Война ИГИЛ

Как террористы обращаются с женщинами

admin
Всего просмотров: 154

Среднее время на прочтение: 4 минуты, 28 секунд

Что действительно пугает террористов

Примечание редактора: Майкл Суссан, бывший гуманитарный работник ООН в Ираке и старший преподаватель Центра глобалистики Нью-Йоркского Университета, является основателем Женской Инициативы Нью-Йоркского Университета и партнером проекта www.GoodLoopMedia.com. Элизабет Вайнгартен — помощник редактора в экспертно-аналитическом центре «Новая Америка» (расположенном в округе Колумбия), а также заместитель директора Проекта Всемирного Гендерного Равенства. Мнения, выраженные в данной статье, принадлежат исключительно этим авторам.

Kurdish Peshmerga fighters assemble at a shrine on Iraq's Mount Sinjar on Friday, December 19. The Kurdish military said that with the help of coalition airstrikes, it has "cleansed" the area of ISIS militants. ISIS has been advancing in Iraq and Syria as it seeks to create an Islamic caliphate in the region.

(CNN) — Даже террористы чего-то боятся. А перспектива гендерного равенства находится в начале списка их самых страшных кошмаров.

Для них логика проста. Женщины, наделенные правами, никогда не будут считать жестокую идеологию террористов законом своей страны.

Образованные женщины и девушки фундаментально изменили бы властную структуру организаций вроде ИГ. Следовательно, их необходимо притеснять и порабощать.

«Несомненно, что направленность против женщин — это центральный (а не побочный) элемент идеологий, которых придерживаются данные группы», — сообщил нам Санам Нарагхи-Андерлини, соучредитель International Civil Society Action Network — ICAN (Организация международной деятельности гражданских обществ).

Итак, успешная стратегия, направленная против этих группировок в своем политическом курсе должна базироваться на правах женщин. Это потребует не просто громких слов или перевода нескольких миллионов долларов на счета школ для девочек.

A Peshmerga fighter looks down at the body of an alleged ISIS fighter in Zummar, Iraq, on Thursday, December 18.

Это потребует кардинального изменения парадигмы американской внешней политики, от гуманитарной помощи до военных альянсов. Это потребует действий от самих женщин — например, тех, которые сейчас сражаются с подлыми бесчеловечными организациями.

Неужели любая группировка или государство, отказывающиеся участвовать в работе по гендерному равноправию, заслуживает наших денег, оружия или политического капитала? От любой группы, отказывающейся обращаться с одной половиной своего населения так же, как со второй, нельзя ожидать защиты прав меньшинств и укрепления толерантности.

Другими словами, продолжающееся угнетение женщин работает против интересов США, и, следовательно, должно служить поводом для «дисквалификации»  инвестиций США. В конце концов, отчасти Америка демонстративно инвестирует деньги и оказывает материальную помощь именно для того, чтобы мотивировать различные страны к более широким и толерантным формам правления.

A Kurdish fighter stands next to a destroyed armored vehicle in northern Iraq on December 18. The vehicle was destroyed by an improvised explosive device placed by ISIS militants.

Достоинства построения внешнеполитического курса вокруг защиты и расширения прав женщин и девушек должны быть видны на нашем собственном примере: прогресс в деле равноправия полов был ядром нашего пути к истинной демократии (хотя нам все еще предстоит длинный путь на фронте гендерного равенства). Аналогично, это будет являться ключевым для всех неблагополучных регионов, ставших рассадниками экстремистской идеологии.

В конце концов, это не совпадение, что некоторые страны с худшими показателями прав женщин также являются родиной многочисленных джихадистов из Аль-Каиды и ИГ.

И во множестве этих стран ситуация с правами женщин не просто находится в стадии застоя, а постоянно ухудшается. «Хотя битва против традиционных гендерных ролей не нова, возрастание влияния религиозного экстремизма останавливает, а иногда и сводит на нет весь недавний прогресс, сделанный в сфере прав женщин, выталкивая женщин из общественной деятельности», — говорится в программе ICAN, изданной весной 2014 (прмерами этой тенденции называются Тунис, Алжир, Ливия, Йемен и Египет).

Peshmerga fighters stop to check a vehicle in Zummar on December 18 as they continue to battle ISIS fighters near the border with Syria.

Global Gender Gap Report (Всемирный доклад о неравенстве полов) 2014 года, выпущенный  Всемирным экономическим форумом — еще одно тому подтверждение.

Был составлен рейтинг стран по их деятельности для уменьшения неравенства по отношению к мужчинам и женщинам. Согласно ему, худшие страны в рейтинге экономических прав и во всем рейтинге в целом (Тунис, Египет, Турция, Ливан, Афганистан, Алжир, Саудовская Аравия, Йемен, Иран, Иордания, Сомали, Пакистан и Сирия) также являются странами с высоким уровнем экстремизма (в некоторых случаях — даже во власти).

