Война ИГИЛ

ИГИЛ разжигает войну не против западной цивилизации

admin
Всего просмотров: 249

Среднее время на прочтение: 4 минуты, 36 секунд

Марко Рубио (американский политик, член Республиканской партии — прим. Newoчём.) хотя бы не требует, чтобы в ответ на теракты в Париже США перестали принимать у себя нехристианских беженцев. Он оставил это Теду Крусу.

Но учитывая, что в республиканских кругах флоридский сенатор имеет репутацию «знатока внешней политики», стоит детально разобраться в том, насколько смехотворен предложенный им ответ.

«Теракты в Париже, — начал Рубио, — тревожный звонок, после которого мы должны наконец проснуться». Простите, что придираюсь к словам, но звонок, после которого мы должны проснуться — это будильник. Будильник мы заводим сами и знаем, когда он зазвенит. Парижские теракты стали ужасающим сюрпризом, организованным врагами Франции. Это нельзя назвать «будильником», если вы, конечно, не считаете, что их подготовила сама Франция.

Неадекватное употребление слов на этом не заканчивается. «Это не геополитическая проблема, чью территорию они хотят завоевать, это война между двумя странами, — заявляет Рубио. — Они буквально хотят свергнуть наш общественный строй и заменить его своим радикальным суннитским взглядом на будущее. Дело не в какой-то обиде. Это столкновение цивилизаций». Обратите внимание, что Рубио ни разу не дал явного определения тому, кто эти «они». По словам французского правительства, нападения в пятницу были совершены Исламским Государством (организация запрещена в России — прим. Newочём). Тем не менее, Рубио называет теракты в Париже «столкновением цивилизаций».

Но Исламское государство — не цивилизация. В некоторых частях Ирака и Сирии организация считается самопровозглашенным, хоть и непризнанным государством. Для всего остального мира это сеть террористических группировок, связанных общей идеологией. «Цивилизации» — это разделение людей на группы в соответствии с их культурными особенностями. Называя парижские теракты «столкновением цивилизаций», Рубио ссылается на одноименный известный трактат Самюэля Хантингтона 1993 года. В этом трактате Хантингтон определяет «цивилизацию» как «культурную общность наивысшего ранга, самый широкий уровень культурной идентичности людей». Он также выдвигает предположение, что в мире существует всего «семь или восемь» основных цивилизаций: «западная, китайская, японская, индуистская, исламская, православная, латиноамериканская и, возможно, африканская».

Следовательно, проще всего будет интерпретировать заявления Рубио таким образом: «их» цивилизация, атаковавшая Париж, это ислам. Среди рядовых консерваторов, которых Рубио склоняет на свою сторону в ходе президентской кампании, эта точка зрения популярна. Более того, недавние опросы в таких штатах, как Айова и Северная Каролина, показали, что более трети республиканцев хотят запретить ислам в США.

Бен Карсон и Дональд Трамп озвучивают подобные настроения в грубой форме. Рубио, как правило, выражается более тонко. Но стоит отметить, насколько принципиально его анализ расходится с мнением обоих американских президентов периода после 9/11. Джордж Буш заявил, что Америка находится в состоянии войны с идеологией, «захватившей» ислам, также, как когда-то нацизм захватил Германию или коммунизм захватил Россию. Барак Обама утверждал, что даже такое определение дает жестоким джихадистам статус, который они не заслуживают. Рубио, напротив, зашел намного дальше Буша. И он делает именно то, чего Исламское государство и добивается: приравнивает ИГ ко всему исламу.

Рубио завершил свое заявление так: «[О]ни ненавидят нас не за военную активность на Ближнем Востоке. Они ненавидят нас за наши ценности. Они ненавидят нас, потому что у нас девочки ходят в школу. Они ненавидят нас за свободу слова, за разнообразие религиозных убеждений. Они ненавидят нас за то, что мы являемся толерантным обществом»

Это просто неправда. Исламское государство может сколько угодно ненавидеть толерантность, свободу и уважение прав женщин. Но это не является причиной нападений в Париже.

