Технологии

Что мы узнали о Кремниевой Долине после дела Эллен Пао

admin
Всего просмотров: 83

Среднее время на прочтение: 6 минут, 7 секунд

Три года спустя долгая судебная тяжба Эллен Пао против Kleiner Perkins Caufield & Byers подошла к концу.

Несмотря на тот факт, что результаты дела не совпали с ее ожиданиями, Пао не расстроилась, ведь эта история — со всеми грязными деталями — была услышана тысячами людей по всему миру.

Paonow

На протяжении пяти недель вся Кремниевая долина, затаив дыхание, узнавала все новые и новые факты о внутренней кухне одной из самых крупных фирм в индустрии технологий. Серьезные игроки рынка, которые обычно прячутся за осторожно сконструированными пресс-релизами, в этот раз оказались под перекрестным огнем великолепных адвокатов и ежедневным наблюдением репортеров.

Мы погрузились в информацию, которая никогда бы не стала достоянием общественности, и узнали так много о работе этих фирм. Ниже представлены пять выводов, которые мы извлекли из пятинедельной судебной драмы.

Нельзя попасть наверх, не замаравшись

Во время суда представители компании Kleiner Perkins несколько раз настаивали на том, что фирма работает по принципу меритократии (принцип управления, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального происхождения и финансового достатка — прим. Newочем), но особенно не распространялись о том, каким конкретно критериям должен соответствовать человек, чтобы получить повышение.

В фирме не существует никакого формального процесса продвижения по карьерной лестнице, вместо этого решение о повышении основывается на суждениях других партнеров. В ходе дела суду было представлено множество отзывов о работе тех или иных сотрудников, однако понятнее процесс оценки результатов так и не стал. Многие служащие были названы «пронырливыми» или «слишком тихими», но повышение давали вне зависимости от этих характеристик.

В определенный момент суда казалось, что средний работник Kleiner Perkins получал от боссов так много отзывов о своей деятельности, что юристы компании могли выставлять его практически в любом свете. В зависимости от намерений правозащитников, сотрудник мог быть как крайне мотивированным энтузиастом, так и заносчивым неудачником.

В 2011 году Джон Доерр (John Doerr) написал электронное письмо в защиту Пао, обращая внимание на неточно сформулированную политику компании.

«Меня беспокоит непостоянство наших подходов и неравенство, на котором построено партнерство»
Маршалетт Рэмси (Marshalette Ramsey), одна из нескольких присяжных, проголосовавших в пользу Пао, заметила, что именно противоречие между оценками деятельности работников во многом повлияло на ее решение. По ее словам, она поддерживала Пао из-за того, что в фирме повышения получали отнюдь не те, кто приносил наибольшую пользу или как-то выделялся на фоне остальных.

«В зависимости от формулировок в личном деле, я могла бы как повысить человека, так и оставить его на прежней должности»

Но присяжный Стив Саммут (Steve Sammut) пояснил, что если рассматривать все оценки в совокупности, появляется более цельная картина. Год за годом негативно отмечались одни и те же аспекты деятельности Пао, в то время как у других партнеров критерии оценки менялись.

Kleiner Perkins — это «семья», так что кадровый отдел им не нужен

После суда стало ясно, насколько печально положение женщин в мире венчурных капиталов. По словам профессора гарвардской бизнес-школы Пола Гомперса (Paul Gompers), дававшего показания в суде, примерно в 79% всех фирм женщины не получали работу вообще, их резюме даже не рассматривались.
И, если верить адвокатам Kleiner Perkins, во многих компаниях не было четко выделенного отдела кадров. Представители Kleiner Perkins заявляли, что во многих партнерских фирмах этим занимались сторонние консультанты, и для подтверждения своих слов даже привлекли сторонних экспертов.

После жалобы Пао в 2012 году Эрик Келлер (Eric Keller), директор по производственным вопросам в Kleiner Perkins, решил взглянуть на политику компании по равному предоставлению рабочих мест и попросту ее не нашел.

Учитывая наличие большого процента мужчин в индустрии, отсутствие структурированной системы кадров показалось юристам Пао очевидным недосмотром. Что и было ими доказано во время судебного процесса.

Представители фирмы апеллировали к тому, что их небольшая организация построена на принципе партнерства, а это значит, что конфликты, а также вопросы найма и увольнения сотрудников решались в неформальной обстановке. В одном из ранних документов, содержащем оценку деятельности Пао, говорилось, что компания — это «семья, где изредка бывают ссоры».

Такая формулировка не противоречит словам Пао о том, что фирма слишком зависит от политики, а вопросы в ней решаются за закрытыми дверями.

Кэтрин Лукас (Kathleen Lucas), владелец юридической фирмы в Сан-Франциско, специализирующейся на трудовом праве, рассказала Mashable, что миленький образ, который пытались создать представители компании, противоречил ее собственному опыту взаимодействия с инвесторами. По словам Лукас, венчурные капиталисты в большинстве своем фокусируются на прибыли, постоянно конкурируют друг с другом и иногда действуют довольно грубо.

Как сказала во время процесса адвокат Пао Тереза Лоулесс:

«Они не очень похожи на группу людей, которые, обнявшись, поют Кумбайя»

В такой обстановке четкой кадровой политике нужно уделять гораздо больше внимания, считает Лукас.

