Здоровье

Синдром, из-за которого люди говорят с иностранным акцентом

admin
Всего просмотров: 192

Среднее время на прочтение: 2 минуты, 57 секунд

В редких случаях люди с черепно-мозговыми травмами или психическими расстройствами замечают сильные изменения в звучании собственного голоса.

В 1941 году, в разгар Второй Мировой войны, норвежка Астрид получила мозговое ранение от осколка во время бомбежки. Спустя два года она встретилась с неврологом Георгом Германом Монрад–Кроном, который сразу же отметил, что, несмотря на свой беглый норвежский, Астрид обладала «столь явным иностранным акцентом, что я принял ее за немку или француженку».

Монрад–Крон оказался не единственным человеком, допустившим эту ошибку. Норвегия находилась в немецкой оккупации с 1940 года, и хотя Астрид никогда не выезжала за пределы своей страны, ее новый акцент вызвал враждебность со стороны соотечественников.

«Она с горечью сетовала на то, что в магазинах ее постоянно принимали за немку, в результате чего продавцы отказывались продавать ей что-либо», — писал Монрад–Крон

Астрид не была первым пациентом с зарегистрированным синдромом иностранного акцента (им стал парижанин, у которого после сердечного приступа развился эльзасский акцент, случай впервые описан в 1907 году), но исследование ее случая было особенно детальным. Монрад–Крон называл ее состояние «диспросодия». К просодии относят языковые элементы, не являющиеся словами (интонация, ритм, ударение, и пр.). У Астрид по-прежнему сохранялась просодия, иными словами, ее речь не была монотонной, но она отличалась от среднестатисчической речи жителя Норвегии.

Термин «синдром иностранного акцента» был введен в употребление нейролингвистом Гарри Уитакером в 1982 году, и он действительно намного понятнее, чем «диспросодия». Это вызывающее интерес редкое состояние, на тему которого было опубликовано более 100 исследований. Одно из последних исследований вышло в этом году в журнале Case Reports in Psychiatry.

«Пациентом была 34-летняя незамужняя афроамериканка из США», начинается доклад. Женщину привезли в отделение срочной психиатрической помощи после того, как она напала на хозяйку дома своей матери, которая, как она думала, навела на нее порчу. В ее семье уже бывали случаи шизофрении, и такой же диагноз поставили женщине сразу по прибытию в клинику. Она также разговаривала с британским акцентом. «Она заменяла звук „th“ на „f“ и „w“ на „wh“, также как „t“ на „d“ и „ai“ на „ei“», пишут исследователи. Однако, в отличие от Астрид, женщина говорила несколько монотонно.

Она отказалась от лекарств, по-прежнему одержимая идеей убийства хозяйки дома, и была переведена в отделение долгосрочной стационарной помощи. Исследователи планируют и дальше следить за ее состоянием на случай, если к ней вернется американский акцент.

Астрид, как и новая пациентка, представляют 2 различных типа синдрома иностранного акцента, которые были описаны: нейрогенный и психогенный. Среди пациентов нейрогенный синдром иностранного акцента встречается чаще и проявляется в результате повреждения мозга после инсульта или черепно-мозговой травмы. Как именно это ведет к изменениям в речи не ясно, но, как правило, поражение обнаруживается в середине мозговой артерии и в отделах мозга, отвечающих за речевую деятельность, особенно в левом полушарии.

При психогенном синдроме иностранного акцента не выявлено повреждения головного мозга, но, наряду с акцентом, у человека наблюдается какое-то психическое расстройство — шизофрения, биполярное или конверсионное расстройство. Ученые пишут: «В состоянии психоза новый акцент сохраняется на протяжении приступа и может исчезнуть после того, как припадок стихнет». Согласно их исследованиям, были выявлены случаи, когда у пациента после психотического эпизода акцент исчезал, хотя этого не наблюдалось во время его пребывания в больнице. Они также отмечают: только недавно было обнаружено, что синдром иностранного акцента может быть психогенным.

Также существует смешанный тип синдрома иностранного акцента, который может иметь некоторые нейрогенные и психогенные признаки.

Синдром невероятно вариативен и может выражаться широчайшим спектром изменений в просодии. Каждый слушатель может по-своему слышать акцент говорящего (так, например, Монрад–Крон сначала думал, что Астрид говорила с «французским или немецким» акцентом) и под новоприобретенным акцентом может уловить оттенки предыдущего. Вдобавок к этому, пациенты могут испытывать проблемы в составлении предложений или ставить ударение не на те слова или слоги.

Синдром иностранного акцента имеет много общего с афазией — нарушением речи, чаще всего наблюдаемым после инсульта или черепно-мозговой травмы. Но это не объясняет ни психогенный подвариант синдрома, ни причину того, что поврежденная речь воспринимается как другой акцент.

Возможное объяснение данного явления в 2013 году предложила профессор Линдси Никельс из университета Маккуори в своей статье для журнала The Conversation. В ней она рассказывает историю австралийки Лиэн Роу, которая очнулась с французским акцентом после того, как попала в автокатастрофу. Никельс пишет, что гласные звуки могут очень сильно изменяться в результате малейших аномалий во взаимном расположении языка, губ и челюсти. «В разных языках гласные звуки произносятся по-разному, и в отдельно взятом языке акценты различаются именно произношением гласных звуков». Вполне вероятно, что нарушения речи, вызванные черепно-мозговыми травмами или проблемами психического характера, звучат достаточно знакомо, чтобы восприниматься нами как ацент.

Автор: Джули Бек.
Оригинал: The Atlantic.

Перевела: Даша Шевцова.
Редактировал: Дмитрий Грушин.