Экология

Мы создали пластик. Мы стали от него зависимы. Теперь мы в нем утопаем.

admin
Всего просмотров: 58

Среднее время на прочтение: 18 минут, 34 секунды

Индия, город Кальян. Каждое утро сборщики мусора в компании местных птиц начинают обход свалки в поисках пластика. На заднем плане по территории движутся мусоровозы из соседнего Мумбаи. Женщина с куском красной ткани в руках прямо здесь и живет.

Без этого удивительного материала современная жизнь была бы невозможна. Вместе с тем 40% пластиковых изделий используются однократно, после чего засоряют Мировой океан.

Ссылки на подкаст: Podster | iTunes | YouTube | Скачать | Telegram

Если бы пластмасса уже была изобретена во времена, когда переселенцы из английского города Плимут решили пересечь Атлантический океан, чтобы основать первое поселение в Северной Америке, мы и сегодня, почти четыре века спустя, смогли бы найти выброшенный из корабля «Мейфлауэр» мусор.

Если бы переселенцы, подобно многим современным людям, бросали бутылки и пластиковую упаковку прямо за борт корабля, волны океана и солнечный свет оставили бы от пластика лишь крошечные кусочки. Эти кусочки плавали бы в Мировом океане по сей день, накапливая ядовитые вещества, пока их не съест какая-нибудь незадачливая устрица или рыбешка, а в конечном итоге — и кто-нибудь из нас.

«Как хорошо, что у них не было пластика», — подумала я, проезжая на поезде по южному побережью Англии. Я ехала в Плимут на встречу с человеком, который сможет объяснить, какой ущерб пластик нанес планете, и в частности, Мировому океану.

Бангладеш, город Дакка. После того как пластиковую пленку промыли в реке Буриганга, женщина по имени Нурджахан раскладывает ее на солнце и время от времени переворачивает, попутно присматривая за своим сыном Момо. После просушки пластиковая пленка будет продана на переработку. В мире перерабатывается только пятая часть пластика. В США на переработку попадает только 10%.

Поскольку изобрели пластмассу в конце 19 века, а ее повсеместное производство началось только в 1950 году, на планете всего 9,2 млрд тонн (здесь и далее имеется в виду американская тонна, равная ~907 кг, — прим. Newочём) этого материала. Примерно 7 млрд из них — отходы. При этом 6,3 млрд тонн пластика так и не побывали в переработке — эта цифра ошеломила ученых, проводивших расчеты в 2017 году.

Неизвестно, сколько пластиковых отходов обретает пристанище в Мировом океане. В 2015 году всеобщее внимание привлекли расчеты профессора инженерного факультета Университета Джорджии Дженны Джембек, согласно которым только из прибрежных регионов в океан попадает от 5,3 до 14 млн тонн пластика. Дженна Джембек и ее коллеги утверждали, что большую часть выбрасывают не пассажиры морских судов — пластик просто сваливают на землю или в реку, — главным образом в Азии. Затем мусор сдувает ветром или смывает вместе с водой в моря и океаны. Представьте, что через каждые 300 метров по всем побережьям мира стоит по пять продуктовых пакетов, набитых пластиковым мусором, — в общей сложности это 8,8 млн тонн. По скромной оценке Джембек, именно столько пластмассы ежегодно сбрасывается в океан. Не установлено, сколько времени длится распад пластика на молекулы. Оценки колеблются от 450 лет до бесконечности.

Мадрид. Пластиковые бутылки в фонтане Сибелес перед зданием городского совета. Осенью прошлого года участники движения против пластикового загрязнения Luzinterruptus закинули в фонтан Сибелес и два других фонтана Мадрида 60 000 пластиковых бутылок, чтобы привлечь внимание к воздействию пластика на окружающую среду.

