Технологии

Инженерия прихода: Как стартаперы из Кремниевой долины меняют индустрию производства марихуаны.

admin
Всего просмотров: 390

Среднее время на прочтение: 17 минут, 48 секунд

Как и многие жители Сан-Франциско, Саша Робинсон работает над стартапом, сидя у себя дома. Гостиная представляет собой бардак из проводов, батарейных блоков, инструментов и металлических корпусов. Если бы я не располагал более точной информацией, я бы решил, что он занимается изготовлением бомб. Но это — всего лишь заготовки для нового гаджета, над созданием которого он работает. Саша считает, что это будет нечто революционное, и, пожалуй, он знает, о чем говорит. В 2000-е годы Робинсон занимался разработкой программного обеспечения в фирме промышленного проектирования Moto, где он контролировал создание новых продуктов для видеокамер Flip HD. Еще раньше он работал в Juniper Systems и Silicon Graphics, двух основных высокотехнологичных компаниях Силиконовой долины. Марк Уильямс, соавтор изобретения, тоже успел поработать в нескольких компаниях долины, производивших ПО, но больше всего опыта он приобрел в Apple, где курировал работу команды разработчиков Mac OS. Эти ребята обладают определенным авторитетом в технической сфере.

Они познакомились на вечеринке Burning Man. Объясняя, как они с Робинсоном придумали свое новое изобретение, сидя в гостиной у него дома, Уильямс вспоминает:

«Мы просто тусовались, общались и в разговорах все время приходили к обсуждению идей и изобретений. Мы сидели на диване у меня в квартире, курили. Мне тогда было около сорока. Мы оба всем телом почувствовали эффект. Мы были социальными курильщиками («social smoker», тот, кто курит только в компании других людей — прим. Newочем), но ощутили это…»

«Стоп. Ты сейчас о табаке говоришь?» — прервал я его.

«Я… да?» — ответил Уильямc, прищурив глаза и широко улыбнувшись. Наступило многозначительное молчание. Робинсон усмехнулся: «Для любого предпринимателя, импортирующего что-либо в США, это своего рода линия, которую нельзя пересекать». Открытое признание того, что ваш продукт — в данном случае высокотехнологичный вапорайзер Firefly — предназначен для употребления марихуаны, подвергает вас риску быть причисленными к распространителям принадлежностей для употребления наркотиков, после чего федеральные власти могут наложить арест на ваши активы и банковские счета. И в такой ситуации оплатить услуги адвоката будет нелегко.


Так что официально Firefly считается устройством для курения трубочного табака. Но лично я не пробовал использовать его «по назначению». Вы бы тоже вряд ли стали забивать его табаком. Однако марихуану я все же попробовал, и здесь устройство действительно отлично показало себя. Чистосердечное признание: за свою жизнь я выкурил много травки. Я не заядлый курильщик, но мой опыт составляет более 25 лет, и за это время я успел испробовать самые разнообразные вапорайзеры. За последние годы они сильно изменились, превратившись из гигантского многокомпонентного настольного оборудования в современные испарители наподобие электронных сигарет, которые доставляют в организм дозы бутанового конопляного масла, действительно дающие по мозгам. Firefly делает это лучше, волшебным образом испаряя этот растительный материал почти мгновенно, достаточно лишь нажать всего одну кнопку. Это просто невероятно.

Firefly обладает всеми плюсами курительной трубки — он портативен и совершенно незаметен, вы можете спрятать это устройство, забитое марихуаной, у себя в кармане, — но вреда от него меньше, чем от обычной трубки, потому что вы вдыхаете не дым, а пар. В устройство встроен литий-ионный аккумулятор, который обеспечивает энергией конвекционный нагревательный элемент, нагревающийся до 400 градусов по Фаренгейту (чуть выше 200 градусов по Цельсию — прим. Newочем). Изолирующая воздушная прослойка позволяет сделать так, чтобы Firefly не нагревался до такой степени, что о него можно обжечь пальцы или еще что-нибудь, убирая его обратно в карман.

