Технологии

8 городов, демонстрирующих будущее урбанизма

admin
Всего просмотров: 155

Среднее время на прочтение: 15 минут, 51 секунда

Содержание

Обычно города развивались спонтанно. Конечно, большое значение придавалось их расположению: они возникали на безопасных холмах и островах, вблизи источников полезных ископаемых или в месте слияния торговых путей. Но все остальное происходило случайным образом. Работники крепостей, шахт, портов и складов нуждались в местах, где можно было бы поесть, поспать и совершить религиозный обряд. В шуме и толкотне прокладывали водо- и мусоропроводы, простые и железные дороги, газ и электричество — инфраструктура возникала путем импровизации. Можно вспомнить исключения, которые были продуманы изначально: Александрия, римские колонии, некоторые районы в крупных городах Китая, Париж Хаусмана. Но обычно в основе лежали случай, удача и наслоение нового поверх старого.

По крайней мере, большая часть истории человечества складывалась именно так. Но на пороге второго десятилетия двадцатого века кое-что изменилось. К строительству городов стали подходить осмысленно. После принятия закона о зонировании Нью-Йорка в 1916 году города начали развиваться в соответствии с поручениями, а не упущениями. Внешний вид диктовали законы и правила. Функциональные решения определяли эстетический исход, который не всегда был удачным.

Перенесемся в наше время: спустя век после того, как люди начали разумнее подходить к строительству городов, ситуация стала меняться в лучшую сторону. Высокотехничные материалы, сенсорные сети, новейшие открытия в науке и более точные данные позволяют архитекторам, дизайнерам и планировщикам работать более изящно и точно. Города становятся экологичнее, интереснее и красивее. Как раз вовремя, учитывая тот факт, что сегодня в городах проживает больше людей, чем за их пределами.

В ежегодном выпуске, посвященном дизайну, мы расскажем вам о нескольких таких проектах, от нового уличного освещения и постоянно меняющегося священного города до искусных музеев и развития велоинфраструктуры, а также об алгоритмах, которые всем этим управляют. Может, города будущего и продолжат сбивчиво подстраиваться под нужды людей, но если подходить к этому с умом, процесс не будет стихийным. Город больше не должен просто «возникать». Каждый квартал, каждое здание, каждый кирпич олицетворяет собой несметное количество решений. Принимайте верные решения, и города станут волшебными. — Адам Роджерс

Лос-Анджелес создает сеть из светодиодов

Лос-Анджелес заменяет 7250 километров оранжево-желтых натриевых газоразрядных фонарей на светодиодные матрицы лунного оттенка. Дороги станут не только яркими, но и более взаимосвязанными. Каждая энергосберегающая лампа будет подключена по беспроводной связи к Бюро Уличного Освещения, оповещая штаб о своем состоянии (включена, выключена, сломана и т.д.) Что будет дальше? Фонари, реагирующие на то, что происходит вокруг них. Они смогут мигать, чтобы показать, что полиция или скорая помощь уже в пути, или освещать дорогу для пешеходов, возвращающихся после матча. В то время как другие города по всему миру используют светодиоды, чтобы сэкономить деньги и привнести новые краски и акценты, ЛА планирует построить сеть, которая сможет больше, чем просто показывать, что происходит вокруг. Это характеризует весь город. — Адам Роджерс

Аэропорт в аэропорте для звезд и прочей элиты


Изысканный и эксклюзивный лаунж Delta One в Терминале 5 Международного аэропорта Лос-Анджелеса
Фото:  COURTESY OF DELTA

Более 70 миллионов людей побывало в Международном аэропорте Лос-Анджелес в 2014 году — страдающий от разницы во времени строй людей с сумками на колесиках и подушками для шеи. Сегодня Международный аэропорт проводит капитальный ремонт стоимостью более чем $8 миллиардов, привнося улучшения во все, от ресторанных двориков до траволаторов. Delta вложили $229 миллионов, чтобы переделать Терминал 5. В новшества входит Delta One, что-то вроде аэропорта внутри аэропорта, который обслуживает знаменитостей и богачей. Это предвестник будущего, в котором аэропорты менее спонтанные, более организованные и не такие унизительные.

