История

Двигай телом: дикая эпидемия танцев летом 1518 года

admin
Всего просмотров: 29

Среднее время на прочтение: 7 минут, 32 секунды

Танцевальная лихорадка. Люди под воздействием хореи Сиденгама. Источник: Alamy Stock Photo
Танцевальная лихорадка. Люди под воздействием хореи Сиденгама. Источник: Alamy Stock Photo

Все началось с того, что несколько человек вышли в летнюю жару на улицу и стали танцевать. Размахивая руками и раскачиваясь, в насквозь мокрой от пота одежде, они танцевали всю ночь до утра — и даже на следующий день. Изредка они останавливались, чтобы попить или поесть, казалось, забыв о растущей усталости и боли в покрытых синяками ногах. Когда в ситуацию вмешались власти, участников безумного танца стало на несколько сотен больше.

Ссылки на подкаст: Podster | iTunes | YouTube | Скачать | Telegram

Нет, это не описание рейва восьмидесятых, начавшегося на отдаленной парковке и завершившегося в полях. Речь об одной из самых странных эпидемий в мировой истории. Она началась летом, ровно 500 лет назад, во французском городе Страсбург. Именно там в 1518 году на протяжении трех ужасно жарких месяцев сотни людей обнаруживали в себе непреодолимую тягу к танцу. Танцы продолжались до тех пор, пока, к ужасу наблюдавшей за действом толпы, несколько человек не упали замертво. Что же это было?

В 1530 годах это явление описал Парацельс, несдержанный, но блестящий врач. «Страсбургская танцевальная чума» началась в середине июля 1518 года, когда одинокая женщина вышла из дома, стала танцевать и не останавливалась несколько дней кряду. За неделю это же непреодолимое желание возникло у нескольких десятков человек.

Танцевальная чума в Страсбурге, как ее описал Парацельс в 1530 годах. Источник: Alamy Stock Photo
Танцевальная чума в Страсбурге, как ее описал Парацельс в 1530 годах. Источник: Alamy Stock Photo

Богатым бюргерам, которые управляли городом, это пришлось не по нраву. Один из них, Себастьян Брант, посвятил безрассудству танца целую главу в своем морализаторском бестселлере «Корабль дураков». Озадаченные хаосом, происходящим на улицах, Брант и другие городские советники проконсультировались у местных врачей, которые, в соответствии с тогдашними медицинскими стандартами, заявили, что танцы являются результатом «перегретой крови» головного мозга.

Советники выбрали наиболее подходящее, на их взгляд, лечение — еще больше танцев! Они приказали расчистить территорию зернового рынка, отдали для этого ратуши, возвели сцену рядом с конной ярмаркой и направили туда обезумевших танцоров, полагая, что действия в поддержку этого странного движения помогут избавиться от болезни. Бюргеры даже наняли волынщиков и барабанщиков и заплатили «силачам» за то, чтобы они поддерживали на ногах одержимых танцем людей, когда те кружились и раскачивались из стороны в сторону. Но, переместившись на зерновой рынок и конную ярмарку, люди продолжили танцевать под палящим летним солнцем. Эта сцена напоминала странную одержимость, которую часто изображал на своих полотнах Иероним Босх.

Как описано в стихотворении, хранящемся в городском архиве, далее произошло следующее: «Охваченные безумием люди продолжали танцевать до тех пор, пока не стали падать без сознания, многие из них погибли». Городские советники поняли, что совершили ошибку. Решив, что «танцовщики» стали жертвами божьего гнева, а не «перегретого мозга», они выбрали путь принудительного покаяния и запретили музыку и танцы на публике. В итоге танцующих людей стали забирать в храм святого Вита, который находился в затхлой пещере, в горах недалеко от города Саверн. Там их окровавленные ноги обували в красные туфли, а их самих заставляли ходить вокруг деревянной фигурки святого. Через несколько недель, согласно хроникам, неконтролируемые движения у большинства «танцоров» прекратились. Эпидемия закончилась.

Сцена странной одержимости… Сад земных наслаждений, Иероним Босх. Источник: Heritage Images/Getty Images
Сцена странной одержимости… Сад земных наслаждений, Иероним Босх. Источник: Heritage Images/Getty Images

Эта странная глава в истории человечества породила много вопросов, на которые сложно найти ответ. Почему бюргеры посчитали, что лучшим лекарством для «вареного мозга» будет еще больше танцев? Почему «танцоров» заставили надеть красные туфли? Сколько человек погибло во время этой «чумы»? (Писатель, живший неподалеку от города, утверждал, что какое-то время ежедневно гибло по 15 человек, но эти данные не были подтверждены)

Думаю, с большей уверенностью мы можем рассказать о том, что могло стать и что стало причиной этого необычного явления. Одно время в качестве главной версии говорили об эрготизме, то есть об отравлении спорыньей. Он возникает в результате употребления в пищу продуктов, зараженных одним из видов плесневого гриба, который растет на увлажненных ржаных колосьях и содержит вещества, близкие к ЛСД. Эрготизм может вызывать страшные галлюцинации и непроизвольные судороги. Однако маловероятно, что те, кто находится под его влиянием, могут танцевать на протяжении нескольких дней. Настолько же неправдоподобной выглядит версия о том, что «танцоры» были религиозными провокаторами. Для тех, кто наблюдал за безудержными танцами со стороны, было очевидно, что участники действа не хотели танцевать. На мой взгляд, наиболее убедительным выглядит утверждение о том, что жители Страсбурга стали жертвами массового психогенного заболевания, которое раньше называли «массовой истерией».

