Россия

Как Россия влияет на ситуацию в Европе

admin
Всего просмотров: 85

Среднее время на прочтение: 4 минуты, 59 секунд

Война на Украине, стравившая Россию с Западом, ведется не только при помощи танков, артиллерии и пехоты. По словам американских и европейских чиновников Москва всё чаще и чаще использует неконвенционные виды оружия: деньги, идеологию и дезинформацию.

Администрация Обамы и её европейские союзники пытаются препятствовать военному вмешательству России за пределы собственных границ. И в то же время у себя дома они вынуждены противостоять попыткам Москвы увеличить свою экономическую мощь, профинансировать европейские партии и движения и распространить альтернативные точки зрения на конфликт.

Судя по всему, Кремль ставит себе цель посеять раздор, дестабилизировать Евросоюз и по возможности разрушить то, что до недавнего времени было относительно единым, пусть и хрупким консенсусом в противостоянии с российской агрессией. Сумей Россия привлечь на свою сторону хотя бы одного члена Евросоюза, теоретически это могло бы предотвратить обновление экономических санкций, срок действия которых истечет в этом месяце, если только все страны-участницы не выступят за их продление.

В воскресенье президент Обама прибыл в Германию на саммит «Большой семерки», где он собирается призвать своих союзников не сдавать позиций в борьбе с Россией — особенно сейчас, когда, несмотря на шаткое перемирие, на востоке Украины вновь разгорается война. Незадолго до его поездки как американские, так и европейские чиновники выразили свою обеспокоенность тайными — а иногда и явными — стараниями президента Владимира Путина найти себе союзников на Западе.

«Пытаясь раскачать лодку, Кремль привлекает на свою сторону европейских политиков, спонсируя и правых, и левых оппозиционеров по всей Европе», — заявил вице-президент США Джозеф Байден в Брукингском институте города Вашингтон. — «Президент Путин считает их подходящими инструментами для своих манипуляций, с помощью которых создает в европейской политике разногласия, которыми он сможет воспользоваться»

Эту точку зрения разделяет и британское правительство.

«Касательно российских денег — да, конечно, мы обеспокоены тактикой Кремля, нацеленной на то, чтобы переманивать к себе… скажем так, наших соотечественников, которые не так сильно преданны или наиболее уязвимы накануне июньского решения», — объяснил на прошлой неделе министр иностранных дел Великобритании Филипп Хаммонд. — «Кремль не сможет закрыть глаза на то, что это единодушный процесс, а им выгодна разобщенность»

Увенчается ли эта стратегия успехом, пока неизвестно.

Американские чиновники и европейские дипломаты уверены в том, что на грядущем саммите ЕС в Брюсселе, который пройдет 25 и 26 июня, санкции продлят. Германия, которая является лидирующим участником ЕС, поддерживает продление санкций до следующего января, и государства помельче вряд ли возразят Берлину. Но ни у кого нет желания вводить новые санкции, которые предлагают некоторые американские чиновники.

Попытки России повлиять на Запад приняли различные формы.

Россия всегда использовала свой статус поставщика энергоресурсов, чтобы влиять на своих покупателей в Европе. Теперь она оказывает давление на страны юго-восточной Европы (включая испытывающую затруднения Грецию), чтобы те поддержали проект нового газопровода, обещая им выгодные условия. Русские олигархи так долго держали свои деньги на Кипре, что теперь это островное государство рассматривается как финансовый бастион Москвы.

В течение нескольких лет Россия оплачивала проправительственные вставки на страницах 26 газет и веб-сайтов (включая The New York Times). Недавно она занялась расширением RT, своей международной телесети, вещающей на английском и ещё трех языках, которая склонна постоянно указывать на промахи Запада немцам и французам.

Американские и европейские чиновники обвинили Москву в финансировании «зеленых» движений в Европе, дабы разжечь протесты против гидроразрыва пластов и защитить газодобывающую промышленность России. А таинственная «фабрика троллей» в Санкт-Петербурге использует Твиттер, чтобы сочинять истории об утечках химикатов или вспышках Эболы на Западе.

Задолго до событий на Украине деньги всегда были для господина Путина способом повлиять на события на Западе.

После своей отставки канцлер ФРГ Герхард Шрёдер получил выгодную должность в Газпроме, российском энергодобывающем гиганте. А когда Джордж Буш был у власти, господин Путин поинтересовался: «что бы вы сказали, если бы» Дональд Эванс, близкий друг и бывший финансовый секретарь Буша, получил высокооплачиваемую работу в российской корпорации. (Буш предложение отклонил)

Судя по всему, Россию поддерживают в таких странах, как Греция, Венгрия, Чехия и даже Италия с Францией. Её интересуют не только левые, которые традиционно поддерживают связи с Москвой со времен Холодной войны, но и ультраправые силы, которые сопротивляются возвышению Евросоюза и согласны с нападками господина Путина на то, что он зовет «моральным упадком Запада».

