Капитализм в стиле Google против капитализма в стиле Apple

Экономика

Даже при том, что поискам очередного выдающегося стартапа уделяется много внимания, событием, определившим развитие IT-индустрии за последнее десятилетие, стало восхождение Apple и Google. С точки зрения накопления капитала им нет равных. Восемь лет назад ни одна из них не входила даже в десятку самых дорогих компаний, а их общая рыночная стоимость не превышала $300 млрд.

Сейчас Apple и Alphabet (материнская компания Google) — две самые дорогие компании в мире с совокупной рыночной капитализацией более $1,3 трлн. И эти два гиганта стали сталкиваться на различных рынках: от смартфонов до домашних аудиосистем и, по слухам, автомобилей.

Но главное отличие между Apple и Google замечают редко. Компании совершенно по-разному ведут себя с акционерами и думают о будущем. Одна согласна уступить требованиям инвесторов, а другая доверяет бразды правления лишь основателям и топ-менеджерам.

Эти два противоположных подхода касаются не только двух важнейших компаний в мире. Они представляют две альтернативные модели капитализма, и победившая будет формировать будущее экономики.

Весной 2012 года Тони Сакконаги, уважаемый финансовый аналитик, опубликовал доклад, в котором предлагался радикальный для Apple ход. Вместе с другими аналитиками Сакконаги неоднократно подталкивал генерального директора Apple, Тима Кука, задуматься о возвращении акционерам какой-то части денежных запасов Apple, которые к концу 2011 года приблизились к $100 млрд.

Кук, как и Стив Джобс до него, сопротивлялся таким призывам, чтобы компания могла, по словам Джобса, «быть наготове» и «в будущем пользоваться другими стратегическими возможностями».

Но Apple не стремится расставаться с деньгами и по другой причине: их большая часть находится в Ирландии из-за удачного создания там Apple Operations International в 1980 году. С тех пор подавляющая часть не-американской прибыли Apple оседала в этой стране. А использование этих денег влечет выплату значительных американских налогов при их репатриации в США.

Поэтому Сакконаги озвучил смелую идею: Apple следует занять 100 миллиардов долларов в Америке, а затем выплатить их акционерам в форме дивидендов и выкупа акций. Необычное предложение привлекло внимание финансистов и достигло своей предполагаемой цели, увеличив давление на Кука. Неделю спустя Apple уступила и объявила о планах по началу высвобождения денег через дивиденды.

Последствия доклада Сакконаги не остались незамеченными в Кремниевой долине, и через 3 недели последовал ответ из Google. В то время стала слабеть структура акционерного капитала, установленная компанией в 2004 году, когда она стала публичной.

Прежний порядок позволял основателям Google сохранять решающее влияние на исход голосования даже при уменьшении их доли из-за выпуска новых акций. Явно предполагалось, что такая структура «защитит Google от внешнего давления и искушения пожертвовать будущими возможностями ради краткосрочных запросов».

Но к моменту анонса Apple в марте 2012 года это своеобразное укрытие от внешнего влияния начало рушиться, так как основатели Google продолжали продавать акции и включать их в пакет вознаграждений для сотрудников. Через несколько недель после уступки Apple основатели Google объявили о новой структуре акционерного капитала, которая предотвратит подобную ситуацию: теперь при голосовании акции основателей были в 10 раз весомее обычных, что обеспечивало им возможность еще долго определять стратегию компании. По словам Брина и Пейджа, это «станет залогом успеха Google на протяжении десятилетий».

То, что произошло с Google и Apple после этих событий, задает тон для капитализма начала 21 века. Решение Apple начать выплачивать дивиденды не удовлетворило акционеров, а лишь еще больше возмутило их. Несколько хедж-фондов начали требовать гораздо больших выплат, а некоторые даже подали на Apple в суд, предлагая iPref — новый вид акций, позволивший бы Apple сделать это, не подпадая под столь высокие налоги.

В 2013 и 2014 годах Apple пообещала выплачивать больше денег и в период с 2013 по 2017 выпустила $200 млрд в дивидендах и выкупах — по данным S&P Capital IQ Database, эта сумма равна более чем 72% их операционного денежного потока (популярный показатель производительности, основанный на движении наличности для инвестирования, а не на прибыли) за этот период. Для финансирования всего этого Apple взяла в долг $99 млрд. Замысел Сакконаги стал реальностью.

Что же в это время делали в Google? Как и в Apple, зарабатывали кучу денег. В эти же 4 года операционный поток компании составил $114 млрд. Сколько Google выплатила акционерам? В отличие от 72% доли выплат Apple, в случае корпорации из Кремниевой долины эта цифра составила лишь 6%.