Вапорайзеры захватывают мир


Более того — Firefly еще и выглядит красиво. Четкие линии. Металлический корпус. Ровный цвет (в палитре есть красный, черный и серебряный вапорайзеры). Вы вполне могли бы спутать его с каким-нибудь распространенным электронным устройством — флешкой или, может быть, запасным аккумулятором. Он определенно не похож на обыкновенный атрибут приема наркотиков — что, само собой, является главной целью разработки. Этот вапорайзер — повод для гордости. Вам не нужно прятать его в самом дальнем углу стенного шкафа. Напротив, вам хочется выставить его напоказ; в либерально настроенных кругах технарей он уже стал показателем определенного социального статуса. В блоге Gizmodo Firefly был признан «портативным совершенством» и «несомненно лучшим портативным вапорайзером». «Tesla от мира курения травки» — так его назвали на портале Business Insider.


А теперь представьте себе, что было бы, не будь у Tesla возможности рекламировать свои электромобили. В то время как на государственном уровне законы меняются, федеральные власти по-прежнему причисляют марихуану к наркотикам из первого списка перечня наркотических веществ. То есть, вы можете производить разнообразные товары и услуги, связанные с употреблением марихуаны, но вам запрещено в открытую говорить об их истинном предназначении — в рекламных материалах или у себя на сайте, — если вы хотите продавать их в 50 штатах или импортировать в США (если, например, у вас есть фабрика в Китае, где они сходят с конвейера один за другим). Вы не можете официально зарегистрировать фирму, чья деятельность напрямую связана с потреблением марихуаны. И у вас нет шансов на эффективное рекламирование своего продукта в наиболее привычной современной манере: Google, Facebook и Twitter забанили поисковую рекламу марихуаны. Все эти трудности возникают даже с учетом того, что вы управляете бизнесом, в деятельность которого не входит непосредственный контакт с самим растением или его производными.

Джастин Хартфилд, инвестор из компании Ghost Group, расположенной в городе Ньюпорт-Бич в штате Калифорния, чья деятельность сосредоточена на работе с каннабисом, рассказывает следующее: «Мы называем это „прикосновением солнца“. Если вы работаете с наркотическим веществом из первого списка перечня — выращиваете его, связываете с другими продуктами — вы прикасаетесь к солнцу». И рискуете обжечься.

Однако на этом всё же можно делать деньги, даже если рассматривать только абсолютно легальную сторону вопроса.

«Сотни миллионов долларов крутятся вокруг программного обеспечения и сопутствующих услуг. Прибавьте к этому сами вапорайзеры, и вы получите еще более крупную сумму», — уверяет Хартфилд.

Научно-техническая сфера получила отличную возможность совершить переворот в индустрии, исторически принадлежащей хиппи и гангстерам. И весь научно-технический производственный комплекс включается в работу: инвесторы, предприниматели, биотехнологи, ученые, промышленные дизайнеры, электротехники, специалисты по анализу данных, разработчики программного обеспечения. Представители промышленных сфер, имеющие опыт работы в Apple, Juniper, Silicon Valley Bank, Zynga и множестве других компаний, стекаются к каннабису, надеясь создать то, что совершит переворот в нарастающей индустрии легализации. Возможно, именно Firefly ждет такая судьба. А может быть, этот переворот совершит то, что пока еще только создается в чьей-нибудь гостиной. Один банальный факт, связанный со временами Калифорнийской золотой лихорадки: по-настоящему разбогател тогда не тот, кто орудовал киркой и лопатой, а тот, кто продавал эти инструменты. По мере того как легализация набирает обороты, Силиконовая долина рассчитывает создать совершенный инструмент.


Если в Силиконовой долине формируется будущее употребления травки, то в Колорадо оно изживает себя. В 2012 году в штате был принят закон, разрешивший употреблять марихуану в медицинских целях. Он вступил в силу в этом году, и вывески, зазывающие всех взрослых, имеющих при себе определенную сумму денег, зайти и купить немного травки, стали возникать на каждом углу Денвера. Государство создало строгую систему, целью которой было недопущение разрастания черного рынка по продаже наркотика. Пока что дела идут успешно. Вопреки ожиданиям, с 1 января (то есть, с того дня, когда закон вступил в силу) уровень преступности снизился, а приток налоговых поступлений составил более $2 млн. в месяц и сравнялся с суммой, получаемой государством за счет налогов на алкоголь. Так ли будет выглядеть Америка, примирившаяся с употреблением травки?