Кроме того, пластик ежегодно убивает миллионы морских обитателей. Установлено, что от него пострадали 700 биологических видов, в том числе находящихся под угрозой исчезновения. Некоторым их них нанесен значительный ущерб: животные насмерть запутываются в брошенных рыболовных сетях или пластиковых держателях для пивных банок. Страдания других не столь очевидны. Морские животные всех размеров, от зоопланктона до китов, начали питаться микропластиком — частицами пластмассы размером не больше пяти миллиметров. На Большом острове Гавайского архипелага на пляже, который казался нетронутым — туда нельзя добраться по асфальтированной дороге — микропластик доходил мне до лодыжек. Он хрустел под ногами подобно шарикам сухого завтрака. Прогулка по пляжу помогла мне понять, почему некоторые люди считают, что океанский пластик в скором времени обернется катастрофой. Проблема пластикового загрязнения должна обсуждаться так же широко, как и глобальное потепление. На саммите в Найроби в декабре прошлого года исполнительный директор Программы ООН по окружающей среде назвал эту проблему «океанским армагеддоном».

При всем при этом океанский пластик это, конечно, не глобальное потепление. Пластиковое загрязнение очевидно, его никто не отрицает, и для решения проблемы не нужно переделывать всю мировую энергетическую систему.

«Проблема перестает быть таковой, если известно решение, — считает Тед Сиглер, экономист из Вермонта, на протяжении 25 лет работавший с развивающимися странами по решению мусорного вопроса. — Мы знаем, как собирать мусор, — это может делать каждый. Мы знаем, как налаживать его транспортировку и переработку». Сиглер считает, что нужно всего лишь создать для этой цели специальные организации и системы, в идеале — до того как океан безвозвратно превратится в суп из пластмассы.

Чтобы оседлать течение морские коньки цепляются за дрейфующие водоросли или природный мусор. В загрязненных водах индонезийского острова Сумбава морскому коньку пришлось зацепиться за ватную палочку. «Я хотел бы, чтобы этой фотографии не существовало», — признается фотограф Джастин Хофман.

Под характерным для Англии пасмурным осенним небом у входа в морскую исследовательскую станцию Плимутского университета на берегу гавани в районе Кокссайд меня ждал Ричард Томпсон, стройный мужчина в желтом дождевике, лысая макушка обрамлена седыми волосами. Томпсону 54 года, в 1993 году он начинал карьеру в области морской экологии — работал над диссертацией, посвященной брюхоногим моллюскам и микроскопическим водорослям, живущим на прибрежных скалах. Именно тогда он впервые принял участие в уборке пляжей на острове Мэн. Другие волонтеры собирали бутылки и другой крупный мусор, а Томпсон обратил внимание на крошечные частицы, которые лежали под ногами вдоль линии прилива. Поначалу он даже не был уверен, пластик ли это. Консультация с химиками развеяла все сомнения.

Долгое время в научных кругах задавались вопросом, почему количество пластика в море не увеличивается со временем. Производство пластмасс увеличивается во всем мире: с 2,3 млн тонн в 1950 году до 162 млн тонн в 1993 и до 448 млн тонн в 2015. Но количество пластика, который плавает в океане и вымывается на берег, как ни странно, не растет так же стремительно. «Возник вопрос: „Куда девается пластик?“ , — рассказывает Томпсон. — Без этого мы не могли оценить степень нанесенного природе вреда».

В последующие годы он начал нащупывать ответ: судя по всему, в океане пластик распадается на миллионы маленьких кусочков, которые трудно заметить. В своей научной работе в 2004 году Томпсон назвал эти кусочки «микропластиком», и как оказалось, точно предсказал потенциальную опасность их масштабного накопления в Мировом океане.

