Психология

Почему среди технарей так мало девушек?

admin
Всего просмотров: 271

Среднее время на прочтение: 5 минут, 52 секунды

Плакат на нью-йоркском «Марше за науку». Фото: Ли Джассим
Плакат на нью-йоркском «Марше за науку». Фото: Ли Джассим

Избегают ли девушки всего, что связано с техническими специальностями (наука, технологии, инженерия, математика) из-за продолжающейся дискриминации?

(Примечание по корректности используемой лексики. Женщины имеют полное право обижаться на тех людей, особенно мужчин, которые называют их «девочками» или «девушками». Я не делаю этого в своем эссе. Его название обосновано нижеизложенным фактом, согласно которому способности и увлечения, сформированные у девочек, приводят к тому, что, становясь взрослыми женщинами, они менее расположены к работе в технической сфере.)1

Простейшим объяснением гендерного дисбаланса среди представителей технических специальностей являются предрассудки: старомодный сексизм, «скрытый» (или подсознательный) сексизм, «преграды», стереотипы и т.п.

Существует множество проблем, к которым применимо такое пояснение:

  1. Большая часть «доказательств» в пользу существования дискриминации на самом деле ее не демонстрирует. К примеру, исследования подтверждают, что разрыв между мужчинами и женщинами в дополнительном финансировании и зачислении в послеипломные программы является результатом не дискриминации, а того, что женщины в неравной степени подают документы на более конкурентные специальности в иных отраслях.
  2. Некоторые «доказательства» коррелируют (к примеру, существует корреляция между предрассудками и дифференциацией) и трактуются как причины, хотя нет никаких свидетельств причинно-следственной связи.
  3. Те, кто приводит доводы вроде «гендерный разрыв (скорее всего, с большой долей вероятности, почти точно) свидетельствует о существующей сегодня дискриминации», едва ли принимают во внимание обширную литературу, предлагающую альтернативные объяснения ситуации. Напротив, они приводят «убедительные доводы», основанные на исторических доказательствах дискриминации, рассказах и выборочных исследованиях, которые как раз демонстрируют предвзятость. К тому же, они утверждают (или по умолчанию подразумевают), что исключительно эти исследования объясняют рассматриваемую проблему (словно огромное количество литературы, подвергающей сомнению обобщения или даже достоверность данных исследований или приводящей убедительные аргументы пользу альтернативных версий, попросту не существует).

Цель этого эссе — не выяснить, существует ли дискриминация женщин и девочек, поскольку она, разумеется, имеет место при определенных обстоятельствах и в некоторых случаях. Напротив, целью является рассмотрение двух вопросов: может ли что-то, помимо дискриминации, объяснить разрыв между полами в технических специальностях? Возможно ли, что ученые целенаправленно выбирают доказательства, подтверждающие рассказы о предвзятости?

Гендерные различия в интересах

Вещи против людей

В 2009 году Ронг Су совместно с командой соавторов провела мета-анализ исследований, в ходе которого были изучены гендерные различия в интересах свыше 500 000 человек. Несмотря на заявления о том, что взаимосвязь между полом и увлечениями человека невысоки (исследование Хайд, 2005), были выявлены колоссальные гендерные различия в интересах. Женщины отдают предпочтение работе с людьми, а мужчины — работе с предметами, причем эти предпочтения выявляются в первые пару дней жизни человека, а также наблюдаются у наших близких родственников в мире животных — макак-резус! Разумеется, эти различия не абсолютны. Не каждый мужчина предпочитает работать с предметами, как и не каждая женщина — с людьми. Величина эффекта составила 0,93, и даже если вам незнакомо это понятие, его упомянутое значение — одно из наивысших в социальной психологии, оно колоссально.