Чтобы разобраться в этом вопросе, я вылетел рейсом компании American Airlines в сторону Далласа в 16:50 (на самолет, вылетавший на полчаса раньше, я просто-напросто опоздал). Это означало, что к тому моменту, как я взял арендованную машину и добрался на ней до города, на часах было больше семи вечера, и все аптеки уже закрылись. Я узнал об этом благодаря WeedMaps — сервису наподобие Yelp (с годовой выручкой более чем $30 млн.), специализирующемуся на поиске точек продажи травки. Это международный краудсорсинговый каталог заведений, имеющих разрешение на законную продажу марихуаны. В большинстве штатов это означает продажу медицинской марихуаны. Но в Колорадо WeedMaps отображает все торговые точки, в том числе и те, в которых марихуана легально продается для развлекательных целей.

Сканирование карты Денвера через это приложение показало поразительно много мест, боровшихся за возможность легально продать мне травку для рекреационного употребления. Я отфильтровал заведения по параметру «открыто в данный момент» и, к своему удивлению, обнаружил одно, которое работало до полуночи. Отлично! Место под названием «Bud Med» располагалось прямо за углом, сразу после небольшой уютной таверны, кафе и художественной галереи. Я зашел внутрь и протянул свой паспорт, подтверждая, что мне уже есть 21 год. Если не принимать во внимание парня-охранника с фиолетовым ирокезом на голове, весь персонал был одет строго, в одежду Gap цвета хаки. Они рассказали мне о нескольких сортах марихуаны, — в тот момент на прилавке был представлен 21 вариант, — помогли выбрать косяк и что-то съестное. Всё это обошлось мне в $35.40. Когда я уже собрался уходить, сотрудники сказали мне, что у этого заведения есть аккаунт в Instagram, @patientschoice, где вы можете посмотреть, как они живут, прямо как это было бы с любым другим небольшим бизнесом. (Давай. Подпишись. Я никому не скажу).

Загвоздка была только в том, что я не смог произвести оплату банковской картой. Там принимали только наличку. Это единственная и самая главная проблема, с которой сталкивается бизнес по продаже марихуаны в Колорадо; в остальном жизнь его легка и непринужденна. Никто, начиная от приобретающих товар в розницу и заканчивая теми, кто занимается его выращиванием, не имеет доступа к полному спектру финансовых институтов. Банки не хотят делить бизнес с индустрией марихуаны, потому что боятся, что активы потенциальных клиентов могут быть в любой момент изъяты. В результате даже крупные профессиональные организации работают только через наличные. Получается, что как бы честно не велись дела, индустрия в целом по-прежнему ощущает себя немного вне закона.

Вполне возможно, что вскоре что-то изменится. Генеральный прокурор США Эрик Холдер недавно высказался о том, что легальный бизнес по обороту марихуаны в таких штатах, как Колорадо и Вашингтон, должен иметь доступ к банкам. «Им ведь неудобно хранить у себя огромные кучи денег. Они хотят получить возможность пользоваться банковской системой», — отметил он в своем январском выступлении.

Как в Колорадо растят каннабис


Проехав несколько миль по непонятно откуда взявшейся здесь грунтовой дороге, я добрался до плантации, расположенной на высоте 3 километра в Скалистых горах. Выйдя из машины, я почувствовал густой аромат марихуаны. Большие промышленные вентиляторы выкачивали горячий воздух, пропитанный запахом травы, из двух гигантских оранжерей, площадь каждой из которых составляла 743 квадратных метра. Это серьезная организация. В дополнение к теплицам один из склонов оборудован для выращивания марихуаны в летнее время. На вершине холма стоит фермерский дом, который был преобразован в производственный комплекс, где теперь клонируют растения из срезанных побегов, а также сушат и упорядочивают то, что было собрано. Изнутри все помещение — стены, счетчики, кофемашина Mr. Coffee, задняя поверхность унитаза — покрыто оранжево-желтым слоем пахучей конопляной пыльцы. Постройки напоминают лесопилку, переоборудованную для выращивания травки, но на самом деле это биотехнологическое предприятие.

