Россия

Китай и Россия: новая мировая ось

admin
Всего просмотров: 138

Среднее время на прочтение: 10 минут, 39 секунд

Китай и Россия — это торговые партнеры, у которых есть общая цель — пошатнуть лидерство США. Однако недавние разногласия и конфликты интересов усложнили отношения этих двух стран.

 

Си Цзиньпин встречает Владимира Путина в Шанхае в прошлом году. Они часто находятся в центре самых важных саммитов мира. Фото: Синхуа/Ландов/Barcroft Media.

Забудьте о саммитах ЕС и встречах «Большой семерки»: страны, которые любят позиционировать себя как развивающиеся мировые державы, на этой неделе будут делать настоящую политику в Центральной России под председательством Владимира Путина.

Лидеры стран БРИКС (Бразилии, Индии, Китая и Южно-Африканской Республики) встретятся с Путиным в среду в Уфе, затем уступят место лидерам стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

В нынешней геополитике Россия и Китай неразрывны. Они всегда присутствуют на собраниях Совета Безопасности ООН, АТЭС, «Большой двадцатки», и их интересы, как правило, совпадают.

Помимо границы в 4000 км, экономики с преобладанием госкорпораций и олигархов, которые могут обогащаться пока не противоречат политическому курсу, у Москвы и Пекина много общего.


Официально Путин не приветствует создание нового восточного альянса. В прошлом месяце он заявил:

«Мы не создаем военный союз с Китаем. У нас нет блокового мышления. Россия мыслит глобально»

И все же у обеих стран есть желание ограничить мощь Америки; их торговые отношения крепнут, углеводороды обмениваются на дешевые потребительские товары; обе страны имеют общий интерес в том, чтобы продвигать модель, альтернативную западной дипломатии.

За последние 10 лет объемы торговли увеличились в 6 раз. В прошлом году они объявили о самой крупной в истории газовой сделке. Это лето будет отмечено двумя важными событиями: в мае российские и китайские боевые корабли провели совместные военные учения в восточной части Средиземного моря; в сентябре лидеры России и Китая плечом к плечу будут стоять в Пекине на праздновании 70-й годовщины окончания Второй мировой войны.

Так насколько прочна российско-китайская ось?

Геополитика

Для Китая одно из основных преимуществ более тесного взаимодействия с Россией — это возможность оспорить доминирующее положение Вашингтона.
Александр Королев, в центре Азии и глобализации Национального университета Сингапура, недавно заявил:

«В Китае, где до недавнего времени проводилась официальная политика „неприсоединения“, некоторые видные ученые начали недвусмысленно призывать к всестороннему стратегическому союзу с Россией. На страницах внутренних публикаций Центральной партийной школы КПК [Коммунистическая партия Китая] [Они] утверждают, что „стратегические отношения между Китаем и Россией являются самыми важными“ и что „если Китай не создаст формальный альянс с Россией, он не сможет изменить мир с однополярной системы на биполярную“»

Но зачастую взаимодействие и напряжение — две стороны одной медали. Взять, к примеру, Центральную Азию. Си Цзиньпин, Председатель КНР, хочет создать «новый шелковый путь», используя китайские миллиарды, чтобы помочь развиваться соседям и региональным союзникам, косвенно поддерживая рост внутри страны и распространяя мягкую силу Китая за пределами страны.

Однако в то же самое время эта область является традиционной сферой влияния России, и любое китайское вмешательство, выходящее за рамки торговых сделок с Россией, скорее всего, вызовет недовольство в Москве.

Лю Цзюнь, эксперт в исследованиях России в Восточно-китайском педагогическом университете, утверждает:

«Представляется возможным, чтобы Китай развивал свои отношения со странами Центральной Азии, не задевая интересы России. Это правда, что Россия будет обеспокоена, если влияние Китая в Центральной Азии станет слишком большим, но эти беспокойства не доминируют в отношениях двух стран — выгод больше, чем недостатков»

Россия разделяет стратегическую цель Китая оспорить гегемонию США в пользу более многополярного мира, и две страны часто оказываются на одной стороне в Совете Безопасности ООН, где они обладают правом вето как постоянные члены.

