Психология

Современные подростки всё реже пьют

admin
Всего просмотров: 239

Среднее время на прочтение: 5 минут, 10 секунд

Куатро Массер живет в Портленде, штат Орегон. Ему 17 лет. Он, как и его друзья, не интересуется алкоголем и считает, что заводить романтические отношения в школе бессмысленно. Фото: Марли Браун
Куатро Массер живет в Портленде, штат Орегон. Ему 17 лет. Он, как и его друзья, не интересуется алкоголем и считает, что заводить романтические отношения в школе бессмысленно. Фото: Марли Браун

Все больше подростков не вписываются в традиционные критерии взросления: не употребляют алкоголь и не получают водительских прав.

Когда семнадцатилетний Куатро Массер проводит время с друзьями, их компания не ходит по барам и не катается с девушками по городу. Они, скорее, выберут развлечения без возрастных ограничений — скалолазание или разговоры о книгах.

И, согласно недавнему исследованию, в этом ребята не одиноки. Дело в том, что все больше подростков не стремятся к развлечениям, которые долгое время считались ритуалом на пути взросления. В статье из журнала Child Development от 18 сентября 2017 года говорится, что с 1976 года в США резко сократилось количество подростков, получивших водительские права, пробовавших алкоголь, состоящих в отношениях или работающих за деньги. В последнее десятилетие эта тенденция стала особенно заметной.

Эти изменения, как оказалось, не зависят от расы, географического и социально-экономического положения. Не влияет на данные и место проживания: город, пригород или деревня.

Разумеется, больше половины подростков все еще стремятся к не самым хорошим развлечениям, но теперь они не составляют абсолютное большинство. Исследование показывает, что в период с 1976 по 1979 гг. в отношениях состояли 86% подростков , а с 2010 по 2015 гг. — только 63%. В те же периоды доля работающих за деньги старшеклассников снизилось с 76% до 55%. Процент подростков, употреблявших алкоголь, снизился с 93% до 67%. Наблюдается также и устойчивое снижение подростковой половой активности. По данным Центров контроля и профилактики заболеваний, за последние 25 лет количество старшеклассников, занимавшихся сексом, снизилось на 13%.

«Люди говорят: „О, так это потому, что подростки стали более ответственными, а может, ленивыми или скучными“. Но одна важная тенденция остается незамеченной», — считает Джин Твендж, ведущий автор исследования, которое объединило в себе семь опросов американцев за большой промежуток времени. Она отмечает, что подростки, возможно, стали меньше интересоваться отношениями, вождением или трудоустройством потому, что современное общество больше не требует от них этого.

Согласно теории эволюционной психологии «жизненный план» человека замедляется или ускоряется в зависимости от его окружения. «Суровая и непредсказуемая» среда ведет к ускоренному развитию, а безопасная и богатая ресурсами — наоборот, к замедленному.

«В первом случае человек заводит много детей в молодости, переключается на режим выживания, ожидая того же от своих отпрысков, и рассчитывает на то, что болезней будет больше, а ресурсов меньше», — утверждает Твендж, профессор психологии Калифорнийского университета в Сан-Диего и автор книги «iGen: почему современные дети вырастают более послушными, терпимыми, менее счастливыми — и совершенно не готовыми к взрослой жизни».

Твендж продолжает: «Сто лет назад, когда продолжительность жизни была ниже, а высшее образование — не так распространено, главной целью было выживание, а не уроки игры на скрипке в пять лет».

В исследовании говорится, что, согласно этой модели, юноша мог воспринимать брак серьезнее, а вождение и оплачиваемая работа играли важную роль в «увеличении его привлекательности как будущего мужа на основе способности обеспечивать ресурсами».

Твендж полагает, что США постепенно приходит к «медленной» модели. Сильнее всего это ощущается в социально-экономической сфере: «Даже семьи, в которых у родителей нет высшего образования … становятся меньше. Идея о том, что детей необходимо воспитывать с большой осторожностью, действительно прижилась».

В публикации отмечается, что откладывание «взрослого образа жизни» нельзя отнести к бо́льшему количеству домашней работы или внеучебных занятий. По сравнению с 1990-ми годами, сегодня подростки тратят меньше времени на домашнюю работу, как и на внеучебную деятельность (за исключением общественной работы, здесь показатели немного выросли). Единственной причиной также не могут быть интернет и смартфоны, так как спад начался до их повсеместного распространения.

Массер живет в Портленде, штат Орегон. Он подрабатывал летом, но никогда не употреблял алкоголь, и особого желания попробовать у него нет. Он не понимает, почему раньше подростки тратили свободные вечера на добычу и распитие спиртного.

Массер говорит: «Не слышал, чтобы кто-то специально ходил выпивать с друзьями. Никто не говорит себе: „О да, сегодня я пойду и напьюсь“».