По прибытии ваше имя отмечает администратор за бархатной веревкой. Как только вы зарегистрируетесь, пора идти в фешенебельный лаундж, одно из наиболее уединенных мест в терминале. Когда наступит время посадки, сопровождающий поднимет вас на лифте и проведет по коридору в обход очереди к приоритетному контрольному пункту.

На пути домой можно воспользоваться экспресс-выходом. Вас проводят на перрон, после чего вы промчитесь в гибриде Порше по взлетной полосе прямиком на бульвар Century, где, по всей видимости, вас будет ждать личный шофер. — Нейт Берг

В борьбе против засухи Лос-Анджелес создает менее прожорливый ландшафт

Пальмы вдоль Голливудского бульвара хоть и остаются легендарными, все-таки не коренные. И пока Калифорния пытается справиться с засухой, ландшафтные архитекторы заменяют привезенные растения и засушливую почву на местную, засухоустойчивую флору. Новый пейзаж — назовем его Сухая Калифорния — изумляет текстурами и формами. — Лиз Стинсон


JOE MCKENDRY


Избавляемся от травы
Зелень проигрывает выветрившемуся граниту и грунту. Кроме того, каменистые дорожки, клумбы и мосты привносят разнообразие в менее зеленый пейзаж.
Расставим суккуленты
Стройные ряды комнатных растений вроде пышной, заостренной агавы оттянутой или спиралевидной коренастой эчеверии вытянутся бок о бок.
Добавим текстуры
Местные пушистые растения разбавят камни и жесткую систематичность мягкостью и цветом. Этот новый, пышный облик, возможно, стоило создавать с самого начала.

Передвижная опера путешествует по центру Лос-Анджелеса

Чтобы послушать Hopscotch, оперу из 24 лимузинов и джипов, разъезжающих по деловому центру ЛА, зрителям придется сидеть напротив певцов и музыкантов. На протяжении шоу (с октября по ноябрь) машины проедут по трем маршрутам, следуя по пятам истории о поиске утраченной любви. Артисты и танцоры с беспроводными микрофонами будут выступать на тротуарах и проезжающих мимо машинах, смешивая балет с повседневной городской жизнью.

«Кажется, что главный персонаж — это сам Лос-Анджелес», — признается Ювал Шарон, художественный руководитель оперной труппы Industry, создавшей Hopscotch.

Зрители — всего 96 человек на каждое представление — будут перемещаться между машинами, зданиями и общественными пространствами, с каждым передвижением открывая для себя одну из 36 глав представления. Скорее всего, вам захочется прийти сюда снова: любой зритель сможет увидеть только 8 глав за раз. — Нейт Берг

«Земля под линиями электропередачи почти не используется и толком не исследована. Нужно обсудить возможности ее использования в городском земледелии»
— считает Эмили Габеллудди,
соучредитель LA’s Urban Design Studio

 

Спирали музея между прошлым и настоящим


Главный вход
JOE MCKENDRY

В последние годы небоскребы в Шанхае возводились один за другим, поражая наше воображение. Теперь там появился новый Шанхайский музей естествознания. Он находится в парке неподалеку от Пудуна, района, являющегося финансовым и деловым центром Китая. Здание музея по спирали спускается под землю, напоминая раскопки доурбанистических корней города. Центральный дворик (на изображении выше), создатели которого вдохновлялись садами в Сучжоу, напоминает о той важности, которую древняя китайская культура придавала естественной красоте. Расположенная вокруг него стеклянная стена с ячейками как в сотах наполняет интерьер солнечным светом, напоминая при этом клеточную структуру растений.

Архитектор Ральф Джонсон из Perkins+Will рассказал, что на такую форму здания их вдохновила раковина наутилуса и что благодаря ей регулировать движение стало удобнее: поток людей в китайских музеях часто бывает очень большим, и наклонные переходы направляют толпу во время экскурсии, посвященной эволюции жизни на Земле. На своем пути туристы встречают около 11 000 экземпляров, включая огромный скелет маменчизавра и представителей поздней фауны, когда-то населявших исчезающие болотистые земли Шанхая. В музее также использовано большое количество новаторских технических решений: например, естественный климат и водные системы. (Пруд во дворе помогает охлаждать здание.) Этот полностью современный музей является примером бурно развивающегося футуризма Шанхая, одновременно с этим напоминая своим жителям о том, откуда мы все произошли. — Виктория Тан

Новые канатные дороги Медельина объединяют раздробленный город

Медельин ютится в долине высоко в Андах, и множество беднейших жителей города живут в «коммунах», которые они построили на крутых склонах. В девяностые наркокартели и партизанские формирования контролировали узкие улицы города. Когда время этих бесчинств подошло к концу, и люди отважились выходить на улицу, они столкнулись с другой проблемой: добраться куда-либо было по-настоящему сложно.