Владимир Путин накидывает шаль на Пэн Лиюань, жену Си Цзиньпина, Председателя КНР, во время фейерверка в прошлом году. Фото: АР

Ни одна сделка по регулированию ядерной программы Ирана не может быть заключена без участия России и Китая, которые поддерживали его атомное развитие в прошлом. Поддержка этих двух стран также является основной причиной того, что в Сирии Башар аль-Асад смог удержаться у власти. В последнее время Россия пытается наладить политические и экономические связи с Северной Кореей, которая, чтобы выжить, берет еду, оружие и энергию у своего основного союзника — Китая.

Как утверждает Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, Москва и Китай поддерживают идею многополярного мира в противовес доминированию Америки. Одновременно с этим они негласно поддерживают попытки друг друга защищать свои собственные сферы влияния. За последние два года Россия аннексировала Крым и поддержала сепаратистскую кампанию, чтобы сорвать продвижение Украины на запад, а Китай оспаривает острова у западных союзников в Южно-Китайском море.

Тренин заявил:

«Китай де-факто признаёт, что у России есть интересы в восточной Европе; Россия признает, что у Китая есть интересы по периметру своих границ. И хотя никто из них не станет активно помогать своему союзнику на Украине или в Южно-Китайском море, они займут выгодное положение нейтралитета. Они не станут критиковать друг друга в сферах их основных интересов»

Руководство

Энтузиазм правительства по отношению к более теплым связям с Россией выражен в недавнем видео «Что китайцы думают о России?», которое сделано государственным информационным агентством «Синьхуа́».
В этом видео китайские дети с восхищением говорят о России, которая «даже больше Китая», какой-то пожилой человек восхваляет мощь России, востребованность инвестиций, продаж газа и высокоскоростных поездов, и приличная часть видео отведена лести российскому президенту.

Путин уже давно популярен в Китае, где его воспринимают как сильного лидера, укрепившего национальную гордость, и которым немало восхищаются за его фото топлесс. «Путин, ты красавчик!» — так одна женщина средних лет ответила на вопрос, какое сообщение она бы отправила в Москву.

Существует также явное сравнение с Си, который способствовал развитию культа личности смелого руководителя, что перекликается с похожим культом российского лидера (хотя Си не оголяется). Один молодой человек, используя одобренное правительством ласковое прозвище президента, сказал:

«Путин такой же, как наш „Папа Си“»

У россиян же более неоднозначное отношение к Си, который гораздо менее популярен в России, чем Путин — в Китае.

Торговля

До сих пор Китай в основном был заинтересован в российском экспорте природных ресурсов и военной техники. За исключением этих сфер они не являются партнерами. Россия может мало чего предложить из известных брендов или инноваций в потребительской технике, чтобы заинтересовать обычных китайских покупателей.

Лю Цзюнь утверждает:

«Хорошо, что за сотрудничеством по бизнесу стоит политическая воля. Без нее многого бы не произошло. Государство поддерживает большинство крупных проектов, и объем торговли вдоль границы довольно мал»


Дисбаланс в отношениях стран можно увидеть при более глубоком анализе их двусторонней торговли стоимостью около $100 миллиардов в год. Китай является вторым по величине торговым партнером России после ЕС, в то время как Россия только недавно вошла в список 10 главных торговых партнеров Китая, что едва составляет 3% от общего объема торговли страны.

В Москве также надеются, что Пекин поможет с финансированием предприятий, после того как в прошлом году иссякли западные вложения. Некоторые китайские фирмы рассматривают колебания российской экономики как возможность для капиталовложений.

Энергия

Китай и Россия должны стать настоящими партнерами в сделках на энергию, но на деле они только пытаются превратить прошлые соглашения в реальные поставки; трубопроводы, о строительстве которых говорилось последние 10 лет, до сих пор не закончены из-за разногласий относительно цен и других условий.