Стратегии, избранные Apple и Google, представляют собой различные варианты ответа на один из главнейших вопросов, стоящих перед капитализмом: Что делать публичным компаниям с заработанными ими деньгами? Хотя они и могут похвастаться огромными прибылями, в последнее время резко сократилось число выгодных возможностей для инвестиций, которые позволили бы максимизировать прибыль. Из-за этого дисбаланса на счетах компаний повисло 2 триллиона долларов.

Однако корпорации продолжают получать прибыль, превышающую суммы, необходимые для финансового обеспечения своего роста, и основным вопросом становится следующий: Кому придется решать, что делать с этими средствами — менеджерам или инвесторам? В Google, где вся полнота власти принадлежит основателям корпорации и членам совета директоров, решение, в силу организационной структуры, остается за инвесторами. В Apple же, где инвесторы занимают ведущие позиции в силу отсутствия влиятельных менеджеров, которые обладали бы весомыми пакетами акций, все наоборот. (Уточним: несмотря на то, что предпринимавшиеся ранее попытки Apple успокоить своих инвесторов ни к чему не привели, компания по-прежнему может позволить себе тратить астрономические суммы на научные исследования и разработки.).

Почему же эти компании выбрала именно такие стратегии? Возможно, поскольку они отражают различные реакции двух гигантов на один из ключевых вопросов современного капитализма: отделение института собственности от осуществления контроля. Если вкратце, то владельцы уже не выступают в роли менеджеров, как это было на ранних стадиях развития бизнеса. А когда основателям приходится передавать контроль над управлением компанией управленцам, возникает распространенная в экономике проблема «принципал-агент»: управленец, группа работников или компания — «агент» — могут принимать решения, оказывающие влияние на другую сторону — «принципала».

Преобладающее влияние инвесторов — как в случае с Apple — позволяет эффективно справиться с одним из аспектов проблемы «заказчик-исполнитель»: менеджеры подчиняются указаниям владельцев корпорации. Поэтому вместо того, чтобы тратить деньги на провальные инициативы (Помните Google Plus?) или бесценные идеи менеджеров, с которыми они носятся как с писаной торбой, Apple прибегает к дисциплинирующей диктатуре крупных инвесторов. Владельцы крупных пакетов акций могут — в отличие от индивидуальных акционеров — вовремя остановить зарвавшихся менеджеров, преследующих исключительно собственную выгоду: к примеру, вовлекающих компанию в бессмысленные сделки по слиянию и поглощению, безрассудно большие суммы вознаграждения менеджменту или громадные бонусы. И, в конце концов, теоретически прибыль компании принадлежит инвесторам, поэтому почему бы им и не решать, как и на что ее тратить?

Сторонники концепции сильного менеджмента, нашедшей воплощение в Google, озабочены другими аспектами проблемы «заказчик-исполнитель». Их беспокоит не столько тот факт, что менеджеры фактически игнорируют указания инвесторов, сколько что инвесторы не принимают во внимание интересы людей, которым в долгосрочной перспективе выгоден успех компании. Профессиональные инвесторы здесь выступают не только как начальники над исполнительными директорами, но и как представители многих других акционеров. Хедж-фонды, наседавшие на Apple — это те самые ужасные «краткосрочные» инвесторы, заинтересованные лишь в моментальных прибылях, что вредит интересам долгосрочных инвесторов: так бывает, когда пенсионные фонды вкладывают свои свои капиталы в корпорацию. Хедж-фонды — очень нетерпеливые инвесторы, чьи действия, как считается, разрушают экономику, сокращая временные горизонты.

Кто прав? Какая проблема принципала-агента приносит больше вреда? Доходность акций — один из способов, пусть и неидеальный, ответить на этот вопрос, и с момента первых наработок Google сильно опередил Apple. Но ситуация становится противоположной, если мы рассмотрим развитие этих компаний только в течение прошлого года. Так что еще много лет не будет понятно, чья финансовая стратегия лучше.

Более важный вопрос – как эти стратегии влияют на жизнь обычных людей? Цель капиталистической системы — эффективное распределение капитала, и рабочие действительно с большей вероятностью могут наслаждаться повышением своего медианного дохода, когда деньги расходуются наиболее продуктивным образом. Так что в какой-то мере их благосостояние в рамках каждой из систем зависит от того, кто решает, куда и как инвестировать прибыли. Когда прибыль распределяют менеджеры, они могут воспользоваться возможностями и знаниями, которые их компании накопили за десятки лет работы, но их решения могут быть не самыми выгодными. Когда прибыли распределяют инвесторы, масштаб этого распределения может быть шире, и теоретически это может привести к масштабным инновациям; в то же время, у этих инвесторов нет готовых организационных возможностей, и их планы могут быть рассчитаны на слишком короткие сроки.