Математические способности против математических и вербальных способностей

В своей работе 2013 года ученые Вонг, Экклз и Кенни применили иной подход к данному вопросу. Важное примечание: Жаклин Экклз была моим научным руководителем при написании диссертации и соавтором на протяжении длительного времени. Я вполне уверен, что она считает себя феминисткой, давно посвятила себя борьбе с преградами для женщин, а также является одним из наиболее объективных и рассудительных ученых среди тех, кого мне посчастливилось знать.

В ходе национального исследования, в котором приняли участие более 1 000 старшеклассников, ученые выяснили следующее:

  1. Среди девочек на 70% больше способных к математике и к устному общению.
  2. Среди мальчиков вдвое выше вероятность обладать способностями только к математике, но не к устному общению.
  3. Независимо от пола, взрослые, у которых во время обучения были способности только к математике, с большей вероятностью к 33 годам работали в технических областях по сравнению с другими учениками.
  4. Взрослые, независимо от пола, у которых во время обучения имелись способности и к математике и к общению, с меньшей вероятностью к 33 годам работали в технических областях — по сравнению с теми, у кого была предрасположенность только к математике.

Цитата из выводов (стр.5):

«Результаты исследования показали, что математически одаренные люди, у которых также отлично развиты навыки общения, строят карьеру в технической сфере с меньшей вероятностью, чем те, у кого были хорошие способности к математике, но скромные вербальные навыки. Примечательно, что в группе с одаренностью в обеих сферах преобладали женщины…

Наше исследование приводит доказательства тому, что женщины строят карьеру в нетехнических областях не из-за отсутствия каких-либо способностей, а из-за высокой вероятности сочетания математических и вербальных навыков, которые предоставляют им большую возможность выбора по сравнению с математически одаренными коллегами-мужчинами, у которых навыки общения развиты хуже».

Хотелось бы пояснить, что ни авторы исследования, ни я не мыслим эту причину разрыва как единственную. Так же ни Вонг и его cоавторы, ни я не утверждали, что в отношении девушек и женщин не существует стереотипов. Стоит отметить, что в их статье не встречаются слова «предвзятость», «дискриминация» и «препятствия». Нет в тексте и слова «сексизм», оно появляется только в ссылках.

Цифры

Совет последипломных школ регулярно публикует отчеты, куда включает данные по соотношению девушек и юношей в разных областях.

Источник: Совет последипломных школ
Источник: Совет последипломных школ

Подумать только, «масштабных доказательств» гендерного неравенства среди поступивших нет, хотя в отдельных технических специальностях разрыв наблюдается. Как и было сказано в исследованиях команд Су и Вонга, почти во всех сферах, связанных с людьми, женщины не находятся в невыгодном положении. На самом деле их там даже больше, чем мужчин (здравоохранение, педагогика, социология, государственное управление, гуманитарные науки и даже биология)! Этот же отчет показал, что в целом по всем сферам перевес в «неправильную» сторону: 57% поступающих в аспирантуру — женщины.

Даже если и существует дискриминация в отношении женщин в этих областях, она не мешает им толпами поступать на желаемые факультеты (более того, подход «разрыв = дискриминация», который я отрицаю, но его яро поддерживают социологи и общество, в настоящее время указывает на широко распространенную дискриминацию в отношении мужчин во многих областях).

Помимо прочего, такая картина не противоречит мысли о том, что девушки и женщины обладают другими интересами (Су и соавт.) и навыками (Вонг и соавт.), которые подталкивают их к выбору нетехнических специальностей.

Предвзятость есть!

Разумеется, в прошлом дискриминация в отношении девушек и женщин в этих областях существовала. Но дискриминация в 1950 или 1970 году не является доказательством дискриминации современной. Тот факт, что женщины выбирают нетехнические области, — не повод прекратить борьбу с женоненавистничеством там, где оно еще есть. При этом составленный социологами список групп уязвимых людей2 настолько длинный, что велика вероятность, что в жизни каждому из нас пришлось почувствовать себя объектом угнетения или враждебного отношения. Это делает запутаннее вопрос того, уязвимы ли некоторые группы больше других.

