Здоровье

Как запахи влияют на нашу жизнь

admin
Всего просмотров: 298

Среднее время на прочтение: 8 минут, 14 секунд

Ноам Зобель никак не может перестать наблюдать за тем, как вы нюхаете свои руки. Он постоянно видит, как люди делают это у всех на виду. Мужчина опирается на локоть, ладонью прикрывая нос. Чуть подальше женщина играет со своей верхней губой, ее пальцы расположены чуть ниже ноздрей. Возможно, вы прямо сейчас делаете то же самое.

Не смущайтесь. Люди — животные, и все больше исследователей полагают, что мы, как и другие животные, используем чувство обоняния, чтобы получать информацию об окружающем мире. Зобель, профессор нейробиологии в Институте Вейцмана, считает, что нюхать руки — лишь еще один способ получать образцов наших собственных запахов, чтобы узнавать о себе новое.

Открытия других исследователей позволяют предположить, что второй язык, состоящий из запахов, может быть у нас под носом (в прямом смысле). Телесные запахи сопровождают все наши взаимодействия. И информация об отношениях и эмоциях, которую мы получаем благодаря этим запахам, может быть очень важным элементом человеческого общества. Телесные запахи наших собратьев помогают распознать родственников и друзей и укреплять узы с нашими детьми. Даже с повязкой на глазах мы можем распознать затхлый аромат старика — запах не обязательно неприятный. В то же время запах болезни может предостеречь нас от приближения к уже заразившимся людям.

Принято считать, что люди не одарены исключительным обонянием. Наблюдая за тем, как наши собаки и кошки оставляют пахучие метки и вдумчиво нюхают воздух, мы чувствуем, будто наш вид родился с повязкой на носу. Исследователи, пытающиеся объяснить человеческое сексуальное влечение и другие межличностные инстинкты, не смогли обнаружить человеческие феромоны — специальные молекулы, испускаемые одним представителем вида и получаемые другим, провоцируя специфическую реакцию. Муравьи используют феромоны для общения и оставляют феромоновые следы, чтобы найти дорогу к муравейнику. Кабаньи феромоны, если их разбрызгать в свинарнике, заставят женские особи с течкой принять позу для спаривания. Но, возможно, к счастью для нашего самоконтроля, исследования заключают, что мы к подобному безразличны. Конечно, мы можем различить запах того, кто только что пил алкоголь, или того, кто недавно ел чеснок или карри, но способность обнаруживать столь резкие и яркие запахи не кажется таким уж даром по сравнению со способностью пронюхать путь к собственному дому.

В любом случае, чувство обоняния у нас есть, и, конечно же, его предназначение не должно ограничиваться способностью определять, когда пора вынести мусор. Эта мысль заставила Зобеля задуматься над обонятельной важностью рукопожатия. Оно распространено во многих, если не во всех мировых культурах. Историки могут объяснить происхождение ритуала рукопожатия, описав его как стремление показать незнакомцу, что твоя рука свободна от оружия. Но Зобель предположил, что в ритуале может присутствовать и более глубокий мотив — нечто вроде дружеского «задонюхания» у собак.

Для проверки своей гипотезы Зобель с коллегами собрал группу людей в комнате и оставил их одних, наблюдая за ними через камеру. Через несколько минут экспериментатор вошел в комнату и поздоровался с каждым, пожав руку только некоторым, и покинул комнату еще на несколько минут. Еще до того, как команда ученых начала анализировать результаты эксперимента, кадры видео их поразили.

«Люди постоянно нюхают собственные ладони», — утверждает Зобель

22 процента времени, проведенного в комнате эксперимента, испытуемые держали ту или иную руку возле носа. Мы можем воспринимать подобное поведение как беспокойство — почесывание, покусывание ногтей, — но когда исследователи измерили потоки воздуха, проходящие через носы другой группы испытуемых, результаты показали, что люди активно нюхали свои ладони. Научная статья, посвященная исследованию, была опубликована в журнале eLife в 2015.

Цель обнюхивания ладони была неясна. После рукопожатия с экспериментатором того же пола испытуемые провели за обонятельным изучением пожатой руки более чем в два раза больше времени. В случаях, когда экспериментатор был противоположного пола, исследователи обнаружили аналогичное увеличение интереса к другой руке, будто люди пытались утвердить свой собственный запах. Зобель не утверждает, что обмен запахами — единственная причина для рукопожатия или что рукопожатие — единственный метод, который мы для этого используем. Но он считает, что пожимание рук может быть частью процесса химического исследования окружающего мира.

Другим способом могут быть слезы. В исследовании Зобеля в 2001 году испытуемые женского пола смотрели грустные сцены из фильмов, и их слезы были собраны в пробирки. Испытуемые мужского пола не смогли обнаружить разницу между запахом слез и простым соляным раствором, который предварительно пустили по щекам испытуемых женского пола. Но после того как они понюхали слёзы, мужчины оценили фотографии других женщин как менее привлекательные. Уровень их тестостерона также упал. Зобель считает, что назначением слез — и расстроенного взрослого, и голодного младенца — может быть передача сигнала, снижающего агрессию других. А когда мы наклоняемся, чтобы обняться, мы получаем порцию добра.