Тогдашний мэр города Луис Перес предложил новое решение для соединений частей раздробленного города: создать канатные дороги. Вместо того чтобы совершать рискованные прогулки по крутым склонам, люди смогли бы сесть в кабинку и по воздуху доехать до станции метро. Первая линия канатной дороги Metrocable открылась в 2004 году, вскоре вслед за ней появились и другие.

«Гениальность сети Metrocable заключается в том, что она действительно помогает бедным, интегрирует их в центр города, открывает им доступ к рабочим местам и другим возможностям. Никто раньше не делал ничего подобного», — утверждает Хулио Давила, колумбийский градостроитель из Университетского колледжа Лондона

Когда люди из всех социальных слоев стали пользоваться канатной дорогой, чтобы побывать в «плохих» районах, они начали интересоваться судьбой своего города, предвещая десятилетие самых инновационных градостроительных планирований в мире. — Лиззи Уэйд

Объединяя библиотеки и парки в безопасные пространства для всех


Интерьер парк-библиотеки «Испания», спроектированной архитектором Гианкарло Массанти.
Фото:  ALAMY

Сетью Metrocable удалось соединить беднейшие районы Медельина с остальными частями города, но Алехандро Эчеверри этого было недостаточно. Занимая должность директора градостроительных проектов с 2004 по 2008 года, этот архитектор целиком посвятил себя решению самых сложных градостроительных задач. Его секретное оружие? Великолепный дизайн. Но он старался не для богатых — Эчеверри настаивал на том, чтобы работать в тех же малообеспеченных районах, где открылись канатные дороги.

«Хорошие здания, грамотно спроектированное пространство, достойная система общественного транспорта, качественные культурные мероприятия — все это работает на психологическом уровне, чтобы вызвать у людей чувство причастности к жизни города»

Эта философия лежала в основе дизайна пяти библиотек в Медельине, каждая из которых была окружена прекрасной зеленой растительностью. Эти «библиотеки-парки» были одними из первых безопасных общественных мест во многих районах. (После окончания срока пребывания Эчеверри на посту директора в городе было построено еще 5 таких мест).


Внешнее оформление библиотеки «Испания»
JOE MCKENDRY

Но Эчеверри знал, что недостаточно просто построить красивые здания и ждать, что жизнь сама улучшится. Его отдел облагораживал улицу за улицей, сажая деревья и заменяя ветшающие школы. Эчеверри рассказывает: «Один из ключей к успеху Медельина заключается в том, что все его проекты не изолированны». Все они — со-творения, как он их называет — связаны с обществом, которое пользуется ими каждый день. — Лиззи Уэйд

«Когда я вернулась в Медельин в 2007 году, у меня было чувство, что я попала в другой город. Благодаря Metrocable и новым библиотекам-паркам я стала посещать те части города, в которых никогда не была раньше»
— Ксимена Коваледа Бельтран
координатор центра по изучению урбанистики и экологии в университете EAFIT

Общественные активисты наносят ответный удар с помощью граффити


Граффити активистов на улицах Медельина.
Фото:  PERROGRAFF

Даниэль Фелипе Кисено, также известный как Perrograff, направляет баллончик краски на стену. «Линии вашей подписи должны быть очень четкими», — рассказывает он собравшейся вокруг него группе на уроке по созданию граффити. Опытным взмахом руки он проводит четкую голубую черту. Затем он раздает баллончики своим ученикам, чтобы те попробовали оставить свою собственную отметку в Медельине.

