Здоровье

Как социальная жизнь меняет нашу микрофлору

admin
Всего просмотров: 101

Среднее время на прочтение: 2 минуты, 52 секунды

Дэвид Моир / Reuters

Каждое объятие, рукопожатие, или даже брофист (приветствие, при котором собеседники соприкасаются кулаками — прим. Newочём) приводит в движение сообщества крошечных организмов, живущих внутри нас.

Очевидно, что социальный контакт способствует распространению болезни: поэтому мы не обнимаемся с человеком, если у него насморк, советуем больному коллеге пойти домой и вводим карантин во время эпидемии. Но инфекционные микробы — это ничтожная часть микробиома человека, то есть всех микробов, живущих в организме. Большинство из них безвредны, а иногда даже полезны. Они тоже могут перемещаться от человека к человеку.

Все больше исследований, включая два недавних эксперимента с шимпанзе и павианами, доказывают, что социальное взаимодействие влияет на состав микробиома. Обнимаясь, пожимая руки или даже просто прикасаясь друг к другу, мы превращаем социальную связь в микробиотическую, передавая безобидных или полезных микробов своему товарищу и получая его микробы взамен.

Это значит, что существует «пан-микробиом» — совокупность видов микробов, характерных для группы организмов-хозяев. Если сравнить микробиом с вашей коллекцией музыки, то пан-микробиом — это магазин iTunes, а каждое рукопожатие — обмен файлами.

Существует несколько доказательств того, что микробы передаются путем физического контакта. Одно исследование показало, что люди, проживающие в одном жилом комплексе, имеют похожий состав микрофлоры. По результатам другого исследования, кожные микробы участниц команд по Роллер-дербиперемещаются во время игры. Но все это не дает полной картины. Чтобы понять, как социальные связи влияют на состав микрофлоры, придется довольно долго изучать повседневную жизнь человека — начиная с того, с кем из друзей он чаще всего общается, и заканчивая тем, какие бактерии содержатся в его испражнениях. «Немногие согласились бы на такое вторжение в личную жизнь», — комментирует Эндрю Мёллер из Калифорнийского университета в Беркли.

Поэтому, он переключился на шимпанзе.

Начиная с открытий Джейн Гудолл в 60-х годах, ученые постоянно наблюдают за шимпанзе из сообщества Касакелы в Национальном парке Гомбе-Стрим, Танзания. Они изучают взаимодействие приматов и анализы кала. Опираясь на эти данные, Мёллер показал, что кишечные микробы шимпанзе передаются скорее горизонтально, (через общение с соседями), чем вертикально (по наследству). И хотя первые микробы достаются от матери, со временем бóльшую часть микрофлоры они получают от друзей.

Когда шимпанзе начинали активнее взаимодействовать друг с другом, их микробиом менялся. А наиболее общительные индивиды, которые чаще других трогали своих товарищей, вычесывали паразитов, или любым другим способом взаимодействовали друг с другом, обладали самой богатой кишечной микрофлорой.

Дженни Танг и Элизабет Арчи получили похожие результаты, изучая группу диких павианов в Национальном парке Амбосели, Кения. Обезьяны, которые чаще других вычесывали друг другу паразитов, обладали очень похожим микробиомом. В результате две группы стали отдельными сообществами, несмотря на то, что все питались одинаково и жили на прилегающих друг к другу территориях. Их непересекающиеся социальные связи образовали своеобразную «гавань» для определенных микроорганизмов.

«Эти животные едят грязную пищу и пьют из мутных лужиц, но мы все равно видим признаки контакта с другими животными», — сообщает Арчи. — «Можно утверждать, что в случае с людьми этот эффект будет еще сильнее, ведь мы живем в более стерильных условиях. Наши главные „поставщики“ — это мы сами»

Эти исследования позволяют сделать важные выводы. Если бы микрофлора шимпанзе и павианов (и, возможно, людей) передавалась по наследству, это привело бы к росту смертности из-за проблем с пищеварением. Но благодаря тому, что микробы передаются путем физического контакта, мы можем быть уверены, что если у кого-то не хватает какого-то вида микробов, этот вид присутствует в пан-микробиоме. (А в случае с шимпанзе это скорее пан-Пан-микробиом.) «Распространение микробов таким способом может быть одним из факторов, обеспечивающих разнообразие микробиомов по ходу эволюции», — поясняет Мёллер.

Возможно, преимущества распространения полезных микробов послужили поводом поставить эволюцию социализации во главу угла. Такую идею высказал Майкл Ломбардо в 2008 году; он предположил, что если животные передают друг другу микробов, для них характерны сложные социальные системы, предусматривающие периодические контакты между особями.

Эта гипотеза довольно правдоподобна: она объясняет поведение некоторых видов. Шмель поедает фекалии других шмелей, потому что в них содержатся микробы, которые защищают его от паразитов; термиты достигают того же с помощью анального кормления, и те и другие являются общественными насекомыми.

«У пчел нет такого сходства микробиомов, но и у асоциальных ос его тоже нет. Приматы, являясь одним из самых социальных видов млекопитающих, обладают тем же составом микробиома, который был у их дальних предков» — объясняет Мёллер

Тем не менее, гипотеза Ломбардо «в этом плане слишком абстрактна», — утверждает Мёллер. — «Необходимо зафиксировать связь социальности с конкретным показателем разнообразия микробиома, чтобы затем проследить эту связь на дереве жизни».

Автор: Эд Янг.
Оригинал: Atlantic.

Перевела: Наташа Живова.
Редактировал: Роман Вшивцев.