Телесные запахи, похоже, фактически служат в качестве первичной предупредительной системы для ориентации в мире. Врачи использовали запахи пациентов для диагноза — от запаха свежего хлеба при тифе до тухлого запаха при печеночной недостаточности и якобы аромата винограда при инфекции от псевдомонады. Новые исследования показывают, что даже неподготовленные люди могут пронюхать разницу между здоровым и больным. Чтобы проиллюстрировать эту позицию, Матс Олссон, профессор клинической неврологии в Каролинском Институте в Швеции, раздал испытуемым пластиковые бутылки. Внутри каждой находились вырезанные куски футболок из области подмышек. Некоторые футболки носились в течение нескольких часов людьми, чья иммунная система была искусственно приведена в действие, будто они заболевали. Другие футболки были получены от обычных здоровых людей, а оставшиеся не носил никто.

Испытуемые оценили запах лоскутков от футболок людей с активизированной иммунной системой как более интенсивный и менее приятный, чем запах от одежды здоровых людей. При том, что эти люди не потели больше других — напротив, что-то качественно отличало их пот от других образцов. «Конкретное происхождение обонятельных сигналов еще не определено», — написали Олссон и соавторы в статье 2014 года, опубликованной в Psychological Science.

«Логично, что люди в ходе эволюции выработали возможность учуять заболевающего соседа. Если инфицированный сосед вдруг начинает пахнуть чуть противнее обычного, возможно, мы будем держаться от него подальше и избежим заразы», — говорит Эми Гордон, аспирантка из лаборатории Оллсона, также принимавшая участие в исследовании

Обоняние наиболее информативно внутри семьи. В 1999 году Ричард Портер, психолог в университете Вандербильта в штате Теннесси, написал в журнале Genetica, что грудные младенцы предпочитают запах груди собственной матери запахам других матерей, то же относилось и к запаху подмышек. Матери также распознают запах головы собственных детей или одежды, которую они носили.

Возможное объяснение приходит из царства животных, где многие виды способны распознать родственников по запаху и тем самым избежать инбридинга. Сильно разнящийся набор генов, Главный комплекс гистосовместимости (ГКГС), позволяет образовать телесные запахи, которые животные могут использовать для идентификации друг друга. Многие исследователи искали в людях похожую связь между типами ГКГС и тем, как мы подбираем себе партнера. В обзорной статье 2009 года для журнала Psychoneuroendocrinology антрополог Ян Гавличек из Карлового университета Праги и эволюционный психолог С. Крейг Робертс из Ливерпульского университета заключили, что большинство исследователей телесных запахов считают, что люди предпочитают партнеров с отличными от своих типами ГКГС — намек на то, что мы можем использовать запахи тела для поиска генетически отличных партнеров.

По сути мы знаем базовые вещи о работе нашего обоняния: когда кто-то останавливается, чтобы понюхать аромат роз или оценить срок годности молока, молекулы запаха передвигаются в наши ноздри и закрепляются на рецепторах. По нейронам посылается сигнал в обонятельную луковицу, которая находится на нижней части мозга, сразу за переносицей. Оттуда сигнал идет глубже в мозг, в области, которые вместе называются обонятельной корой.

Но когда до нас доносится запах чужого тела, случается нечто совершенно иное.

Йохан Лундстрем, нейробиолог в филадельфийском Центре имени Монелла по исследованию ощущений, возникающих под влиянием химических раздражителей, занимается сбором доказательств того, что струя телесного запаха активизирует в мозге процессы, отличные от вызываемых другими запахами. В исследовании, размещенном в журнале Cerebral Cortex в 2008 году, Лундстрем просканировал активность женского мозга при вдохе телесных запахов (женщины часто оказываются испытуемыми в таких экспериментах, поскольку их обоняние, как правило, развито лучше мужского). Среди образцов были запахи самих испытуемых, их близких друзей и незнакомцев; исследователи вшили лактационные вкладыши в рукава футболок испытуемых и попросили их спать в них в течение недели. Также был произведен искусственный телесный запах, сделанный с использованием тминного и анисового масел.

Женщины смогли отличить собственные запахи и запахи их друзей от запахов незнакомцев, хотя они и не были уверены в ответах. Когда они вдыхали эти запахи, стандартная обонятельная кора на сканерах не отображалась. Напротив, Лундстрем заметил мозговую активность в коре задней части поясной извилины, части, которая отвечает на эмоциональные раздражители, и в угловой извилине, включенной в формирование представления о самих себе.

В подобном исследовании Лундстрема, опубликованном в 2009 году в журнале Human Brain Mapping, женщин попросили понюхать образцы с запахом их подруг и сестер. «Многим испытуемым задание определить человека по телесному запаху показалось невозможным. Однако они, сами того не зная, оказались способны выполнить задание с высокой точностью», — писали авторы статьи. Опять же, искусственный телесный запах ожидаемо активизировал обонятельный центр в орбитофронтальной коре. Настоящие же телесные запахи прошли мимо обонятельного центра в орбитофронтальной коре. Когда женщины нюхали образцы запаха собственных сестер, среди активных областей мозга наблюдалась префронтальная кора, помогающая людям распознавать себя.

