиогло
          Руслан Павлиогло

          Андрей, умственные способности человека теперь определяются его отношением к гомосексуализму? Ну-ну.

  10. Руслан Павлиогло
    Руслан Павлиогло

    ну и вот это оставлю здесь, ярые противники педофилов http://web.archive.org/web/20150517101017/http://sexology.narod.ru/chapt716.html

    1. Suebiy Markomannov
      Suebiy Markomannov

      Руслан, смотрю, ты единственный адекватный человек в комментариях. Мне тоже любопытно когда узаконят педофилию.
      “умственные способности человека теперь определяются его отношением к гомосексуализму? Ну-ну.” – это пять.

  11. Саша Стайлс
    Саша Стайлс

    вижу тут уже срач.так что я плавно войду.
    скорее психическое растройство это отражение социальных норм.
    в некоторых арабских странах девочек замуж в 12 лет выдают.и ничего, что то я ничего не слышал о их переживаних/растройствах/самоубийствах на почве этого.Вот о общих нарушениях прав женщин я слышал.
    обычно накрывает психику в старшем возрасте, когда жертва узнает что за с ней п*здец произашел, из-за того что считается что это п*здец

    1. Андрей Астафьев
      Андрей Астафьев

      Я ещё раз повторю, что влечение к 12-летней девочке не является педофилией, хоть это и отвратительно по моему мнению.

      И вы путаете два момента. Накрывает многих, но далеко не всегда человек осознает почему (!) его накрыло. Могут быть нервные расстройства, отклонения в поведении и разные не психические заболевания вызванные психической не стабильностью. В таких случаях задача психотерапевта и узнать откуда растут ноги у проблемы. Если мы, конечно, не говорим о повреждениях мозга, тогда это к психиатрам.

      Вы можете проснуться с синяком на руке и не помнить, где его получили. Вы также можете иметь депрессию или иную проблему и не понимать, отчего она и откуда она появилась.

  12. Suebiy Markomannov
    Suebiy Markomannov

    Твоё лицо, когда в комментах тупой дебил, а ты Д’Артаньян

    1. Андрей Астафьев
      Андрей Астафьев

      Не завидуй.

      1. Артем Попов
        Артем Попов

        чувак, у тебя гипертиреоз, если ты не знал. Почитай, что это, хоть долго, но почти излечимо.

        1. Андрей Астафьев
          Андрей Астафьев

          Я в этом не уверен, но спасибо за беспокойство. В любом случае надо будет провериться, непроходимость кругов утомляет.

  13. Yuki Vinegar
    Yuki Vinegar

    спасибо за перевод!

  14. Double Helix
    Double Helix

    И тот сидит)