Эта плантация, сердце организации Indespensary, занимающейся реализацией марихуаны, была создана братьями Стенли — Джаредом, Джесси, Джоэлом, Джоном, Джорданом и Джошем. В прошлом каждый из них имел опыт работы, связанной с инженерией или нефтехимией. В 2008 году, после того, как у их кузена диагностировали рак, Джош Стенли (продумав все самостоятельно) начал выращивать медицинскую марихуану в подвале своего дома в городе Ред Фетер в Колорадо. Это маленькое предприятие переросло в полноценный бизнес, и его братья вскоре присоединились к этому делу, превратившемуся позднее в медицинское предприятие с научным фундаментом. Они создали некоммерческую организацию Realm of Caring, содержащуюся за счет доходов, которые приносили аптеки, и занялись изучением различных сортов марихуаны.

Движение за легализацию медицинской марихуаны неоднократно подвергалось критике и обвинениям в том, что это не более чем прикрытие, за которым скрывается обыкновенное желание словить кайф. Но эта организация точно преследует другие цели. Вот уже несколько лет братья Стенли работают над выведением сорта марихуаны, который не имел бы одурманивающего эффекта. Они обращают свое внимание на те сорта конопли, которые вырабатывают каннабидиолы (КБД). Первоначально их интерес привлекли исследования, в которых говорилось о том, что каннабидиолы подавляют рак и сдерживают его распространение. В 2011 году они начали выращивать сорт, скрещенный с промышленным сортом конопли, в котором содержится высокий уровень КБД и низкий уровень ТГК — того самого вещества, от которого человека начинает штырить.

Здесь мне хочется вспомнить следующую историю: в 2011 году родители пятилетней Шарлотты Фиджи из Колорадо отчаянно пытались найти способ помочь своей дочери. Девочка страдала синдромом Драве, тяжелой формой детской эпилепсии. У нее случалось до 300 приступов в неделю, некоторые продолжались по несколько часов. Ее родители, Мэтт и Пейдж, испробовали все обычные методы; ничто из этого не помогало контролировать приступы. Мэтт вычитал в интернете информацию о возможности лечения синдрома Драве при помощи КБД и каннабиса, семья нашла двоих врачей, согласившихся выписать девочке медицинскую марихуану. Они раздобыли небольшое количество марихуаны с низким содержанием ТГК и высоким содержанием КБД и сделали масляную вытяжку. Количество приступов сократилось почти сразу. В поисках более надежного поставщика травы, богатой каннабидиолами, Фиджи вышли на братьев Стенли.

Когда Шарлотта начала принимать экстракт сортов конопли, выведенной братьями в 2012 году, количество приступов сократилось с 300 в неделю до 3-4 в месяц. Это была сенсация. Братья Стенли назвали полученный сорт Паутиной Шарлотты в честь девочки. Рассказы о противосудорожном эффекте наркотика начали распространяться, и семьи со всей Америки начали переезжать в Колорадо, чтобы купить пару грамм. На сегодняшний день около 200 детей и еще 100 взрослых принимают Паутину Шарлотты.

«Мы просто сделали то, чего не делал никто до нас, просто потому что это было бесперспективно с финансовой точки зрения — ведь полученный сорт не позволяет словить кайф. Теперь же люди пытаются сделать именно это — они пытаются вывести новую Паутину Шарлотты», — объясняет Джесси Стенли.

Он проводит меня в лабораторию — маленькую комнатушку в конце небольшого производственного комплекса. Сюда привозят растения, затем получают из них масло путем смешения растительного вещества с Everclear, который наливают прямо из пластиковой бутылки (Everclear — самый крепкий ликер в мире, содержащий 95% алкоголя — прим. Newочем), — он действует как растворитель. После микстуру пропускают через роторный испаритель, традиционное лабораторное устройство для разделения разных веществ. На выходе получается липкий зеленый сироп, а на его основе готовится масляной раствор, который пациенты принимают вместе с пищей.