Джейсон Трит и Райан Уильямс, сотрудники NGM Источник: Роланд Гейер, Калифорнийский университет в Санта-Барбаре

Мы уже встречались с Томпсоном прошлой осенью, тогда он и двое его студентов только закончили исследование, результаты которого показали, что пластик разрушают не только волны и солнечный свет. В лаборатории они наблюдали за тем, как куски пластиковых пакетов поглощают бокоплавы вида Orchestia gammarellus, крошечные ракообразные, которые обитают в прибрежных водах Европы. Один пакет бокоплавы способны раскрошить на 1,75 млн. микроскопических фрагментов. Особенно быстро бокоплавы поглощают пластик, если он оброс слоем из водорослей и бактерий, то есть тем, что составляет их привычный рацион. Кусочки пластика они либо выплевывают, либо выделяют вместе с продуктами жизнедеятельности.

Микропластик обнаруживали повсюду: и на дне самых глубоководных мест океана, и в арктических льдах, которые, согласно некоторым оценкам, в последние годы интенсивного таяния могли высвободить до триллиона кусочков пластмассы. На некоторых пляжах Большого острова Гавайев до 15% песка — пластик. Пляж Камило-Пойнт-Бич, тот самый, на котором я совершала прогулку, собирает мусор из Северо-тихоокеанской системы течений, одной из пяти основных. Течение несет пластик и другой мусор, сбивая его в огромные океанские мусорные пятна. На пляжах Большого острова можно найти корзины для белья, пластиковые бутылки и другие емкости с этикетками на китайском, японском, корейском, английском, а иногда и русском языках. На необитаемом коралловом острове Хендерсон в южной части Тихого океана исследователи обнаружили огромные объемы пластмассы из Южной Америки, Азии, Новой Зеландии, России и даже Шотландии.

Моторная лодка «Дельфин» несла нас по легким волнам все дальше от берегов Плимута, пока мы с Томпсоном обсуждали происходящее с пластиком в океане. Томпсон спустил на воду мелкоячеистую сеть под названием манта-трал — ее обычно используют для ловли и изучения планктона. Недалеко отсюда несколько лет назад другие исследователи выловили 504 рыбины десяти видов и передали их Томпсону. Каково же было удивление, когда в потрохах у трети выловленной рыбы обнаружили микропластик. Первые полосы газет всего мира пестрели заголовками об этом открытии.

Фотография из журнала Life за 1955 год. Американская семья празднует начало Throwaway Living («Одноразовое потребление, облегчающее жизнь»), которое стало возможным во многом благодаря появлению пластика. Одноразовые предметы облегчили жизнь многим людям по всему миру, но при этом на них приходится значительная часть пластиковых отходов, засоряющих океаны. Фотограф: Питер Стакпол, LIFE PICTURE COLLECTION/GETTY IMAGES

Мы проплыли пару минут, и Томпсон поднял манта-трал обратно в лодку. На дне — разноцветное пластиковое конфетти. Томпсона не сильно волнует наличие пластмассы в рыбе: на данный момент нет никаких доказательств того, что пластик попадает из желудка рыбы в мясо. Он беспокоится о вреде, который невозможно увидеть: химических веществах, добавляемых в пластик для придания ему, например, эластичности, а также о нанопластике, который, как предполагают, представляет собой следующую стадию распада микропластика. И то и другое теоретически может проникать в ткани рыб и людей.

«Нам известно, что в некоторых случаях концентрация химических веществ при производстве пластика очень высока, — рассказывает Томпсон. — Мы не знаем, сколько химикатов сохраняется в мелких частицах, которые под силу проглотить рыбе».

В окружающей среде нанопластик пока не обнаружили: аналитическое оборудование не способно засечь частицы такого размера. Люди только предполагают их существование. Есть вероятность попадания нанопластика в ткани живых организмов, и этот факт может в корне изменить ситуацию.

Томпсон не торопится с выводами, чтобы не бежать впереди науки. Он не склонен паниковать, но убежден, что пластиковый мусор в океане — больше, чем просто эстетическая проблема. «Зачем нам ждать, пока кто-то выяснит, опасно есть рыбу или нет, — считает Томпсон. — У нас достаточно доказательств, чтобы начать что-нибудь делать».