Если изучить историю организации, это становится очевидным. Исламское государство появилось в 2004 году как филиал Аль-Каиды в Ираке, и не потому, что тогда их нынешний лидер Абу Мусаб аз-Заркави обнаружил, что американские дороги заполнили женщины-водители, а потому, что Америка вторглась в Ирак. Когда США начали вывод войск из страны, иракская Аль-Каида не последовала их примеру. Вместо этого филиал пошел войной против шиитского правительства Ирака. Затем, после восстания против президента Сирии Башара аль-Асада в 2011 году, филиал начал борьбу с его алавитским режимом, а также сменил название на «Исламское государство Ирака и Сирии» и объявил халифат на подконтрольной ему территории. «На протяжении более чем десяти лет Исламское государство в первую очередь специализировалось на военных операциях», — отмечает эксперт по терроризму в Джорджтаунском университете и Институте Брукингса Даниэль Байман.

Подобная стратегия ИГ никак не вписывается в логику Рубио. Если Исламское государство мотивирует ненависть к либеральной демократии, то почему оно потратило столько лет на борьбу с авторитарным режимом в Сирии и Ираке? И почему они сбили российский авиалайнер в прошлом месяце? В конце концов, путинская Россия также не славится своей приверженностью либеральной демократии.

Очевидным ответом является мнение, что Исламское государство борется со всеми, кто стоит на его пути к власти, независимо от того, являются они либеральными демократиями или нет. Оно напало на Россию, потому что та вступила в войну в Сирии на стороне Асада. Хотя большая часть российских авиаударов сосредоточена на уничтожении других повстанческих групп, очевидно, что Исламское государство видит в России своего военного противника. Так же оно воспринимает и Францию, которая в сентябре расширила область воздушной атаки по ИГ с Ирака до Сирии. Только на прошлой неделе Франция объявила, что отправила авианосец в Персидский залив для совершения рейдов против организации. Исламское государство обратило особое внимание на французское участие в «крестовом походе» в Сирии в своем заявлении, в котором оно взяло на себя ответственность за теракты в Париже.

Можно быть уверенными, что Исламское государство определяет своих врагов не только как противников в военном отношении. В заявлении по поводу Парижа они также назвали французов теми, кто «осмелился проклинать нашего пророка», ссылаясь на январские нападения на редакцию Charlie Hebdo за публикации шутливых карикатур Мухаммеда; ответственность за эти нападения взял на себя Йеменский филиал Аль-Каиды. Но каким бы омерзительным не было нападение на Hebdo, оно все равно не мотивировано ненавистью к либеральной демократии, как утверждает Рубио. Если бы джихадисты просто хотели нанести удар против толерантности и свободы слова, они могли напасть на любой французский университет, книжный магазин, библиотеку или издательство. Нападавшие, Саид и Шериф Куаши, выбрали Charlie Hebdo именно потому, что в их запутанном мировоззрении насмешки над Мухаммедом представляют собой форму войны против ислама. По словам Шерифа: «Мы защищали пророка».

Конечно же, объяснение атак Исламского государства ни в коей мере их не оправдывает. Только тоталитарный человек может увидеть в картинке акт войны. И мнение, что пятничные теракты являются ответом на французскую внешнюю политику (а не на французский либерализм), никак не делает эту политику неправильной. Именно направленные на геноцид атаки на езидов в августе 2014 года стали первопричиной того, что США и их европейские союзники объявили организации войну. Как морально, так и стратегически, ограничение, а в идеале и полное устранение, кошмарной власти Исламского государства над миллионами людей — цель, достойная войны.

Но оправданная война — все еще война. Борьба против Исламского государства — это абсолютно «геополитический» вопрос, и он напрямую связан с американской «военной интервенцией на Ближнем Востоке», с чем Рубио не согласен. Женщины водят и в Коста-Рике, но ИГ вряд ли будет совершать теракты на их территории, так как Коста-Рика не пытается ослабить власть организации на Ближнем Востоке. А вот Соединенные Штаты и Франция пытаются, и пока они не перестанут, Исламское государство будет пытаться атаковать их, и американские свободы, какими бы важными они ни были, никак не являются причиной войны.

Автор: Питер Бейнарт.
Оригинал: The Atlantic.

Перевела: Полина Пилюгина.
Редактировали: Варвара Болховитинова и Артём Слободчиков.