Чтобы удостовериться в правильности соотношении КБД, ТГК и других каннабиноидов, содержащихся в растении, братья Стенли анализируют полученный экстракт при помощи высокоэффективной жидкостной хроматографии. В первых поколениях Паутины Шарлотты соотношение КБД к ТГК было равно 18:1. Теперь же благодаря тщательной селекции им удалось добиться среднего соотношения в 29:1, в самом же удачном экземпляре оно достигло 38:1. По утверждению братьев, эффективная доза составляет около 2 мг КБД на фунт веса тела пациента, принимать ее необходимо два раза в день (в виде смеси с органическим оливковым или кокосовым маслом). Каждая дозировка устанавливается с учетом индивидуальных особенностей человека и определяется через специальную лабораторную аналитическую программу, которая была разработана в Колорадском университете.

В прошлом году компания наняла в качестве штатного сотрудника химика Брайсона Раста, работавшего раньше на другие фармацевтические компании, в том числе на Pfizer. Он тестирует получаемый продукт, чтобы убедиться, что от него не получится словить кайф. Также Раст проверяет растения на их органичность — то есть, в его обязанности входит проверка растений на наличие в них пестицидов или иных вредных веществ. Но у него есть и другая цель: он хочет выяснить, что же именно является причиной эффективности Паутины Шарлотты. Братья Стенли хотят утвердить за собой этот сорт. «Мы стараемся пошагово выверить генетическое развитие Паутины Шарлотты, чтобы попытаться запатентовать это растение», — пояснил Джесси.


Биофармацевтическая компания Стенли — это всего лишь отдельный пример того, как наука и технологии изменяют все аспекты индустрии — выращивание урожая, сбор, упаковку, розничную продажу и потребление, — и как этот черный (и серый) рынок выходит на свет законной торговли.

Начать стоит с крайне энергозатратных частных производств. Натриевые лампы высокого давления, которые и так расходуют много электричества, могут вызывать повышение температуры воздуха. А растениям конопли требуются прохлада и сухость. Обычно производители решали эту дилемму, используя электропоглощающие ОВК-компрессоры. Колорадская компания Surna посчитала перспективной работу над разрешением этой проблемы. Она представила энергосберегающую систему климат-контроля, в основе которой лежало использование охлажденной воды. По замкнутой системе труб, пролегающей между ростками, циркулирует вода. Устройство способно даже извлекать воду из воздуха внутри помещения и тем самым регулировать влажность. «Это растение из Афганистана. Ему хочется расти на ветреном холме в полузасушливых условиях. Вот пример того, что способна дать эта система, в отличие от ОВК-компрессоров: мы можем установить сорокапроцентную влажность при 75 градусах тепла (около 24 градусов по Цельсию — прим. Newочем)», — рассказывает об этой разработке Том Боллич, генеральный директор Surna. Если его имя кажется вам знакомым, возможно, вы помните его по предыдущей должности: он был техническим директором компании Zynga.

«Я отошел от этих дел, запустил несколько стартапов, поболтался какое-то время, а после заинтересовался индустрией каннабиса. По правде говоря, это становится чем-то вроде новой золотой лихорадки».

Ранее в этом году Боллич приобрел компанию, производящую водоохладительную технику. Однако он считает, что реальную дорогу к господству на рынке ему удастся проложить только тогда, когда он объединит технологии с программным обеспечением, контролирующим все это оборудование. «Я бы хотел создать сочетание технического оборудования с программным обеспечением, потому что это гораздо сложнее. Выход на рынок с такой двухчастной комбинацией — это очень высокая планка», — рассказывает Боллич.

Пока Боллич занимается охлаждением закрытых плантаций, другие работают, чтобы с самого начала предотвратить их перегрев. Светодиодные лампы нового поколения представляют собой гораздо более экономичный и холодный способ выращивания конопли. Но вот являются ли эти лампы такими же эффективными, как традиционное освещение — большой вопрос.