В городе, где можно ездить на велосипеде, автобусе или попутке, он не видит смысла в самостоятельном вождении. Что касается отношений, его мнение таково: «Нелепо строить с кем-то отношения в старших классах. Ну, то есть, какой тут план? Продолжать встречаться в колледже и в конце концов пожениться? Звучит неправдоподобно».

И хотя в исследовании ничего не сказано о подростках младше 13 лет, Твендж убеждена, что причины для того, чтобы не стремиться к взрослому поведению, закладываются уже в раннем детстве. Это проявляется в том, что, например,все меньше и меньше детей ходят в школу одни или играют без присмотра. В последние годы родители все сильнее ограничивают самостоятельность своих детей, а в некоторых штатах это закреплено на законодательном уровне: детям запрещено посещать публичные места в одиночку или оставаться дома без взрослых.

Законы ограничили и еще один аспект взросления. В 1970-х в некоторых штатах покупать алкоголь можно было уже с 18 лет, теперь же употребление алкоголя запрещено до 21 года почти повсеместно.

Как считает Дэниел Сигел, подростковый психиатр и автор книги«Мозговой штурм: сила и цели мозга подростка», вполне логично, что мозг юношей и девушек по-своему адаптировался и подстроился под общество, которое очень изменилось с 19 века.

«Раз уж вся наша культура говорит: „ Хорошо, сначала закончи школу, потом колледж, получи высшее образование, пройди практику, и только потом, когда тебе будет далеко за 20, ты возьмешь ответственность за свою жизнь на себя“, — то почему бы мозгу не реагировать соответствующе?», — пишет психиатр.

К лучшему ли эти изменения или нет? По словам Сигела, это зависит от причины столь долгого взросления.

Если человек откладывает взросление, потому что ему нужно больше времени для творческого развития или установления более прочных эмоциональных и общественных связей — что ж, это хорошо. Но если это происходит «из-за внутренних страхов», — продолжает ученый, — «это определенно должно вызывать тревогу».

Сегодня среди подростков «распространены мысли вроде „Хм, этот взрослый мир какой-то слишком серьезный, с чего мне в него погружаться? Почему бы лучше не побыть с друзьями и просто держаться подальше от всего, что может закончиться чем-то плохим, например, беременностью или ЗППП?“»

По словам Стефани Кунц, руководителя центра исследований в Совете по современным семьям, подростки стали серьезнее воспринимать возможные негативные последствия своих действий.

«Внезапно они начали осознавать, что, удивительно, но им действительно стоит беспокоиться о собственном резюме. У них больше нет того безрассудно-пренебрежительного отношения к будущему, которое отличало поколение более уверенных в себе детей. А раньше подросток мог решить: „К черту все — брошу школу и присоединюсь к движению в защиту мира, кому какое дело?“

Кунц говорит, что сегодня отсутствие диплома из колледжа существенно ограничивает карьерные перспективы, и молодые люди больше не могут позволить себе беспечность подобного рода.

«Они как будто перенимают у своих родителей опасения за собственное будущее», — предполагает Стефани.

Пятнадцатилетняя Кьяра Пауер, живущая на острове Сан-Хуан, штат Вашингтон, не хочет начинать отношения, получать водительские права, искать заработок или пробовать алкоголь. Однако спать ей не дает рост цен на обучение в колледже.

«Я начинаю паниковать, когда думаю об этом, траты этих денег мне никак не избежать. Это снится мне в ночных кошмарах. Боюсь, что в какой-то момент я стану бездомной», — рассказывает девушка.

Родители пытаются ее успокоить. «Но они просто говорят что-то вроде: „Послушай, до этого еще 3 года, расслабься“. Но я не могу расслабиться, не могу успокоиться. Столько людей говорят мне: „Тебе будет очень трудно после поступления“», — признается Кьяра.

Мать Кьяры, Пенелопа Хэскью, испытывает смешанные чувства насчет того, что ее дочь предпочитает проводить все свободное время дома с семьей.

«С одной стороны я могу быть уверена в том, что с ней все в порядке, что она не „залетит“, не будет курить травку, не попадет в аварию и вообще не будет заниматься теми опасными вещами, которыми обычно занимаются люди в ее возрасте», — размышляет Хэскью. Но вдруг ее дочь упустит жизненные уроки, которые дают «вещи»? «Вдруг это обязательная часть нашего развития? И риск в молодости — залог успеха во взрослой жизни?»

И все же она согласна с Кьярой в том, что во времена ее молодости мир был не столь опасен. Пенелопа продолжает: «Изменения действительно ощутимы. Когда мы с ней говорим об этом, они становятся очевидны. Возможно, взрослая жизнь сейчас настолько пугает, что безопаснее просто не взрослеть никогда».

Оригинал: The Washington Post

Автор: Тара Барампур.

Переводили: Наталья ОчковаВарвара Васильева.

Редактировали: Кирилл КазаковСергей Разумов.