Провинция Чжэцзян на востоке Китая, город Иу. Международный торговый центр Футянь. Это крупнейший в мире оптовый рынок мелких товаров широкого потребления и настоящий пластиковый фейерверк. В нескольких соединенных друг с другом зданиях более 70 000 магазинов торгуют всем, что душе угодно: надувными бассейнами, кухонными принадлежностями, искусственными цветами. Фотографу Ричарду Сеймуру рынок показался одновременно и до боли знакомым — все-таки здешние товары продаются по всему миру; и совершенно непривычным — из-за немыслимых масштабов. Китай — крупнейший производитель пластика, на долю китайской промышленности выпадает около четверти объема мирового производства. Большая часть пластиковый изделий идет на экспорт. Фотограф: Ричард Джон Сеймур

Как мы оказались в столь злополучной ситуации? Когда впервые стал очевиден вред, наносимый этим чудесным материалом? Боюсь, что такой же вопрос можно задать в отношении многих изобретений современного мира. Пластмасса помогла победить во Второй мировой — взять хотя бы нейлоновые парашюты или облегченные детали самолетов — и с тех пор меняла нашу жизнь только к лучшему. Она упростила полеты в космос и произвела революцию в медицине. За счет пластмассовых элементов уменьшают вес всех современных машин и самолетов, что сокращает использование топлива и, соответственно, снижает загрязнение окружающей среды. Пластиковая упаковка помогает сохранить продукты свежими. Подушки безопасности, каски, инкубаторы и даже пластиковые бутылки, которым нынче достаются все шишки, но без которых не доставить воду в бедные районы, — ежедневно спасают тысячи жизней.

В своем раннем исполнении пластик даже способствовал спасению дикой природы. В середине 19 века клавиши фортепьяно, бильярдные мячи, гребни и всевозможные безделушки делались из дефицитной слоновой кости. Популяция слонов оказалась под угрозой вымирания, а слоновой кости становилось все меньше, ее цена постоянно росла. Тогда одна бильярдная компания из Нью-Йорка предложила вознаграждение в размере $10 000 тому, кто сможет придумать альтернативу.

В книге Plastic: A Toxic Love Story («Пластик: Токсичная история любви») Сьюзан Фрэнкель рассказывает об изобретателе-любителе Джоне Уэсли Хайате, который откликнулся на предложение. Изобретенный им материал — целлулоид — сделан на основе целлюлозы, которая содержится во всех растениях. Компания Хайата гордилась тем, что устранила необходимость «разграблять природу в погоне за редкими материалами». Помимо сокращения потребления слоновой кости, целлулоид лишил бильярд аристократического статуса и сделал игру доступной простым людям в любом баре.

Это один из примеров тех глубоких перемен, что принес с собой пластик, ознаменовавших наступление эры материального изобилия. Перемены ускорились в начале 20 века, когда пластмассы стали делать из жидкости, которая в изобилии снабжала нас дешевой энергией, — нефти. Побочным продуктом нефтяной промышленности являются газы, в частности, этилен. Химики обнаружили, что их можно использовать для создания новых полимеров, например, полиэтилентерефталата (ПЭТ), и не работать с полимерами растительного происхождения. Добро пожаловать в мир новых возможностей. Из пластика можно было сделать что угодно, чем, ввиду дешевизны материала, многие и воспользовались.

Пластик был настолько дешевым, что люди производили продукцию без особой необходимости. В 1955 году журнал Life возвестил об освобождении домохозяйки от тяжелой работы. Под заголовком Throwaway Living («Одноразовое потребление, облегчающее жизнь») была размещена фотография, на которой семья радостно подбрасывает в воздух одноразовые тарелки, чашки и столовые приборы. На то, чтобы перемыть всю эту посуду ушло бы 40 часов, но в тексте отмечено, что «теперь домохозяйке можно об этом забыть». Когда же стала очевидна опасность пластикового загрязнения? В тот самый момент, когда мусор на фотографии коснулся земли.