В попытке дать на него ответ центр взаимодействия с пациентами в Сан-Франциско (San Francisco Patient and Resource Center’s, SPARC) проводит сплит-тестирование LED-ламп, произведенных компанией LumiGrow, используя их в своих конопляных теплицах. В двух одинаковых закрытых тентовых конструкциях выращиваются идентичные, взятые от общего материнского растения сорта марихуаны, носящей название «Зеленый Дракон». Одно помещение оборудовано светодиодными лампами, в другом установлены натриевые лампы высокого давления. Предварительные результаты говорят о том, что светодиодное освещение может быть более эффективным. Растения, выращенные в теплице со светодиодным освещением, оказались значительно ниже выращенных в помещении с натриевыми лампами из-за более прохладной температуры воздуха. В выращивании марихуаны предпочтение отдается именно низким растениям, так как они тратят больше энергии на цветение, а не на набор высоты. Помимо этого теплице со светодиодными лампами не требуется дополнительное кондиционирование воздуха, чего не скажешь о теплице с натриевыми лампами высокого давления.

Прежде чем установить эту новую систему освещения в главной теплице, SPARC пытается выяснить, способны ли LED-лампы выдавать такую же производительность, что и натриевые лампы высокого давления. Все-таки светодиодные лампы LumiGrow стоят примерно в семь раз дороже обычных. Но как утверждает основатель SPARC Эрих Пирсон, они позволяют сэкономить такое количество энергии, что уже через 14 месяцев затраты окупят себя, если производительность на самом деле окажется одинаковой.


У светодиодного освещения есть еще одно свойство, которое также может определить его качественное превосходство. Как правило, поначалу растениеводы оставляют в теплице свет на весь день, но по мере роста растений график подачи света меняется — в течение 12 часов в теплице светло, остальные 12 часов там сохраняется темнота. Темнота замедляет рост растений, но эта имитация ночи необходима для запуска крайне важного процесса цветения бутонов.

Робби Фланнери, руководитель производственного отдела SPARC, имеющий докторскую степень в области биологии растений, предполагает, что ему удалось открыть способ, позволяющий объединить процесс распускания бутонов с ростом на свету. Для растений отсутствие световых волн красного спектра обозначает наступление ночи. Получается, что ежедневное отключение этих волн на 12 часов при сохранении ультрафиолетового излучения позволит SPARC выращивать растения, которые будут впитывать свет и одновременно с этим формировать бутоны. «Вы можете сохранить процесс фотосинтеза, заставив растения думать, что наступила ночь», — пояснил эту идею Фланнери. Сейчас он проводит сплит-тест и планирует в этом году опубликовать научную статью в сотрудничестве с Калифорнийским университетом в Дэвисе.

Следующее звено производственной цепи, сбор и высушивание урожая, тоже подвергнуто влиянию новых технологий и инноваций. В процессе заготовки и сушки растения конопли постоянно перемещают из одного помещения в другое — одна комната предназначена, например, для высушивания, другая для обрезки. Производителям приходится пристально контролировать весь процесс — для отслеживания товара и по юридическим причинам. Вот тут-то на сцену и выходят различные инструменты, создаваемые компаниями наподобие Agrisoft. Компания с рекламным слоганом «От семян к продажам» («Seed to sale»), расположенная в Канзас-Сити в штате Миссури, производит оборудование, которое может использовать как сканеры отпечатков пальцев, так и RFID-системы для отслеживания перемещения растений внутри и даже за пределами плантаций. На данный момент в Real of Caring для контроля используют ручные RFID-сканеры, но в будущем этот процесс планируют сделать еще более автоматизированным.

«Мы надеемся установить отдельные сканирующие системы в разных частях производства, чтобы те передавали информацию о перемещении растений из одной комнаты в другую», — рассказывает Ханна Рут, прошедшая программу обучения на подготовительных медицинских курсах и руководящая повседневной работой плантации.