На некогда забытых улицах 13-й коммуны стали появляться сотни посетителей, после того как Perrograff начал свой граффити-тур (Graffitour) три года назад. Вот где он вырос: среди ужасного насилия. Чтобы нанести ответный удар, его сторонники начали преображать захудалые районы города при помощи росписей, иллюстрирующих историю 13-й коммуны и увековечивающих память об их убитых друзьях; также они стали выращивать общественные сады.

По словам градостроителя Хота Сампера, выросшего здесь и преподающего в Массачусетском технологическом институте, такие инициативы местного уровня, как граффити-тур, были неотъемлемой частью преображения Медельина. Metrocable и парки-библиотеки — это замечательно, но «то, что делает эти проекты удивительными — это районы, в которых они находятся». Со своей стороны Perrograff надеется, что его общественная работа скоро выйдет за пределы двухмерного пространства. После многих лет рисования на плоских поверхностях он начал учиться на архитектора. — Лиззи Уэйд

Благодаря Hovenring велосипедисты могут ехать над пробками


Hovenring в Эйндховене, вид сверху.
JOE MCKENDRY

В 1891 году, когда семья Филипс только начала производить в Эйндховене лампочки, это место представляло собой сонный провинциальный городок. На сегодняшний день это центр новых технологий и исследований, куда многие работники ездят из пригородных районов каждый день. Из-за этого некоторые оживленные перекрестки уже не подходят велосипедистам. Поэтому в рамках планирования сети дорог для велосипедистов власти города попросили дизайнерскую фирму ipv Delft придумать способ, благодаря которому велосипедисты смогли бы избежать попадания в пробки. Проект Hovenring стоимостью в $8 миллионов был завершен в 2012 году. Это редкий пример велоинфраструктуры, которая не является чем-то второстепенным — как зеленая полоса вдоль припаркованных машин или значок велосипеда, нарисованный на полосе для автобусов. Стальная поверхность весом в тысячу тонн подвешена на 24 канатах, идущих от возвышающейся заостренной опоры. Благодаря светодиодам конструкция выглядит так, будто вот-вот начнет вращаться и улетит в северное небо. В городе даже понизили дорожное полотно, чтобы обеспечить удобный склон для подъездного пути. Hovenring — это радость для тысяч жителей пригорода, которые теперь ездят в Эйндховен и обратно каждый день, а также это эмоциональное заявление города, который знает, в какую сторону стоит двигаться. — Алекс Дэйвис

Как Саудовская Аравия пыталась подготовиться к трем миллионам паломников

Каждый год население Мекки на пять дней увеличивается на три миллиона человек. Именно столько времени мусульмане тратят на один из самых важных религиозных обрядов: хадж. Большинство городов не рассчитано на столь большое количество людей, и, как показали трагические события во время хаджа в этом году, толпы таких размеров могут быть опасны. Поэтому арабы обратились к лучшим дизайнерам и архитекторам, чтобы обеспечить миллионам паломников безопасность, хорошее самочувствие, благоговейный трепет и (для очень немногих) весьма комфортные условия, придерживаясь при этом догматов ислама. В итоге мы имеем город строго выверенных впечатлений, где ещё предстоит проделать много работы. — Тим де Шант

Аэропорт, построенный специально для большого количества туристов


Терминал «Хадж» в международном аэропорту короля Абдулазиза
BRYAN CHRISTIE DESIGN

Построенный под вдохновением от традиционных тентов бедуинов, купол терминала «Хадж» в международном аэропорту короля Абдулазиза занимает почти 500 тысяч кв.м. и имеет две массивные вантовые крыши из стеклопластика с тефлоновым покрытием. Пассажиры забирают свой багаж в секции с климат-контролем; естественная вентиляция в зоне ожидания, находящейся под открытом небом, поддерживает температуру в районе 26 градусов, даже когда снаружи переваливает за 48. Паломники иногда проводят там по 36 часов, прежде чем отправиться в Мекку, расположенную в 69 километрах к востоку. — Тим де Шант

Как избавиться от 600 тонн мусора за день с помощью пневматических труб


Двадцать миллиардов долларов, которые правительство Саудовской Аравии потратило на модернизацию мечетей, решат как минимум одну большую проблему: 600 тонн мусора, накапливающиеся за день. Они распределятся по четырем сотням отверстий и исчезнут на скорости 18 м/с в подземной сети пневмотруб, которая доставит их на стоянку, откуда грузовик вывезет все отходы на свалку. — Джульет Спертус