Даже если принять во внимание расхождения в долях богатства, накапливаемых рабочими и капиталом, — а для решения этой проблемы определенно имеются и другие стратегии — обеспечение эффективного разделения обязанностей по распределению капитала между менеджерами и инвесторами критически необходимо для максимального увеличения общего экономического пирога. И в этом смысле проблемы Google хоть и значительны, но хорошо изучены. Эксцессы модели Apple и широкого применения выкупа акций столь же опасны и куда менее понятны.

Так какая модель капитализма победит? Доминирующей корпоративно-финансовой стратегией последнего десятилетия была стратегия Apple. Компании распределяли деньги с помощью выкупа акций и брали кредиты на финансирование этого распределения с поразительной скоростью. Когда американские гиганты вроде Deere, IBM, Amgen и 3M передают власть инвесторам, кредитные выкупы компаний будто разворачиваются перед нами в замедленном движении.

Важность этих двух моделей может скоро резко вырасти. Есть вполне реальная вероятность того, что федеральная налоговая реформа освободит офшорные деньги, накопленные корпорациями, и последующий поток денег нужно будет распределить в экономике, — а как и куда, неизвестно.

Автор: Михир Десай.
Оригинал: The Atlantic.

Перевели: Оля КузнецоваВлада Ольшанская и Кирилл Козловский.
Редактировали: Кирилл КазаковСергей РазумовАртём Слободчиков и Роман Вшивцев.

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. Эльдар Насыров
    Эльдар Насыров
  2. Виталина Сидоренко
    Виталина Сидоренко

    Какая скучная статья😟

  3. Инсар Рашид
    Инсар Рашид

    мне тоже картинок мало показалось

  4. Дмитрий Кобыжча
    Дмитрий Кобыжча

    Половина ссылок в статье поломалась.

    1. admin
      admin автор

      Поправили.

      1. Данил Антимонов
        Данил Антимонов

        Newочём, У вас опечатка “не столько nот факт” в 19 абзаце

  5. Сергей Решетин
    Сергей Решетин

    круто

  6. Денис Янович
    Денис Янович

    Капитализм в стиле Гугол это когда на сервис “Вопросы и Ответы” нет финансирования да и на нормальную администрацию YouTube её не хватает.

  7. Velimir Liberzon
    Velimir Liberzon

    Капитализм в стиле Apple устарел. В стиле google даёт широкое пространство для личного обогащения и прочим нечестным махинациям.

  8. Velimir Liberzon
    Velimir Liberzon

    И по факту apple 3 года один и тот же телефон в продажи пускает. Google вообще ничего не может, за счёт своих успешных запущенных сто лет назад сервисах живёт.

  9. Антон Максюта
    Антон Максюта

    Google совсем недавно создал нейросеть, которая обыграла чемпиона в ГО, а дурачки считают, что он “вообще ничего не может”. Маразм процветает.

  10. Денис Шалагинов
    Денис Шалагинов

    Очень ждал перевода этой статьи, а в итоге понял столько же, сколько понял бы читая на английском.

  11. Velimir Liberzon
    Velimir Liberzon

    Очевидно мегакорпорации не могут без успехов. Однако на рынке google сколько не пытался не показал ничего, что зашло бы дальше интереса гиков.

  12. Олег Коковін
    Олег Коковін

    Постановка вопроса реально смешит, словно впервые такая проблема существует:
    “Куда деть акционерной кампании тонны денег, ежели длительное время не во что инвестировать?”
    Ибо довольно адекватный ответ известен – выкупать компании собственные акции. Начать при том с акций, которые используются со спекулятивными целями и, соответственно, довольно таки часто переходят с рук в руки. Таким образом проблема
    краткосрочных инвесторов просто испарится – зачем компании риски связаны с участием таких лиц, ежели этой же компании вообще не нужны их деньги?
    Ведь акционерная форма капитала – это только средство достижения результата, а не самоцель.

    Но ведь менеджмент Google просто хочет “и рыбку съесть, и… косточкой не подавиться” – и свободный капитал оставить, и власть свою сохранить. Хоть и сомнительными, с точки зрения адекватности, методами.
    Хотя, если бы Google выкупал свои бы акции, то и было бы с чего их выдавать своим же сотрудникам, не размывая существующих и не увеличивая их масу.