Перед отправкой в аптеки растения подвергаются обработке и обрезке. Это необходимо для того, чтобы товар приобрел привлекательный внешний вид, а также стал более удобным для употребления. Весь день рабочие сидят за столом, вручную отсекая лишние листья и стебли. Для выполнения этой работы можно, конечно, приобрести автоматический триммер за $100,000, но цена себя не окупает. Как правило, речь идет о садовых ножницах, работа с которыми требует постоянного физического напряжения, что может привести к возникновению синдрома запястного канала.

«Это важный момент, ведь люди стремятся работать в условиях, которые соответствуют стандартам, установленным Управлением по охране труда. Если речь идет о теневой экономике, никому до этих стандартов нет дела. Если что, вы можете просто нанять другого сотрудника. В легальном же бизнесе это ограничивается определенными правилами», — поясняет ситуацию Трой Дайтон, генеральный директор и один из основателей корпорации ArcView, инвестиционной сети, финансирующей фирмы, которые занимаются выращиванием и сбытом конопли.

TurboTrimmerz — это одно из изобретений, на которые Дайтон сделал ставку. Оно представляет собой прототип ножниц, управляемых через сенсорную панель — то есть, человеку не придется держать их в руках. Предполагается, что эта разработка поможет уберечь работников от частых повреждений рук, а также ускорит весь процесс. (Разумеется, вы можете найти эти ножницы среди стартапов на сайте Angel List).

Главная проблема многих производителей конопли — это организация управления запасами. Плантаторы в Колорадо обязаны отслеживать все перемещения растений и их производных (даже компоста) от посадки до продажи. Они должны быть в состоянии продемонстрировать, что все части произведенных ими растений распространялись через легальные каналы и что никакие почки или обрезки конопли (которые могут быть использованы для вегетативного размножения) не попали на черный рынок. Тот факт, что марихуана продается на развес и со временем становится легче за счет испарения воды (сохраняющейся даже после сушки), создает серьезные препятствия для точного учета запасов. Дайтон приводит следующее сравнение:

«Представьте, что бриллиант, пролежав какое-то время на полке, становится легче настолько, что это ощутимо сказывается на его стоимости»

Экспериментальные техники выращивания


Чтобы взять эти испаряющиеся бриллианты под контроль, индустрия начинает обращаться к инструментам вроде MJ Freeway, облачного пакета программ, специально созданных для контроля марихуаны. GramTracker, одна из программ пакета, обещает учитывать «каждый грамм от посадки до продажи, в том числе испарения, пыль, вес влаги и даже просыпающуюся труху, позволяя определить кражи».

После попадания товара в точки розничной торговли он подвергается переучету и повторной инвентаризации. Для контроля торговых точек у MJ Freeway и Argisoft тоже есть свои системы. Один из наиболее интересных продуктов для поставщиков исходит от корпорации Medbox, у которой есть то самое изобретение «два в одном», объединяющее техническое оборудование с программным обеспечением, которое описывал Боллич. Оно поддерживает систему климат-контроля, управление которой возможно лишь при получении доступа по отпечатку пальца, а также включает в себя программный пакет для управления материальными ресурсами, который может помочь аптекам функционировать в согласии с местными законами.

Для потребителей тоже создаются новые сервисы. Если WeedMaps — это конопляный Yelp, то Leafly — это соответствующий аналог Untappd, позволяющий людям выстраивать совместный рейтинг сортов марихуаны и делиться своими вкусовыми предпочтениями. (Информация об аптеках там тоже есть). Существует даже отдельный Instagram для ценителей травки (на самом деле даже не один). Если вы действительно хотите увидеть подробный анализ вашего косяка, у вас даже есть возможность выяснить, что именно входит в его состав — от определения уровня ТГК до анализа количества пестицидов. В этом вам поможет измерительное приложение MyDX, которое можно установить прямо себе в смартфон.