Расширить Аль-Харам, чтобы она смогла вмещать большие толпы


Второе по высоте здание в мире, отель Абрадж аль-Бейт.
BRYAN CHRISTIE DESIGN

Мечеть Аль-Харам, Великая мечеть Мекки — это постоянно расширяющийся молельный дом, выстроенный вокруг величайшей святыни ислама — укутанного тканью гранитного куба, известного как Кааба. Паломники огибают Каабу семь раз по часовой стрелке дважды за хадж, и в последние годы людей стало так много, что некоторым пришлось выходить на крышу мечети. Архитекторы фирмы Gensler переняли у них идею и предложили выстроить несколько восьмиугольных платформ вокруг Каабы. По словам Билла Хупера, главы департамента по транспортировке Gensler, модернизация мечети была крайне аккуратным компромиссом.

«Мы должны были установить платформы как можно ближе к Каабе, не разрушая при этом эмоциональные переживания»

Хуппер также добавляет, что их решение улучшит поток движения, удвоит пропускную способность и при этом не закроет обзор. Впрочем, с соседними Аль-Хараму зданиями обошлись несколько грубей. Абрадж аль-Бейт, явно не второе по высоте здание в мире, увенчано стилизованной под Биг Бен часовой башней, которая возвышается над мечетью на шестьсот метров. Ночью отель освещен световым шоу. — Тим де Шант

Новый отель Мекки для представителей «золотого процента»


Абрадж Кудай, который планируют открыть к 2017 году, будет самым большим отелем в мире: двенадцать башен, десять тысяч номеров, семьдесят ресторанов, четыре взлетно-посадочные площадки, торговый центр и автобусная остановка. По слухам, пять этажей будут предназначены исключительно для королевской семьи Саудовской Аравии; всего лишь богатым придется жить в обычных условиях. Это, несомненно, очень странное и неоклассическое дополнение для отеля. — Тим де Шант

Как создать город из 100 000 стеклопластиковых шатров

Большинство паломников проводит несколько ночей в долине Мина (один из обязательных обрядов во время хаджа), где расположен огромный палаточный городок. Десятилетиями пустынная равнина была покрыта лишь простыми хлопковыми шатрами, но смертоносный пожар в 1997 заставил правительство Саудовской Аравии искать более огнеупорную альтернативу. Теперь на разветвленную сеть постоянных кранов опирается более ста тысяч полупостоянных шатров с кондиционерами, сделанными из покрытого тефлоном стеклопластика и разнящимися по площади от 23 до 78 квадратных метров. И поскольку в столь замкнутом пространстве легко распространяются болезни, в Мине появились и больницы с госпиталями. Впрочем, безопасность здесь всё ещё является проблемой: именно в Мине во время хаджа этого года в давке погибло более семисот человек. — Тим де Шант


Стотысячный палаточный городок (верхняя половина) и пятиуровневый мост Джамарат (нижняя половина)
BRYAN CHRISTIE DESIGN

Как добавить новые уровни к мосту, с которого паломники кидают камни в дьявола

Паломники приходят на мост Джамарат к третьему дню хаджа ради Побивания Дьявола: они кидают семь камней в каждый из трех джамаратов — столбов, символизирующих три отказа Авраама от искушений дьявола. В 2000-ых на этом месте не раз случались давки, и он был одним из самых опасных участков паломничества, пока архитекторы не достроили вокруг джамаратов пятиуровневый мост. Теперь людям легче добираться до столбов, а новые наклонные съезды позволяют быстро вывести их с моста, хотя порой всё же случаются столпотворения. — Тим де Шант

«Планировалось развивать город вдали от мечети, но сохранить между ними взаимосвязь — расширить внешнюю площадь Аль-Харам до огромных масштабов, чтобы люди могли приходить отовсюду»
— Ахмед Аль-Али
сооснователь X-Architects

 

Наведение порядка в хаотичной сети микроавтобусов с помощью удобной карты

Большинство людей перемещаются по Найроби на микроавтобусах. Эти машины, принадлежащие разным предпринимателям, называются matatu: они дешевые, их много, в них играет громкая музыка и есть диско-шары. Но расписание в этой несистемной сети меняется самовольно, и рассчитывать на то, что вы найдете нужный маршрут или остановку — рискованный шаг: неверное решение может добавить несколько часов к вашей поездке.