«Поразительно, но у них не было человека, который занимается разрешением конфликтов, возникающих внутри фирмы — ну то есть, они же бывают в любом случае. Мне это показалось очень необычным»

В личностно-ориентированном рабочем пространстве граница между дискриминацией и обоснованной критикой особенно размыта

Факт наличия дискриминации было непросто доказать по причине того, что решения о продвижении по службе носили субъективный характер.

Так как партнеров компании, в основном, судят по навыкам межличностного общения, защита не отреагировала на претензии Пао об ущемлении ее прав как личности. Конфликтная, пренебрежительная, эгоистичная, высокомерная и слишком тихая — так о ней говорили юристы Kleiner Perkins, и они переворошили электронные письма, отчеты об эффективности и даже анекдоты с одной лишь целью: подтвердить свою позицию.

Но факты показали, что в коллективе также были сотрудники с таким же набором качеств, в то время как Пао утверждала, что к ней относились по-другому только из-за ее пола.

Судейской коллегии оставалось разобраться с вопросом о том, где заканчивались предубеждения компании и начинались собственные недостатки Пао, мешавшие продвижению по службе.

Прямая ссылка на встроенное изображение

Джейсон Нотт (Jason Knott), адвокат из юридической фирмы Zuckerman Spaeder в Вашингтоне, округ Колумбия, рассказал Mashable, что процесс Пао был осложнен тем, что она не опиралась лишь на один очевидный факт дискриминации. Вместо этого она говорила о ряде «мелких унижений».

Как утверждает Нотт, хоть дело и не было беспрецедентным, процесс доказательства вины затруднялся наличием большого количества свидетельств по принципу «сарафанного радио».

Разбирательство Пао затронуло тему сексизма, известную многим женщинам Кремниевой долины — «Смерти от тысячи бумажных порезов» — идеи о том, что тонкие гендерные обиды могут накапливаться, а в отношении женщин действуют двойные стандарты, основанные на глубоко укоренившихся предрассудках.

Района Шарпнак (Rayona Sharpnack), основатель консалтингового агентства Institute for Women’s Leadership, сообщила Mashable, что подобные менее очевидные акты дискриминации могут быть так же опасны, как и самые вопиющие проявления сексизма, однако их не так легко доказать, — особенно в среде, где межличностные навыки определяют успех.

Несмотря на все слова, сама фирма Kleiner Perkins не была «идейным лидером»

Как выяснилось в ходе судебного разбирательства, Kleiner Perkins оказалась компанией, проходящей через период постоянной текучки. Могучее прибежище венчурных капиталистов сделало себе имя в девяностые, когда поддерживало такие иконы технологического рынка, как Google и Amazon.

Когда Пао в 2005 году приступила к своим обязанностям, фирма проходила через период, похожий на «смену караула», как она выразилась во время дачи показаний. Многие тяжеловесы рынка выходили из компании, так что из небольшой группы партнеров она превратилась в собрание множества команд.
В последующие годы руководство компании совершило несколько ошибок, что пошатнуло ее положение на верхушке индустрии. Попытка заняться экологически чистыми технологиями не окупилась, также компания упустила возможность инвестировать в ключевые социальные сети и запоздала со вкладами в Twitter, Facebook и Zynga.

По заявлениям Пао, ее попытки инвестировать в Twitter на раннем этапе его развития были пресечены руководством компании, что было доказано в суде.

Во время своего завершающего слова, Алан Эксельрод (Alan Exelrod), адвокат Пао, иронически заметил, что значительная часть новостей о ходе разбирательства распространялась именно через Twitter.
В свою защиту представители Kleiner Perkins несколько раз заявляли о том, что Пао не была «идейным лидером», как называют тех, кто инвестирует в неизведанные ранее рынки. Но на тот момент сама фирма находилась как бы в подвешенном состоянии.

В 2012 году Kleiner Perkins немного восстановила свои свои позиции, инвестировав в успешные компании вроде Slack, Uber и Snapchat, однако детали тяжбы с Пао могут повредить репутации компании, несмотря на то, что суд своим вердиктом как бы подтвердил, что в ее действиях не было ничего противозаконного.

Суд может быть только началом

Несмотря на проигранное дело, Пао своими действиями может показать пример другим женщинам, и те перестанут молчать о случаях дискриминации.

Примерно в середине процесса, за одну неделю против Facebook и Twitterбыло подано несколько исков с заявлениями о половой дискриминации. Как говорят эксперты, по стопам Пао может последовать еще больше работников.

Фреада Капур Кляйн (Freada Kapor Klein), основательница инвестиционной компании, специализирующейся на стартапах, приносящих пользу обществу, считает, что это разбирательство значительно поменяло отношение к дискриминации в Кремниевой долине. Также, по ее словам, суд стал важным моментом в продолжающейся эволюции обращения с женщинами в рабочей среде, однако она заметила, что в секторе высоких технологий еще нужно поработать над этой ситуацией.

«Во многом, увиденное нами в этом деле напоминает Уолл-стрит девяностых годов. И если в плане дизайна продуктов и изменений многих аспектов нашей жизни сфера технологий впереди планеты всей, создать действительно благоприятные условия для работы в ней пока не удается»

В пятницу, после оглашения вердикта, Пао выразила надежду на то, что произошедшее приведет к изменениям в индустрии венчурного капитала.

«Если благодаря мне положение женщин и меньшинств в сфере венчурного капитала сравняется с положением мужчин, то оно того стоило».

Оригинал: Mashable
Перевели: Артём Слободчиков и Леонид Мотовских для Newочём
Редактировал: Евгений Урываев