Когда вы ознакомитесь с продукцией высококлассных, органически безвредных и энергосберегающих домов марихуаны, вы откроете для себя мир вапорайзеров, в котором всевозможные компании соревнуются за создание лучшего устройства, — многие из которых произошли от магазина промышленного проектирования Focus Product Design, чей офис находится в пяти минутах ходьбы от штаб-квартиры Facebook. Среди клиентов — Apple, Cisco и HP. Но и он тоже погрузился в конопляную индустрию в интересах некоторых клиентов (в том числе TurboTrimmerz), во многом благодаря инвестиционной корпорации ArcView.

Один из наиболее интересных товаров — вапорайзер Spyre от UpToke, сигарообразное устройство, которое можно заряжать через USB-порт. В тот день, когда я посетил лабораторию, дизайнеры-разработчики из Focus рассматривали образцы различных материалов для оформления Spyre, только что привезенные с завода в Китае. Основал UpToke Джейсон Левин — инженер-материаловед, который с головой окунулся в бизнес вапорайзеров, когда увидел, как хорошо электронные сигареты были приняты во Флориде. После успешной организации онлайн-предзаказов Левин с нетерпением ждет момента отправки вапорайзеров своим спонсорам, что случится, вероятно, в начале лета.

У вапорайзера за $299 будет много соперников: разумеется, среди них будет и Firefly, но по-настоящему крупная рыба в этом океане — это Pax от компании Ploom. Самый известный элитный вапорайзер на рынке на сегодняшний день, который, похоже, может обойти всех. Его создатель — магистр товарного дизайна из Стэнфорда. До перехода в Ploom он работал в компании Apple.

Перед вылетом из Денвера я зашел в Bud Med, купил большой, медленно действующий косяк, закурил и задумался о том, когда я попробовал травку в первый раз. Это произошло 27 лет назад, я тогда был пятнадцатилетним подростком. Вместе с компанией таких же любознательных друзей мы ввязались в авантюрную затею с покупкой травки. Некоторые из моих друзей пробовали курить раньше, но не я. Нас могли арестовать, мы могли случайно подставить тех, кто нам ее продавал. Мы рисковали быть ограбленными или накуриться дешевой наркотой, хорошенько разбавленной орегано.

С тех пор я неоднократно шел на тот же риск. Несколько раз мне действительно доставалось. Меня грабили, меня обманывали. Я был у дилера, когда на пороге его дома оказалась полиция.


Сегодня мы успешно движемся к легализации марихуаны. Большинство американцев живут в штатах, где ее уже в какой-то степени легализовали или декриминализировали. В двух штатах, Колорадо и Вашингтоне, полностью разрешено употребление марихуаны в медицинских целях и даже просто для удовольствия. Индустрия, долгое время пребывавшая в изоляции, под землей, в подвалах и в отдаленных уголках глухих лесов, сейчас выходит на свет. Она станет чем-то сродни винному бизнесу.

Не все сейчас это осознают, но рано или поздно это будет ясно как небо. Легализация неизбежна. И она откроет невероятный простор для людей, способных изобрести нечто полезное для плантаторов, ритейлеров и покупателей, что-то, что облегчит процесс контроля запасов и сделает употребление марихуаны более безопасным.

Легализация даст людям возможность быть ответственными потребителями марихуаны. Вы сможете приобрести ее в магазине и вдыхать пары через вапорайзер. У вас будет возможность есть выпечку и сладости, в состав которых она будет входить. Именно это я и сделал, стоя за пределами зоны безопасности международного аэропорта Денвера, притупленный только что выкуренным косяком — проглотил горсть конфет с марихуаной, которые я прикупил в Bud Med.

Если верить этикетке, я съел около 40 мг ТГК. Меня унесло намного сильнее, чем я рассчитывал. Спустя час или полтора после вылета я оказался в совершенно другом мире. Все то дерьмо, которое сопровождает авиапутешествия, растаяло. Я просто был счастливым и расслабленным, даже, можно сказать, пребывал в состоянии эйфории, сидя в кресле самолета в салоне эконом-класса и предвкушая возвращение домой к своей семье.

Автор: Мэтт Хонэн.
Оригинал: Wired.

Перевела: Варвара Болховитинова.
Редактировал: Артём Слободчиков.