Digital Matatus, группа исследователей и дизайнеров, попросила местных студентов ездить на этих автобусах, используя приложение на своем смартфоне для отслеживания всех маршрутов и остановок. Когда Digital Matatus в прошлом году выпустили карты, выполненные в духе карт метро и содержащие более ста маршрутов и основных остановок, люди их очень быстро раскупили.

«Женщины говорили: „Эта карта очень полезна, потому что ночью мне не хочется сесть не в тот matatu, в котором я не буду чувствовать себя в безопасности“», — рассказывает Жаклин Клопп, одна из руководителей проекта

Но стало еще лучше: несколько месяцев назад микроавтобусы Найроби стали первой неофициальной транспортной системой в Google Maps. Переход на глобальную платформу узаконил эти небольшие быстрые автобусы и показал другим городам, что они тоже могут укротить транспортные сети такого рода. Конечная цель заключается в еще большем укреплении системы микроавтобусов Найроби. Надеемся, что в них все еще будут диско-шары. — Сара Тонн

Задание: предоставить пользователям хаотичной системы микроавтобусов в Найроби удобную карту. Решение №1: привлечь студентов, у которых есть смартфон с встроенным GPS-навигатором для нанесения на карту маршрутов и остановок. Решение №2: Поскольку люди часто ориентируются в городе по достопримечательностям, команда создала карту по ним, а не по числовым адресам.
FRANCESCO MUZZI

Коворкинги больше не предлагают посетителям только стол и телефон

Войдите в чей-нибудь «офис» и, скорее всего, ничего офисного вы там не увидите. Люди работают у гаражей, в кафе, парках. Но для многих стартапов и удаленно работающих команд наличие собственного пространства все еще важно. Узрите WeWork — самую крупную сеть коворкингов. Она была основана в 2010 году, и сейчас ей принадлежат 44 помещения по всему миру. И напоминаем: речь идет не о стандартных полупустых помещениях со столами — WeWork предоставляет идеальные условия для работы: дизайнерские общие зоны, светлые отдельные комнаты и, разумеется, бесчисленное количество кофе.

«Естественный свет и открытые пространства — вот что лежит в основе всего, — объясняет со-основатель WeWork Мигель МакКелви. — Помимо этого, мы стараемся создать впечатление эдакой эклектичной непосредственности»

И это работает. Сейчас компания оценивается в $10 миллиардов и предоставляет тысячи рабочих мест. Мы посетили коворкинг у моста Золотые ворота, где девять человек показали — ну, скажем так, показали их пространство. — Джулия Гринберг

«„Золотые Ворота“ — очень узкое здание, поэтому у каждого его офиса есть свое окно. Это простое решение, но пришлось упорно потрудиться, чтобы найти его», — Мигель МакКелви, со-основатель WeWork

 

Сьюзи МакКинон | Замдиректора в Tenderloin Community Benefit District
«Созданная тут среда помогает более живо работать через сеть, да и просто совместно. Другие организации проводят тут собрания, которые мы можем посещать. Мы видим как они работают, видим проекты, которые реализуют люди, живущие в округе»
Фото:  CHRISTIE HEMM LOKK

Стефани Вайли | CEO в Simplekeep
«Сначала я работала из дома, но было сложно соблюдать баланс между жизнью и работой. Тогда я поняла, что для работы надо найти новое место. WeWork — это не просто офисное пространство, это целая социальная общность. Это сеть»
Фото:  CHRISTIE HEMM LOKK

Сара Робертс | Основатель и CEO в Roberts Golden Consulting
«Многие мои клиенты говорят: „Мы хотим вести дела в стиле Кремниевой долины“. Находиться в окружении всех этих стартапов — это для них уникальный опыт. Они приходят в мой офис и видят как мы работаем. Это почти как инкубатор».
Фото:  CHRISTIE HEMM LOKK

Магали Шармот | Директор по работе с клиентами в Seek
«Для нас был важен дизайн. Я держала в уме определенные элементы, которые должны были быть обязательно — окна и кирпичные стены. Больше всего мне нравится, когда клиенты приходят сюда и говорят: „О, тут так круто“. Они чувствуют, что мы тоже такие»
Фото:  CHRISTIE HEMM LOKK