Нам известно и о других вспышках «танцевальной чумы», которые происходили за века до событий в Страсбурге. Почти все они были зафиксированы в городах или населенных пунктах, расположенных недалеко от Рейна, и затрагивали сотни или всего несколько человек. Вместе с торговцами, паломниками и солдатами, пересекавшими Рейн, в регионе распространялись новости и поверья. Одно из них, похоже, закрепилось в культурном сознании местных жителей. Согласно ему, святой Вит может наказать грешника, насильно заставив его танцевать. Это «проклятье» запечатлено на картине в Кельнском соборе, который находится более чем в 320 километрах от Страсбурга вниз по течению реки. Там под изображением святого Вита можно увидеть трех безрадостно танцующих мужчин, лица которых искажены гримасой безумия.

Безумство танца. Немецкая гравюра, изображающая «танцевальные припадки» на церковном погосте в конце Средних веков. Источник: Granger/Rex/Shutterstock
Безумство танца. Немецкая гравюра, изображающая «танцевальные припадки» на церковном погосте в конце Средних веков. Источник: Granger/Rex/Shutterstock

Вера в сверхъестественные силы может невероятно влиять на наше поведение. Классический случай — одержимость, во время которой люди ведут себя так, будто их душами овладел дух или какое-то божество. Американский антрополог Эрика Бургиньон писала о том, что воспитание в «верующей среде», когда к одержимости относятся серьезно, готовит людей к пребыванию в диссоциативных состояниях психики, при которых нормальное сознание отключается. Впоследствии люди ведут себя так, как — согласно культурологическим представлениям — должны вести себя одержимые.

Именно такие случаи происходили в европейских монастырях незадолго до начала 18 века, когда монашки корчили рожи, бились в конвульсиях, пускали ртом пену, делали неприличные жесты, гнусные предложения, забирались на деревья и мяукали как кошки. Их поведение казалось странным. Но стоит напомнить, что монашки жили в сообществе, которое заставляло их концентрироваться на идее греха, и мистическая вера в сверхъестественное затягивала их. Те, кого убедили в том, что их душами овладел дьявол, были подвержены вхождению в диссоциативные состояния, во время которых они делали именно то, что, по словам теологов и экзорцистов, делают одержимые дьяволом. В таких случаях транс распространялся и на свидетелей действа, которые разделяли те же теологические страхи.

Без сомнений, эти наблюдения можно отнести и к тому, что произошло в Страсбурге в 1518 году. Можно сказать, что «проклятие» святого Вита — своего рода убеждение, основанное на вере в сверхъестественное, которое может довести внушаемых людей до диссоциативных состояний. Летописи подтверждают, что большинство людей очень быстро решили, что заболевание вызвано гневом святого Вита. То есть стоило нескольким богобоязненным и эмоционально неустойчивым людям поверить в то, что святой Вит наблюдает за ними, они вошли в состояние транса, при котором их будто принуждали танцевать дни напролет. Если танцевальная мания действительно была примером массового психогенного заболевания, то можно проследить, почему она охватила так много людей. Несколько случаев «чумы», вероятно, больше способствовали ее распространению, чем решение городских советников согнать «танцоров» в наиболее людные места в городе. То, что они находились на виду, неизбежно привело к тому, что другие горожане становились более восприимчивыми и чаще задумывались о собственных грехах и возможности стать одним из «танцоров».

Жизнь в Страсбурге начала 1500 годов удовлетворяла еще одному условию для возникновения психогенного заболевания: множество различных бедствий, описанных в летописях, способствовали повышению уровня внушаемости населения. Социальные и религиозные конфликты, страшные новые болезни, неурожай, растущие цены на пшеницу — все это стало причиной всеобщих страданий. Один летописец описал 1517 год пронзительно кратко — «худой год». Летом следующего года приюты и больницы были заполнены доведенными до отчаяния людьми. Это создало идеальные условия для того, чтобы несколько нуждающихся граждан посчитали, что Господь разозлился на них и святой Вит караулит их на улицах города.

Прошло пятьсот лет с того лета, когда город охватила танцевальная мания. Страсбург. Источник: Harry Laub/imagebroker/Rex/Shutterstock
Прошло пятьсот лет с того лета, когда город охватила танцевальная мания. Страсбург. Источник: Harry Laub/imagebroker/Rex/Shutterstock

К счастью, танцевальная эпидемия 1518 года стала последней из известных нам подобных «лихорадок» в Европе. Скорее всего, вероятность возникновения других вспышек уменьшилась, так как изменилась система верований, которая их поддерживала. В этом смысле так называемое «плясовое помешательство» показывает силу культурного контекста, который существенно влияет на способ выражения психологических страданий.

В этом году 500-летней годовщине танцевальной эпидемии будет посвящена выставка в страсбургском музее Нотр-Дам, а также документальный фильм, публикация романа французского писателя Жана Теле и даже техно-вечеринка, которую организует группа диджеев «1518». Почему бы и нет? Немного найдется событий, которые так ярко показывают, до каких крайностей может довести нас мозг под влиянием коллективного страха.

Автор статьи, Джон Уоллер — автор книги «Время танцевать, время умирать: необычайная история танцевальной чумы 1518 года»

Оригинал: The Guardian.
Автор: Джон Воллер.

Переводила: Евгения Власова.
Редактировал: Сергей Разумов.