И хотя современная «предвзятость» в качестве доказательства гендерного неравенства в технических областях может показаться двусмысленной, существует множество подтверждений необъективности. Научная предвзятость! Очевидно, социологи «предпочитают» объяснять явления необъективностью, а не другими серьезными, научно подтвержденными данными об общественном развитии, к которым прибегают Су, Вонг и соавторы. Таблица показывает, как далеко зашли предубеждения:

Источник: Ли Джассим
Источник: Ли Джассим

Ключевой показатель здесь — объем цитирования в крайней правой колонке. По общепринятым стандартам исследование Мосс-Ракусин наиболее слабое. Объем выборки — крупица по сравнению с остальными. Оно исследует ситуацию, которая встречается не так часто (прием на работу лаборантов), и носит единичный характер (Су и соавт. объединили результаты нескольких исследований, Уильямс и Сеси работали с пятью отдельными исследованиями). В отличие от исследования Вонга, Экклз и Кенни, Мосс-Ракусин рассматривала ситуацию в отдельный момент времени, а не следила за карьерным ростом людей.

Это не делает исследование Мосс-Ракусин «плохим». Просто оно слабее остальных с научной точки зрения. Другие исследования тоже нельзя считать «идеальными», везде есть недостатки. Но по общепринятым научными стандартам метаанализ Су и соавт., повторное проведение эксперимента Уильямсом и Сеси, продолжительность исследования Вонга и коллег и гораздо больший объем выборки у всех трех групп ученых по большинству научно-методических стандартов превосходят исследование команды Мосс-Ракусин.

Однако посмотрите на объем цитирования. На исследование Мосс-Ракусин и соавт. ссылаются крайне много. Исследования Вонга и его коллег, а также Уильямса и Сеси опубликованы позже, так что наиболее полезна крайняя колонка. С 2015 года более слабое исследование Мосс-Ракусин цитировали на 50% чаще, чем три остальные вместе взятые! Это значит, что работ, которые ссылаются на исследование Мосс-Ракусин и игнорируют остальные, больше, чем тех, которые обращаются хотя бы к одному из трех оставшихся исследований. Что же мы за «наука» такая, что «ученым» удается безнаказанно игнорировать существенную информацию в научных журналах?

(Опять же, это не значит, что исследование Мосс-Ракусин «плохое». Здесь предубеждения свидетельствуют о более крупной проблеме, а не о недостатках самой работы).

А это, дорогой читатель, научная предвзятость невероятного масштаба. Вероятно, она даже выходит за рамки предвзятости. Некоторые могут назвать это такой «одержимостью» темой дискриминации и необъективности, которая не дает увидеть важные выводы о гендерных различиях, ведущих к предпочтению разных сфер деятельности.

Источник: Wikimedia
Источник: Wikimedia

Если этот анализ справедлив, то действия общества по уравниванию количества мужчин и женщин в разных областях может иметь обратный эффект, потому что результат будет достигнут только в случае, если людей подтолкнут к работе в сферах, которые им неинтересны. Конечно, с точки зрения морали, мы хотим, чтобы у всех были равные возможности в построении любой карьеры. Но если подлинные гендерные различия заключаются в предпочтениях и интересах, то равные возможности не приведут к равным результатам.

Примечания:

1 Благодарю свою дочь Рейчел за предложение такого пояснения.

2 Группы жертв в социологии: девушки и женщины, афроамериканцы, латиноамериканцы, азиаты, евреи, мусульмане, протестанты, нелибералы (в научных кругах), геи, лесбиянки, бисексуалы, трансгендеры, незамужние и холостяки, люди из низшего класса, иммигранты, пожилые люди. По моим подсчетам, 95% американцев могут отнести себя к одной из групп.

Lee Jussim, Ph.D.Автор: Ли Джасссим.
Оригинал: Psychology Today.

Переводили: Анна ВасиленкоВарвара Васильева.
Редактировали: Анастасия ЖелезняковаКирилл Казаков.