Люк МакКормак | Директор по развитию в Flippa
«Здесь вы никогда не увидите надпись, выполненную от руки. Тут уделяют внимание деталям»
Фото:  CHRISTIE HEMM LOKK

Джозайя Хамфри | Со-основатель и со-CEO в Appster
«Аренда офиса в Сан-Франциско связана с кучей проблем, вроде подписания договора минимум на два-три года и платы в размере не меньше тридцати штук в месяц. В WeWork плата за квадратный метр выше, но взамен у вас появляется гибкость в выборе места»
Фото:  CHRISTIE HEMM LOKK

Эрик Вайсман | Основатель Jaunty
«Общаться с другими компаниями весело. Креативность так и пышет. Это задает атмосферу. В корпоративном пространстве люди автоматически зажимаются. Здесь же они ходят с пивом, а под потолком летают дроны»
Фото:  CHRISTIE HEMM LOKK

Эшли Кроу | Менеджер по развитию в Abusix
«Все улыбаются, излучают счастье, всюду царит дух инноваций — это самая уникальная черта работы здесь. Окон тут много, так что и свет естественный, и не возникает ощущения запертости. Огромная разница по сравнению с кьюбиклом (небольшой кабинетик, отгороженный тонкими стенами, характерный для офисов с большим количеством сотрудников — прим. Newочём). Чувствуешь себя в открытом, гостеприимном пространстве»
Фото:  CHRISTIE HEMM LOKK

Эй Джей Браштейн | Со-основатель и CEO в Wonolo
«Я не хочу тратить свое время на уборку, снабжение или ожидание айтишника, который должен вернуть мне доступ к Интернету. Когда они говорят: „Мы обо всем позаботились, ваш туалет чист и вот вам кофе“, ты понимаешь, что беспокоиться совершенно не о чем»
Фото:  CHRISTIE HEMM LOKK

Турбинная развязка Дубая: когда пересекаются дизайн и скорость

Дорога Эмиратов (шоссе близ Дубая — прим. Newочем) всегда была ужасной. Единственным способом уйти с шестиполосного шоссе на обычную дорогу было свернуть на развязку, из-за чего водители неизменно попадали в пробку. Наконец, в 2006 году власти решили частично перестроить шоссе, начиная с развязок. Вместо того, чтобы строить их по типу «клеверный лист» (древний предок современных противозаторных систем), они использовали более современную конфигурацию под названием «турбинная развязка», которая была разработана в Великобритании в 1960-х годах. Такой тип позволяет водителям, движущимся с четырех сторон, поворачивать или перестраиваться в любом направлении без снижения скорости. В отличие от многослойных развязок, которые могут включать четыре, пять или даже шесть ярусов, турбинные состоят из меньшего количества слоев. Таким образом, стоимость их постройки значительно ниже.

«Турбинные развязки — это высокая скорость и надежность, — заявил Гилберт Хлевицки, директор Advanced Transportation Solutions, компании по инженерно-строительному консалтингу. — Это наиболее эффективный и практичный вариант»

Турбинные развязки занимают большую площадь, но это не проблема для просторного Дубая. Так что спустя 2 года и $111 миллионов в 2008 году была открыта развязка на Аравийских Ранчо, которая соединяет дорогу Эмиратов (теперь известную как дорога Шейха Мохаммеда ибн Зайда) с Умм-Сукейм и дорогой Аль-Кудра. Турбина шириной почти в 500 метров содержит 11 мостов общей протяженностью 2.4 километра. Звучит запутанно, но благодаря осевой симметрии движение со всех 4 направлений становится упорядоченным. А стране, которая, кажется, даже гордится таким проявлением богатства, простота совсем не чужда. — Иэн Фриш

Оригинал: Wired

Перевели: Екатерина Евдокимова, Светлана Иванова, Денис Пронин, Георгий Лешкашели, Артём Слободчиков (текст) и Леонид Мотовских, Полина Пилюгина (картинки).
Редактировали: Варвара Болховитинова, Артём Слободчиков, Князь Мышкин и Анна Небольсина.