«В некоторых районах Сирии, Ирака и Синайского полуострова экстремистские группировки имеют большее влияние на условия жизни и зачастую ограниченные свободы населения, нежели правительство», — говорит Ванесса Такер, вице-президент аналитического отдела Freedom House.

A Yazidi woman displaced by ISIS militants tends to a fire Wednesday, December 10, at a shelter in Dohuk, Iraq.

Вопрос остается прежним: почему эти группировки притесняют женщин? Все сводится к утверждению контроля. Зачастую экстремистские группировки стараются угодить разочарованным молодым мужчинам, которые, в силу нестабильных жизненных обстоятельств, не смогли жениться, получить работу, обеспечивать семью, и поэтому доказывают свою мужественность традиционными способами. Следовательно,

«контроль и подчинение женщин — это часть посыла и идеологии, которые получают хороший отклик» при наборе рекрутов, говорит Нарагхи-Андерлини.

Один из первых шагов к доминированию — это контроль над информацией. Нацисты были одержимы сжиганием книг и уничтожением любых свободомыслящих групп, чье существование было несовместимо с однопартийным фанатизмом; исламистские экстремисты же подавляют любые учреждения, предлагающие образование для женщин.

A Kurdish child from the Kobani, Syria, area holds laundry at a refugee camp in Suruc, Turkey, on Monday, November 17. Tens of thousands of people have fled Kobani, known in Arabic as Ayn al-Arab, to escape ISIS.

В Афганистане Талибан расстреливал 7-8-летних школьниц уже за то, что они посещали школу.

В Нигерии в этом году сотни женщин были похищены из своих школ. Наверное, самая известная из них — обладательница Нобелевской премии Малала Юсуфзай, пакистанская девочка, ставшая целью заговора, так как Талибан решил тем самым преподать урок другим активистам, ратующим за образование для девочек. Несмотря на пулевое ранение в голову, полученное во время нападения на ее школьный автобус в 2012 году, она выжила.

A Kurdish child from the Kobani area holds on to a fence at a refugee camp in Suruc on Sunday, November 16.

Более недавний случай: в езидской и курдской частях Ирака, перешедших под контроль боевиков Исламского Государства, молодые женщины попали в рабство, и жизни многих из них полны самых ужасных пыток.

В недавнем радиоэфире BBC World Service говорилось о телефонном звонке, недавно полученном курдским солдатом от попавшей в рабство езидки.

«Если вы знаете, где мы — пожалуйста, взорвите нас», — сказала плачущая женщина, живущая в притоне. «После этого не может быть никакой жизни. Я в любом случае убью себя — другие покончили с собой сегодня утром. Меня изнасиловали уже 30 раз, а ведь еще даже не обед. Мне не разрешают ходить в туалет. Пожалуйста взорвите нас».

Деньги, обеспечившие подъем ИГ и других террористических организаций поступали из стран, которые мы называем союзниками. Однако они следуют религиозным идеологиям, которые теоретически, если даже не практически (весьма и весьма, судя по видео с YouTube) схожи с идеологией ИГ.

People in Suruc watch smoke rise near the Syrian border during clashes between ISIS members and armed groups on Thursday, November 13.

Ваххабизм и салафия у суннитов, а также оригинальный бренд иранского аятоллы по систематическому угнетению женских свобод — все это преобладает в государствах, порождающих экстремистские группировки.

В таком контексте совсем не воодушевляющим было недавнее заявление президента Турции Эрдогана о том, что женщина никогда не будет равна мужчине — в то самое время, как ООН вела подготовку к 16-дневной кампании по распространению информации о насилии против женщин по всему миру (по оценкам ООН, треть женщин на всей планете сталкивались с актами насилия, направленными против их половой принадлежности).

Iraqi military forces take up position in Jurf al-Sakhar, Iraq, on November 8.

Помогая государствам, которые активно поддерживали группировки, возникшие одновременно с ИГ, США, по видимому, преследовали краткосрочные интересы. Прогресс в области прав женщин должен быть условием получения нашей помощи и защиты.

Связь между помощью и прогрессом не нова. Займы Всемирного банка, например, уже зависят от темпов экономических реформ. А Millennium Challenge Corporation, независимое американское агентство внешнеполитической помощи, при установке своего политического курса осуществляет помощь на основе различных политических индикаторов, в числе которых гражданские права и свободы, детское здравоохранение, и даже полнота начального образования для девочек.

An explosion rocks Kobani during a reported car-bomb attack by ISIS militants on Monday, October 20.

Но более сильный акцент на прогрессе в деле гендерного равенства помог бы прояснить важность этого вопроса для Соединенных Штатов и, возможно, вдохновить другие глобальные институты сделать равноправие полов своим приоритетом.

В это важнейшее время необходимо ясно и точно реагировать на усиление жестокости по отношению к женской половине человечества. Нужно осознать, что только политика распределения денег, основанная на вопросе гендерного равноправия, сможет эффективно продвигать толерантность и стабильность.

Авторы: Майкл Суссан и Элизабет Вайнгартен
Оригинал: http://edition.cnn.com/2014/12/26/opinion/soussan-weingarten-gender-equa…