Ранее в этом году Россия впервые обогнала Саудовскую Аравию, крупнейшего поставщика нефти в Китай, увеличив с 2010 года долю российского экспорта в Китай более чем в два раза. Но Пекин привык искать энергию по выгодным ценам и заключать очень дешевые сделки со своими поставщиками, в то время как Россия обычно контролирует цены для европейских покупателей, у которых нет другого выбора.

Развитие добычи сланцевого газа, может, и ослабило позицию России через увеличение общемировых поставок, но в Китае все больше беспокоятся о климатических изменениях и необходимости избавиться от грязного угля, который до сих пор обеспечивает больше половины энергии страны.

Россия редко соглашается продавать доли в стратегически важных наземных месторождениях западным компаниям. На фоне этого сентябрьское предложение Китаю доли крупнейшего производственного актива Роснефти, Ванкорского нефтегазового месторождения, обозначило новое направление в энергетической политике страны.

Рабочие осматривают трубопроводы и нефтяные резервуары нефтепровода, проходящего между Россией и Китаем в провинции Хэйлунцзян, на северо-востоке Китая. Фото: Ван Цзяньвэй/АР

Это предложение было сделано на церемонии в честь начала строительства российского газопровода «Сила Сибири» стоимостью 55 млрд долларов — прорывного проекта, через который планируется в течение следующих тридцати лет поставлять в восточный Китай 38 млрд кубометров газа в год. В ноябре страны также подписали рамочное соглашение, согласно которому в западный Китай по газопроводу «Алтай» в течение 30 лет ежегодно смогут поставляться 30 млрд кубометров газа.
Но ни одна из этих сделок, похоже, не доведена до конца, а из-за экономических санкций и слабого рубля финансирование крупных проектов обойдется российскому Газпрому гораздо дороже.

«Выглядит так, будто на каждой встрече подписывается какой-то документ, который подают как очередное крупное соглашение… но Газпрому придется разрабатывать крупные месторождения и строить трубопроводы. Я думаю, в нынешних обстоятельствах сбережение финансов вызывает крупные задержки, и у нас нет никаких данных об экономике проекта», — говорит Григорий Бирг, аналитик Investcafe

Хотя на момент заключения сделки Бирг оценивал прибыльность инвестиций в «Силу Сибири» в скромные 9-10%, теперь эта сделка, скорее всего, будет стоить еще ниже, если цены на нефть останутся прежними. Пекин, судя по всему, намерен выторговывать еще более выгодные для себя условия по газопроводу «Алтай» в западный Китай, регион, где спрос на газ ниже, чем на промышленном востоке страны, и который уже получает дешевый газ из соседнего Туркменистана.

Тем не менее аналитики ожидают роста сотрудничества в сфере энергетики, так как Россия ищет альтернативы политически недружелюбному европейскому рынку, а Китай пытается справиться с растущим спросом и проблемами с загрязнением среды и отключениями электричества. В прошлом году Китай обогнал Германию по покупкам сырой российской нефти и вышел на первое место по этому показателю.

«Китай — крупный альтернативный рынок, легко доступный для России, учитывая географическое положение энергетических запасов и геополитическое партнерство, так что почва для сотрудничества очевидна. Но происходит оно в невыгодный для России момент», — поясняет Бирг

 

Валюта

И Россия, и Китай заинтересованы в ослаблении господства доллара в международной торговле на позициях мировой резервной валюты. Россия теперь принимает плату за нефть в юанях (другие экспортеры нефти, например, Саудовская Аравия, этого не делают).

После того как санкции вступили в силу, российские фирмы и банки, традиционно полагающиеся на долларовые займы, обратились к Китаю в поисках финансового убежища. Прошлым летом пара «рубль-юань» достигла рекордных показателей по торгам.