Шесть десятилетий спустя 448 млн тонн пластиковых изделий, 40% от общего объема, — производится с целью одноразового использования. В основном это упаковка — ее выкидывают через пару минут после покупки товара. Производство растет стремительными темпами: почти половина имеющегося в мире пластика была произведена за последние 15 лет. В прошлом году компания Coca-Cola, пожалуй, крупнейший в мире производитель пластиковых бутылок, впервые признала, что выпускает 128 млрд бутылок в год. Компании Nestle, Pepsico и другие крупные компании тоже выпускают бутылки в огромных количествах.

Джейсон Трит и Райан Уильямс, сотрудники NGM Источник: Эрик Бэкман, Питтсбургский университет.

Стремительный рост производства пластика значительно опередил возможности по его утилизации. Поэтому Мировой океан и его обитатели в опасности. «Не удивительно, что мы нарушили баланс, — считает Джембек. — Неконтролируемый рост сломал бы любую неподготовленную для этого систему». В 2003 году в журнале Nature ученые выступили с новой точкой зрения касательно одноразового потребления, объявив его не другом домохозяйки, а опасным врагом всего человечества.

В последние годы рост производства в основном обусловлен активным использованием одноразовой пластиковой упаковки в азиатских странах с растущей экономикой, где системы сбора мусора недостаточно развиты или вообще отсутствуют. По оценке Джембек, в 2010 году половина смытых в океан пластиковых отходов приходится всего на пять азиатских стран: Китай, Индонезию, Филиппины, Вьетнам и Шри-Ланку.

«Даже если страны Северной Америки и Европы начнут перерабатывать 100% пластиковых отходов, — рассказывает Рамани Нараян, преподаватель химической технологии Мичиганского университета, работающий также на родине, в Индии, — проблема пластикового загрязнения не будет решена. Если хотите принести реальную пользу, отправляйтесь в азиатские страны налаживать систему сбора и переработки отходов».

Сан-Франциско. Самый крупный перерабатывающий завод компании Recology обрабатывает 500-600 тонн вторсырья ежедневно. Один из немногих заводов в США, принимающих на переработку пластиковые пакеты, количество которых за последние 20 лет увеличилось в два раза. По конвейерной ленте смешанные пластиковые отходы подаются в оптический сортировщик.
Холлис, штат Мэн. Завод Poland Spring — самый крупный завод в Северной Америке. Его владелец, компания Nestlé Waters, поставляющая на мировой рынок 11% питьевой бутилированной воды, заявляет о сокращении количества используемого пластика для производства бутылок на 62% с 1994 года.

Река Пасиг протекает через центр столицы Филиппин Манилы и впадает в Манильский залив Южно-Китайского моря. Некогда величественная река была выгодным судоходным путем и объектом гордости филиппинцев. Сегодня Пасиг входит в десятку самых загрязненных рек мира. Воды реки ежегодно несут в океан 72 000 тонн пластика, как правило, во время муссонов. В 1990 году река Пасиг была признана биологически мертвой.

Над очисткой реки с 1999 года работает комиссия по реабилитации реки Пасиг, и кое-что ей даже удалось. Глава комиссии Хосе Антонио Гоития настроен оптимистично. Он считает, что восстановить реку можно, но сделать это будет непросто. «Возможно, наилучший выход — запретить пластиковые пакеты», — считает Гоития.

Оставшийся фронт работ виден невооруженным глазом. У реки 51 приток, некоторые из них переполнены отходами из образовавшихся на их берегах стихийных поселков. Приток рядом с китайским кварталом Манилы, где жалкие лачуги ютятся по соседству с современными зданиями, настолько забит пластиковыми отходами, что можно перейти по ним с одного берега на другой. Усеяны мусором и пляжи Манильского залива — в свое время популярное место отдыха жителей города, которых насчитывается 13 млн человек. Прошлой осенью коалиция Break Free From Plastic, куда входят Greenpeace и другие организации, очистила пляж на острове Свободы, считающийся районом экотуризма. Добровольцы собрали 54 260 единиц пластика от обуви до пищевых контейнеров. Я посетила этот остров спустя несколько недель, и пляж снова был завален бутылками, обертками и пакетами.