Самым очевидным примером является Национальный Фронт во Франции под руководством Марин Ле Пен, занявший 11.7 миллионов долларов у Первого Чешско-Российского Банка в Москве, который поддерживает тесные связи с Кремлем. Ле Пен отрицает, что, согласно данным прессы, эта сумма был лишь первой частью займа в пятьдесят миллионов долларов, который поможет её партии победить на президентских выборах в 2017 году.

Ультраправая Партия Свободы в Австрии отвергла обвинения в зависимости от Кремля, выдвинутые её левым соперником, Социал-демократической партией, после того как лидер Свободы, Ханс-Кристиан Штрахе, опубликовал свои фотографии с конференции в Москве, основным мотивом которой были призывы отменить санкции. Штрахе заявил, что его партия «ценит свой нейтралитет и не принимает ни пожертвований, ни займов» от России.

Немецкий журнал Bild сообщил, что антиевропейская партия «Альтернатива для Германии» нажилась на дешевых продаж золота из России; партия эти обвинения отвергла. Некоторые члены ультраправой венгерской партии «Йоббик» проверялись на финансовые связи с Россией. Схожие обвинения и расследования были в Болгарии с её партией «Атака»; в Словакии с её Народной партией; и в Прибалтике, особенно в Латвии с её пророссийской партией.

Ультраправые партии, которые, предположительно, связаны с Москвой, голосуют против опасных для России резолюций в европейском парламенте и посылают наблюдателей на референдумы и выборы в те регионы Украины, которые находятся под контролем сепаратистов — к примеру, в Донецк и Крым — наряду с членами таких ультралевых партий, как Die Linke из Германии и Коммунистическая партия Греции.

Центральный Европейский Институт — исследовательское учреждение в Будапеште, впервые задокументировавшее интерес России к ультраправым партиям Восточной Европы в 2009 — доложило в марте о том, что интерес Москвы распространился и на Западную Европу. Они отметили пятнадцать партий как «связанные» с Россией.

В докладе института говорится, что новообретенные связи «не обязательно построены на деньгах, как часто считают», но могут часто включать в себя профессиональную и организационную помощь. В любом случае, как сказано в докладе, «русское влияние на деятельность правого крыла — это наблюдаемый по всей Европе феномен, ставящий под угрозу евроатлантическую интеграцию».

Карл Билдт, бывший премьер-министр и нынешний министр иностранных дел Швеции, считает, что это весьма тревожная тенденция.

«Очевидно, что Кремль стремился как можно сильнее разделить Европу», — утверждал он в своем электронном письме. — «И он пользуется любым попадающимся под руку поводом»

Генерал Мартин Дэмпси, председатель Объединенного комитета начальников штабов США, выразил схожие опасения относительно того, что он называет умением России использовать другие методы воздействия, не включающие в себя применение вооруженных сил.

«Господин Путин считает НАТО угрозой и будет искать возможности дискредитировать и, в конечном итоге, разрушить альянс», — заявил он в письме, отправленном его секретарем. — «Конечной целью Путина является разделение НАТО»

Но Фиона Хилл, бывший офицер разведки, специализировавшийся на России, а ныне преподаватель в Брукингском институте, поясняет, что за исключением партии Ле Пен во Франции все заявления о финансировании Россией европейских партий основаны скорее на догадках, нежели на фактах.

«Вопрос в том, насколько серьёзными доказательствами все располагают?» — задается вопросом она. — «Русским выгодно не опровергать эти слухи и даже претворять некоторые в жизнь. Они хотят заставить всех верить, что всё можно очернить, что на всё можно повлиять»

Так или иначе, Дэвид Крамер, бывший министерский чиновник при администрации Буша, который теперь работает в Международном республиканском институте, считает, что любое финансирование Россией европейских партий может отдалить от неё правящую элиту Европы.

«Это серьёзная угроза», — заявляет он. — «Но может случиться так, что, в конце концов, русские потратят деньги зря и останутся у разбитого корыта»

Авторы: Питер Бейкер (Peter Baker), журналист, активно критикующий любую власть, в том числе и американскую, и Стивен Эланге (Steven Erlanger), пишущий о власти британской.
Оригинал: New York Times

Перевел: Георгий Лешкашели для Newочём
Редактировал: Евгений Урываев