Российские компании — не новички на рынке китайской валюты и облигаций «дим сам», выпускаемых в юанях, организациями, которые, как правило, расположены не в Китае или Гонконге. В прошлом эти варианты представляли собой более дешевый источник финансирования. Однако доходность корпоративных облигаций в юанях повысилась с увеличением числа санкций.

Армия

Продажи российского оружия Китаю оцениваются в миллиард долларов ежегодно. Ранее русские неохотно предоставляли современное оружие бывшему военному сопернику СССР. Но объявленная недавно российским экспортером оружия сделка, по которой Россия начнет поставлять в Китай свои ракеты «земля-воздух» С-400, вывела отношения двух стран на новый уровень. Сделка была заключена как раз в тот момент, когда Пекин находится в поиске новых технологий противовоздушной и морской обороны.

Более значительные продажи оружия сопровождались более масштабным военным сотрудничеством, продемонстрированным в мае на военных учениях в Средиземном море. Такие учения в традиционной «акватории НАТО» направлены на то, чтобы расширить влияние китайского флота и продемонстрировать США, что Россия — его потенциально важный военный партнер, по словам Тренина.

Он считает, что после украинского кризиса, ухудшившего отношения с Западом, союз России с Китаем в основном базировался на политических соображениях. «Теперь у России есть важный стимул развивать отношения с Китаем, поскольку отношения с Западом испортились, а Китай — единственный крупный игрок на мировой арене, которого можно читать экономическим, политическим и в определенной мере военным союзником».

В то же время обе стороны, обеспокоены тем, что конфликты в Пакистане и Афганистане могут затронуть их территорию или послужить рассадниками террористов, которые однажды вернутся на родину.

Но все это не значит, что какая-то из сторон забыла прошлые споры или нынешние разногласия. Россия нервничает по поводу того, что Китай копирует устройство поставляемого ему оружия, тем самым лишая ее прибыли, и пристально следит за тем, чтобы Пекин не совершал попыток распространить свою военную мощь на Среднюю Азию.

«Китайско-российское стратегическое партнерство — результат сложившихся обстоятельств, но оно кардинально отличается от военного союза вроде того, что существует между США и Японией», — было написано в недавней статье, опубликованной на страницах китайского националистического таблоида The Global Times

«Китай и Россия не раз заявляли, что они будут партнерами, а не союзниками. Так оно и будет. Китай заботится и об отношениях с западными странами. Россия же не хочет, чтобы отношения с Западом застряли в нынешнем состоянии»

Вето, совместно накладываемые Китаем и Россией

Постоянные члены совета безопасности ООН могут накладывать вето на проекты резолюций. Требуется только одно вето, чтобы заблокировать проект, но и Китай, и Россия одновременно накладывали вето на одни и те же резолюции в шести случаях. Китай заблокировал еще 3 проекта в одиночку, а Россия наложила 5 вето в пост-советский период. С 1946 по 1984 СССР успел воспользоваться правом вето 93 раза.

22/05/2014: Проект резолюции S/2014/348 по Сирии
19/07/2012: Проект резолюции S/2012/538 по Сирии
04/02/2012: Проект резолюции S/2012/77 по Сирии
04/10/2011: Проект резолюции S/2011/612 по Сирии
11/07/2008: Проект резолюции S/2008/447 по Зимбабве
12/01/2007: Проект резолюции S/2007/14 по Мьянме

Источник: ООН
Пол Торпи

Кибербезопасность

Россия и Китай разделяют беспокойство касательно американского господства в Интернете. В январе Россия, Китай и несколько диктатур Средней Азии совместно выдвинули новое предложение международного кодекса обеспечения информационной безопасности на рассмотрение Генеральной ассамблеи ООН.

В пункте, явно адресованном США, документ призывает национальные правительства «не использовать информационно-коммуникационные технологии и … сети с целью вмешательства во внутренние дела других государств или подрыва их политической, экономической и социальной стабильности».