Бангладеш. Под мостом одного из притоков реки Буриганги мать с детьми удаляют с пластиковых бутылок этикетки, а затем сортируют пластик на зеленый и бесцветный, — готовят к продаже. Сборщики отходов в среднем зарабатывают около $100 в месяц.

Ситуация в Маниле типична для всех крупных азиатских городов. Население Филиппин составляет 105 млн человек. Страна пытается решить проблемы здравоохранения, в том числе борется с брюшным тифом и диареей инфекционного происхождения, которые передаются через воду. Неудивительно, что Филиппины не торопятся решать проблему с пластиковым загрязнением. В Маниле есть система сбора мусора, которая охватывает 17 муниципальных районов, — основные источники отходов. В 2004 году в регионе уже не хватало земли для создания безопасных полигонов. Сегодня с площадками для захоронения отходов острый дефицит.

Малая часть ниши занята частной перерабатывающей индустрией Манилы, которая в основном состоит из сборщиков мусора. Армандо Сиене 34 года,его жена Энджи младше на 3 года. Они родились на всемирно известной свалке Smokey Mountain, закрытой в 90-е годы, и всю жизнь они прожили посреди мусора. Сейчас они живут вместе с тремя детьми в Маниле, в однокомнатной квартире без постельного белья, сантехники и холодильника. Из освещения — одна электрическая лампочка, из мебели — пара пластиковых стульев. Квартира находится в заваленном мусором бедном квартале Aroma («Аромат»), рядом с трущобами, которые называют Happyland («Земля счастья»).

Каждый день Сиена ездит по окраинам своего квартала на велосипеде, высматривая пригодный для переработки мусор. Пищевые контейнеры — ценная находка, за килограмм контейнеров можно получить 20 песо (38 центов). Сиена сортирует и продает свои находки в специализированный магазин своему дяде, а он уже отправляет собранное вторсырье на перерабатывающий завод на окраине Манилы.

Филиппины, город Валенсуэла. Грузовики с пластиковыми бутылками заезжают на перерабатывающий завод. Бутылки собирают столичные сборщики мусора, продают торговцам вторсырьем, а те доставляют их сюда. Бутылки и крышечки от них измельчат, продадут другим мусороперерабатывающим предприятиям и экспортируют.

Некоторые утверждают, что решить проблему загрязнения без сборщиков не получится, нужно всего-то дополнительно оплачивать их труд. В трущобах на набережной Басеко в Маниле находится крошечный принимающий вторсырье магазин Plastic Bank («Банк Пластика» — стартап родом из канадского города Ванкувера, предполагающий обмен пластика на цифровые токены, за которые можно приобрести еду, воду или пополнить счет мобильного. Владельцы любого вида магазина могут использовать приложение, что позволяет обменивать токены на их товары. Стартап был создан для решения проблемы пластикового загрязнения океана азиатскими странами. — прим. Newочём). В Plastic Bank сборщикам платят небольшую премию. Затем вторсырье продается международным корпорациям, которые делают тару для своей продукции и формируют имидж социально-ответственной компании.

Тед Сиглер, экономист из Вермонта, поработал в развивающихся странах и скептически относится к схемам, подобным Plastic Bank. «Пластик не способен окупить затраты, которые предусматривает подобная схема работы, — утверждает Сиглер. — Дешевле финансировать централизованную систему управления отходами, чем субсидировать точечный сбор пластика».