Наши телесные запахи могут даже передавать эмоции, такие как страх или стресс — и эти эмоции могут стать заразными. В 2009 году в журнале Psychological Science вышла статья психологов Вэнь Чжоу и Дениз Чэнь из университета Райса в штате Техас, которые собирали пот мужчин, смотревших либо фильмы ужасов, либо комедии. Женщины, которые впоследствии вдыхали пот, выделившийся при просмотре фильмов ужасов, чаще говорили, что видят в лицах страх. В еще одном исследовании 2009 года, опубликованном в International Journal of Psychology, психолог Беттина Паузе из Дюссельдорфского университета вместе с соавторами попросила студентов предоставить их пот, образовавшийся либо при занятиях спортом, либо при стрессе от сдачи устного экзамена. Люди, позже нюхавшие пот, выделившийся при стрессе, вздрагивали от громких звуков сильнее, чем люди, которым выдали пот от тренировок. Исследователи из университета Стоуни Брук в Нью-Йорке изучили эмоциональную заразительность (результаты работы опубликованы в журнале PLOS ONE в 2009 году), привязав куски ткани к подмышкам тех, кто в первый раз решил позаниматься скайдайвингом в тандеме (для натуральности эксперимента, скайдаверам запретили пользоваться дезодорантами. Посочувствуйте их напарникам по тандему).

Эмоциональная заразительность — все еще новая область науки. Чтобы подтвердить реальность этих эффектов и то, что они повторяются — также как и понять, распространяются ли вместе с запахом позитивные и негативные эмоции, — потребуется больше исследований. Ричард Доти, директор Центра исследований вкуса и запаха при Университете Пенсильвании, не находит убедительной идею того, что телесные запахи передают сигналы. Он считает, что приобретенные ассоциации лучше объясняют обонятельную связь между матерью и младенцем. Он также указывает на ненадежность нейрообразных исследований, подобных тем, что проводил Лундстрем.

Но даже если ученые не могут сойтись во мнении о происхождении телесных запахов — молекулярные ли это сигналы о настроении, статусе и состоянии здоровья, или бессмысленные запахи, — предельно ясно, что мы недооценивали свои носы.

Даже Зобель не считает, что все должны теперь воспринимать себя как часть комплексной обонятельной сети, где каждый тестирует и получает информацию из чужих запахов. Мир станет таким же как он, будет постоянно наблюдать, что люди трогают и нюхают. В его лаборатории, говорит он, рукопожатие — ранее рутинная привычка — уже стало чем-то принципиально новым. Исследователи теперь гиперосведомлены о том, какие вещи они могут передавать вместе с простым приветствием.

Остальные не смогут справиться с осознанием этого. Стыдно быть пойманным за нюханием самого себя. Доказательство этому Зобель видел во время своих экспериментов с рукопожатием, когда исследователи объясняли испытуемыми цель их работы и спрашивали разрешение опубликовать полученную нарезку из видео. Люди, чье поведение при нюхании рук были наиболее странным, отказались быть в опубликованной нарезке.

«В нашем обществе мы обычно не жалуем телесные запахи. Я ничем не отличаюсь от других — не могу оценить по достоинству вспотевшего человека в автобусе, например», — говорит Йоханнес Фразнелли, эксперт в области хемосенсорных процессов Университете Квебека в Труа-Ривьере. Общество не приемлет крепкий личный запах. Мы идем на большие жертвы, чтобы прикрыть его: каждый день принимаем душ, стираем нашу одежду, наносим на тело дезодорант, брызгаемся парфюмом, вешаем освежитель воздуха в машине. Обонятельные сигналы, передающиеся между нашими телами, вынуждены пробиваться сквозь эти меры защиты.

Но мы можем тянуться к запахам друг друга. К примеру, существует запах любовного партнера, который задерживается на подушке. «В спальне чувство запаха становится важным. Это может напугать нас, потому что наша культура запрещает нам наслаждаться чужим запахом», — говорит Фразнелли.

Абсолютно допустимо с затяжкой понюхать своего малыша. Вы даже можете понюхать малыша вашего друга, вдыхая немного этого сладкого, молочного запаха, не провоцируя никаких проблем.

В такие моменты вмешивается наша животная природа. Когда мы вдыхаем запахи близких, наши узы укрепляются. Среди незнакомцев, пропитаны ли мы их запахами в метро или подаем им руку для рукопожатия, мы получаем информацию о людях при помощи носа точно так же, как и при помощи глаз. Возможно, зная это, мы будем дышать чуть глубже, чтобы узнавать чуть больше.

Автор: Элизабет Престон.
Оригинал: Aeon.

Перевел: Александр Поздеев.
Редактировали: Артём Слободчиков, Евгений Урываев, Варвара Болховитинова.