На прошедшем недавно в Москве форуме по интернет-безопасности представители обеих стран призывали найти новый подход к онлайн-безопасности.

«Здорово, что они [США] изобрели айфон, но когда открываешь айфон и видишь камеру, задумываешься, не фотографирует ли она тебя в этот момент. Россия первой полетела в космос и достигла Антарктиды, но мы их не контролируем, они управляются международными договорами. Так почему же США контролируют Интернет?»

Это слова Константина Малофеева, противоречивого бизнесмена, известного поддержкой РПЦ и пророссийского сепаратистского движения в восточной Украине.

Представитель Китая Чен Сяохуа заявил:

«Мы должны объединиться, чтобы создать порядок в киберпространстве. Различные страны имеют общее видение того, как можно улучшить управление киберпространством… на основании принципов взаимного доверия и уважения»

Тем временем Пекин и Москва недавно подписали важное соглашение о кибербезопасности, способное усилить защиту от внешних атак, а также позволяющее странам делиться друг с другом технологиями контроля внутри страны.

Обе страны направили немало ресурсов на управление интернетом с целью ослабить его потенциал в качестве платформы для недовольства. «Великий фаервол» Пекина — мощный и сложный фильтр сетевого мира, но в нем все равно достаточно дыр, чтобы большинство людей в Китае даже не старались его избегать.

Обе страны также располагают армиями хакеров и оплачиваемых прогосударственных комментаторов, известных в Китае как «армия пятидесяти центов», так как именно столько им платят за каждый пост. Тем не менее эксперты говорят, что такое внимание к внутреннему контролю плохо сказывается на безопасности.

«Приоритет контролю политической информации над технической киберзащитой наносит урон собственной кибербезопасности Китая. Слабый надзор за соблюдением закона вкупе с плохими средствами киберзащиты оставляют страну уязвимой перед угрозой, исходящей от киберпреступников и иностранных шпионов», — заявил на недавнем брифинге Джон Линдси из Белферского центра науки и международных отношений при Гарвардском университете

Настроение бизнеса

Среди некоторых бизнесменов есть страх того, что вынужденный поворот на восток будет означать распродажу России с позиций слабого.

«Ухудшение отношений с Западом плохо для России и плохо для Запада. Выгодно оно лишь Китаю. Число прибывающих в Россию китайских делегаций удесятерилось, а китайцы пойдут на рынок, только если будут уверены в том, что условия для них очень благоприятны», — высказался один крупный российский бизнесмен

Российским СМИ велели больше освещать связи с Китаем и другими незападными странами, а фирмы ощущают давление со стороны правительства с целью повернуть их на восток, даже если в этом мало выгоды для бизнеса. Но то, что сначала казалось бессмысленным, возможно, начинает приносить плоды.

«Началось это все как спектакль, но теперь там есть компании, действительно неплохо ведущие дела. У китайских инвест-фондов мало опыта или знаний о России, и убедить их непросто. Но, похоже, выигрышная стратегия — это сначала заключать крупные государственные сделки, а за ними те, что помельче. Постепенно совершаются реальные дела», — признает Том Блэкуэлл, гендиректор ЕМ, консалтинговой фирмы, работавшей с несколькими крупными российскими компаниями в вопросе изучения китайского рынка.

Российская федеральная миграционная служба особенно озабочена наплывом китайских мигрантов через русско-китайскую границу. Она заявила, что китайцы могут стать крупнейшей этнической группой на российском Дальнем Востоке к 2020-м или 2030-м годам. Прошлым летом представитель пограничной службы заявил, что полтора миллиона китайцев незаконно приехали в этот регион с января 2013 года по июнь 2014-го.

Авторы: Эмма Грэхэм-Харрисон из Пекина, Алек Лун и Шон Уокер из Москвы, а также Ами Седхи и Марк Райс-Оксли.
Оригинал: Guardian.

Перевели: Екатерина Евдокимова и Кирилл Козловский.
Редактировали: Евгений Урываев и Артём Слободчиков.