Отходы, которые забивают реки и копятся на пляжах Манилы, свидетельствуют в пользу точки зрения Сиглера. Большая часть мусора состоит из порционных пакетиков от шампуня, зубной пасты, кофе, приправ, других продуктов. Они продаются миллионам бедных людей, которые не могут позволить себе купить более одной порции за раз. Манила засыпана этими пакетиками как опавшими листьями. Они не подлежат вторичной переработке, поэтому никто их не собирает. Член Национальной комиссии по управлению отходами Кристиан Лао подтверждает: «Этот вид упаковки очень популярен, что усложняет работу с твердыми отходами».

Цветные кусочки пластика собирают, моют, сортируют и сушат на берегу реки Буриганги. В неофициальной перерабатывающей индустрии в районе города Дакка работает около 120 000 человек. 18 млн столичных жителей ежедневно генерируют 11 000 тонн отходов.

После уборки пляжа на острове Свободы Greenpeace опубликовала список компаний, чьи порционные пакетики были обнаружены на пляже. Первое место получила компания Nestle, второе — Unilever. По мнению активистки Greenpeace Эбигейл Агилар, виноваты не только те, кто не доносит мусор до урны: «Главный источник проблемы — компании, которые производят и рекламируют одноразовую упаковку». Представитель компании Unilever в ответ заявил, что компания уже разрабатывает пакетики, пригодные для переработки.

В марте 2014 года самолет, совершавший плановый пассажирский рейс 370 авиакомпании Malaysia Airlines по маршруту Куала-Лумпур — Пекин, пропал с радаров. Область поиска простиралась от Индонезии до южной границы Индийского океана. Весь мир пристально следил за ситуацией. Обломки так и не были обнаружены. Несколько раз на спутниковых снимках появлялись скопления объектов, плавающих на поверхности моря, и появлялась надежда, что это обломки самолета. Но это был мусор: обломки грузовых контейнеров, рыболовные снасти и, конечно же, пакеты.

Кэтлин Доэн, ученый и президент научно-исследовательской организации Earth and Space Research («Исследования Земли и космоса») в Сиэтле, увидела в произошедшем и позитивную сторону: снимки из космоса продемонстрировали проблему, которую мировое сообщество долгое время игнорировало. «Впервые на мусорные пятна смотрел весь мир, — сказала мне Кэтлин на пике общественного интереса. — У людей есть прекрасная возможность осознать, что океан превращается в мусорную свалку». Последующие события лишь доказали ее правоту.

Город Фрипорт, штат Техас. На гигантском заводе компании Dow Chemical под воздействием высоких температур происходит термическое разложение молекул углеводородов из ископаемого топлива, в результате чего высвобождается 1,65 млн тонн этилена в год. Полиэтилен — полимер на основе этилена — один из самых широко используемых видов пластика.
Проверка корпуса Boeing 787 Dreamliner перед установкой электроники. Почти половина корпуса выполнена не из алюминия, а из пластика, армированного углеродным волокном, и других композитных материалов, что делает его легче и уменьшает расход топлива.

Проблеме пластикового загрязнения океана в последнее время уделяется много внимания и даже прилагаются немалые (хотя и не системные) усилия для ее решения. Это воодушевляет. Вот неполный список хороших инициатив, начиная с 2014 года: Кения присоединилась к растущему числу стран, которые запретили полиэтиленовые пакеты, наложив внушительные штрафы и введя для нарушителей наказание вплоть до тюремного заключения. Во Франции к 2020 году запретят одноразовую пластиковую посуду. Запрет на использование микропластика для эффекта пилинга в косметике вступает в силу в этом году в США, Канаде, Великобритании и еще четырех странах.

Крупные компании прислушались к общественному мнению. Компания Coca-Cola, которая кроме прочего производит питьевую воду Dasani, объявила своей целью «собирать и перерабатывать 100% своей упаковки к 2030 году». PepsiCo, Amcor и Unilever обязались перерабатывать 100% многоразовой, пригодной для переработки и компостируемой упаковки к 2025 году. Johnson & Johnson теперь производит ватные палочки с бумажной основой.

