Война Новости

Нужно больше бетона

admin
Всего просмотров: 24

Среднее время на прочтение: 4 минуты, 12 секунд

Коррупция мешает попыткам восстановить Сектор Газа после летнего конфликта.

Купонная программа не смогла остановить работу черного рынка цемента, в то время как из-за границы поступает слишком мало материалов.

Реконструкция Сектора Газа после пятидесятидневной войны с Израилем этим летом продвигается очень медленно, и лишь незначительное количество обещанных строительных материалов было поставлено в зону конфликта.

В разгар критики в отношении темпов реконструкции The Guardian установила многочисленные факты коррупции в ходе применения скандального механизма ООН по контролю поставок стройматериалов — для предотвращения их попадания в руки военной группировки ХАМАС.

В докладе, опубликованном сегодня утром международной организацией Oxfam, говорится, что, несмотря на полученные в ходе международной донорской конференции 5.4 миллиарда долларов и на соглашение между Палестиной, Израилем и ООН о разрешении поставок строительных материалов в сектор Газа, в ноябре в прибрежную зону было доставлено меньше стройматериалов, чем ранее в этом году.

В докладе Oxfam говорится, что в сектор Газа в ноябре въехало лишь 287 грузовиков, и «такими темпами реконструкция и развитие региона могут занять несколько десятков лет».

По данным ООН, порядка 100000 домов были повреждены или уничтожены в ходе конфликта, унесшего жизни 2100 палестинцев и более 70 израильтян и затронувшего более чем 600000 жителей сектора Газа. У некоторых из них до сих пор нет доступа к муниципальному водопроводу, а отключение электричества на 18 часов в день вполне в порядке вещей.

Механизм, позволяющий ввоз строительных материалов в Газу — в том числе, мониторинг поставок и использования бетона — был разработан специальным посланником ООН Робертом Серри, чтобы успокоить израильское правительство, которое считает, что ХАМАС станет использовать цемент для военных целей (в том числе, для строительства тоннелей).

Но кое-кто из ООН и международных групп помощи уже высказывал опасения, что этот механизм — включающий в себя инспекции, регистрацию и мониторинг — может быть подвержен коррупции.

Во время своего декабрьского визита в Совет Безопасности ООН, Серри показал свою обеспокоенность темпами работ по реконструкции при столь «ужасных условиях».

« [Эти] непростые вопросы вместе с недостаточным финансированием только ухудшили атмосферу в уже и так разоренном Секторе Газа», — заявил Серри, добавив, что он  «сильно встревожен».

Так же во время данного визита он призвал все участвующие стороны и международное сообщество отреагировать на просьбу Сектора Газа о помощи.

«Я имею в виду прогресс на всех фронтах, прогресс, который должен произойти сейчас, иначе мы увидим, как сектор Газа будет вовлечен в другой конфликт».

Но, несмотря на обещания, что порядка 20000 домовладельцев была обещана помощь, механизм ее оказания страдает от проблем и противоречий.

По инструкции сначала оценивается ущерб домовладельцев, производится проверка их соответствия требованиям для получения помощи, затем они регистрируются и получают специальный купон, позволяющий им покупать определенное количество материалов со складов, за которыми ведется наблюдение в инспекционном режиме под администрацией ООН.

Однако во время последнего визита на цементные склады в Газе The Guardian увидели, что домовладельцы перепродавали полученный по купонам цемент всего в нескольких метрах от склада и по цене в четыре раза больше установленной.

Кроме того, сотрудники The Guardian слышали обвинения в адрес официальных лиц в получении взяток, для того, чтобы распечатать больше купонов на бетон, чем необходимо домовладельцам, и продать излишки на чёрном рынке. При этом официальные дилеры закрывали глаза на мошенничество, либо становились соучастниками.

Махер Халил — менеджер одного из самых крупных складов в Газе — жалуется на сложность системы. «Мы делаем то, что положено», — сказал он The Guardian. — «Есть список с именами людей, который мы вывешиваем снаружи. Они ищут себя в списке и приходят с купоном. Мы проверяем их документы и отдаем им цемент. Мы сказали инспекторам ООН, которые сюда приходили, что мы можем следить только за происходящим непосредственно на складе, но не снаружи. Внутри мы продаем бетон по цене 500 шекелей (6500 рублей) за тонну. Снаружи они продают по 1600 шекелей».

Выйдя со склада, корреспондент The Guardian сразу увидел людей с телегами, нагруженными цементом, которые предлагали купить и продать бетон. Один мужчина предложил купить мешок (стандартная цена — 27 шекелей) — за 70 шекелей, сказав, что вообще продает за 90. Другой уличный торговец и вовсе продавал бетон тоннами.

Последним в этой бетонной цепочке был Адхам, худой девятилетний мальчик, собирающий цементную пыль с телег в пакет, который он собирался продать за 5 шекелей, чтобы купить еды себе и братьям.

«Все происходящее — это позор», — говорит экономист Омар Шаабан. — «Новый механизм по реконструкции — это повторение израильской осады Газы, только сейчас она регулируется ООН. Они меняют стабильность на цемент — и не слишком много. А большая часть ввозимого цемента продается на черном рынке. Израиль знает об этом. Серри знает об этом. Весь этот механизм – всего лишь лицензия на коррупцию. Это лицензия на продление осады. Это лицензия на большие зарплаты служащим ООН, которые этим занимаются. Весь абсурд в том, что это никак не предотвращает использование материалов группировкой ХАМАС».

На каждом углу можно увидеть, с какими сложностями приходится сталкиваться палестинцам, чьи дома были разрушены или повреждены в ходе конфликта в Секторе Газа.

В Шуйайе — одной из наиболее сильно пострадавших в войне зон — улицы очищены от руин, однако строительством, судя по всему, никто не занят.

Исключение — Набил Аяд, руководящий небольшой группой рабочих, строящих стену вокруг места, где однажды стоял магазин его племянника.

«Было очень трудно найти все необходимые материалы. Кирпичи мы достали на черном рынке. Обычно они стоят 2,7 шекеля за штуку, нам же пришлось заплатить по 4. У нас были деньги только на стену, не на то, чтобы заново отстроить магазин. Сейчас приоритет — это стена. Потом мы будем делать все шаг за шагом, когда сможем себе это позволить».

37-летнему Сами Сааду повезло меньше — он один из тех 70000 человек, оставшихся без крыши над головой. Сейчас он все еще живет со своей семьей в здании школы, где расположился лагерь ООН. Его дом, также находившийся в Шуйайе, был разрушен спустя 10 минут после того, как семья Сами его покинула. Его сыну Юсуфу требуется операция (не вызванная войной) и он надеется вывезти свою семью в Иорданию или Саудовскую Аравию.

«Если я смогу уехать», — говорит он в пустом классе, который сейчас является его спальней, — «я не вернусь. У меня был свой текстильный бизнес и хороший дом. Сейчас ничего этого нет. Мне нужно место, чтобы жить достойно. Здесь никакого достоинства нет».

Кэтрин Эссоян, региональный директор Oxfam, заявила: «Досадно, что мы достигли таких невысоких результатов, учитывая огромные потребности и массовые разрушения. Люди в секторе Газа все сильнее недовольны отсутствием прогресса, что объяснимо. Международное сообщество много раз подводило жителей Газы; но мы не можем подвести их снова, в такое критическое для них время».

Оригинал: http://www.theguardian.com/world/2014/dec/25/corruption-hampers-effort-t…