Люди тоже вносят свой вклад. Британская яхтсменка Эллен МакАртур создала фонд для продвижения «циклической экономики», идея которой заключается в безотходном производстве, то есть все материалы, в том числе пластмассы, должны использоваться повторно, а не свозиться на свалку. Актер Эдриан Гренье стал лицом кампании против использования одноразовых питьевых трубочек. Молодой голландец Боян Слат верен своей подростковой клятве ликвидировать самый крупный мусорный остров в Тихом океане. Его организация собрала $30 млн для создания океанского мусоросборщика, который все еще находится на стадии разработки.

Простота переработки зависит от региона. На схеме представлены данные по Северной Америке. Некоторые виды пластика в принципе не подлежат переработке. Джейсон Трит и Райан Уильямс, сотрудники NGM Источник: RADIO SOURCES: ASTM INTERNATIONAL; ASSOCIATION OF PLASTIC RECYCLERS; Роланд Гейер, Калифорнийский университет в Санта-Барбаре

В какой-то степени эффективны все принятые меры, даже уборка пляжей, которая кажется бесполезной тратой времени. Собирая мусор на пляже, Ричард Томпсон четверть века назад обратил внимание на пластиковое загрязнение. Решением проблемы ему видится предотвращение попадания пластика в океан, а затем необходимо переосмыслить весь наш подход к использованию пластика. «Люди нашли пластику огромное количество применений, но не подумали, что с ним делать, когда он отслужит свое, — считает Томпсон. — Я не утверждаю, что пластик — враг человечества, но промышленники могут предпринять для решения проблемы множество действенных мер».

Если предприятие хочет внести свою лепту, или его к этому принуждает законодательство, у него есть два пути. Во-первых, при сотрудничестве с такими учеными как Джембек они могут разработать новые биоразлагаемые виды пластика, или пластиковые изделия, которые лучше поддаются переработке. Новые материалы и повсеместная переработка в совокупности с отказом от одноразового потребления — вот необходимые меры, которые в долгосрочной перспективе решат проблему пластикового загрязнения планеты. «Но самый быстрый способ изменить ситуацию не требует разработки новых технологий. Нужно больше свалок и мусоровозов», — считает Сиглер.

«Каждый рассчитывает на лаконичное решение, — рассказывает Сиглер, — но реальность такова: мусор нужно просто собирать. В большинстве стран, где я работал, улицы элементарно не убираются. Нам не хватает мусоровозов и системы регулярного сбора, транспортировки, сортировки, переработки или сжигания отходов. Только так мусор не будет валяться повсюду».

Во-вторых, предприятия могут помочь финансово. Сиглер предлагал ввести налог на каждые полкило произведенного пластика. Примерно $6 млрд налогов в год пойдут на финансирование сбора и переработки мусора в развивающихся странах. Идея не была реализована. Осенью 2017 года группа ученых опять подняла вопрос о создании международного фонда. Они призывают заключить международный договор по примеру Парижского соглашения по климату.

В декабре прошлого года на встрече в Найроби 193 страны, включая США, такой договор даже заключили. Однако Резолюция ООН по борьбе с пластиком и микропластиком в морских водах не облагает производство пластмасс налогом и носит лишь рекомендательный характер. По большому счету, это только декларация благих намерений. Эта резолюция мало похожа на Парижское соглашение, она напоминает договор 1992 года, заключенный в Рио-де-Жанейро, когда были озвучены только обещания бороться с глобальным потеплением. Министр по вопросам климата и окружающей среды Норвегии Видар Хельгесен назвал документ уверенным первым шагом на пути решения проблемы пластикового загрязнения Мирового океана.

Автор: Лора Паркер.
Фотограф: Рэнди Олсон.
Оригинал: National Geographic.

Переводила: Алёна Зоренко.
Редактировали: Александр Иванков и Илья Силаев.