Политика

Может ли США объединиться с Россией, чтобы стабилизировать обстановку в Сирии?

admin
Всего просмотров: 70

Среднее время на прочтение: 8 минут, 51 секунда

Может ли Россия выступать в роли союзника в вопросах стабилизации обстановки в Сирии и борьбы с ИГИЛ, или же она слишком тесно связана с Асадом?

Уважаемый Влад, прикажи Асаду и его шайке исчезнуть, тогда и поговорим

Райан К. Крокер, бывший посол США в Сирии и Ираке, декан Школы управления и государственной службы им. Дж. Буша техасского университета A&M.

Итак, Россия отправляет войска, боевые самолёты и оружие в Сирию после того, как мы попросили их не делать этого. И мы разговариваем с русскими, несомненно, об устранении конфликтных ситуаций. Устранение конфликтных ситуаций — это, бесспорно, хорошо. Но так как русские сейчас великолепно разыгрывают плохую партию, и создается впечатление, что мы остаёмся не у дел, я бы предпочел видеть другой разговор между этими двумя мировыми силами.

«Добро пожаловать в Сирию, президент Путин. Прежде чем вы приступите, вам необходимо знать, что я уже приказал своим военным укрепить бесполетную зону. Ужасающему истреблению Асадом мирного населения бочковыми бомбами будет положен конец. Его террористическая кампания внесла весомый вклад в беспрецедентный поток беженцев в Европу, и я заявляю, что в течение следующего года США примут 100 000 сирийцев. Таким образом, пока вы поддерживаете убийцу, уничтожающего десяткам тысяч своих граждан и заставляющего миллионы спасаться бегством, моя страна постоит за них и за свои принципы. Вам стоило бы время от времени смотреть значение этого слова в словаре.

Я тоже нашел способы усилить давление на Исламское Государство, но я не хочу заниматься этим вместе с тобой. Образ США, сотрудничающих с самым большим союзником Асада, станет лучшим инструментом вербовки, который джихадисты только могли себе представить, особенно после того как это свяжет нас с Ираном. Этому не бывать. К слову, можешь передать своим иранским друзьям, чтобы их самолёты не летали над Сирией. Я рад, что мы достигли соглашения по ядерному вопросу, но это не остановит меня от противодействия их проискам, где бы они не совершались. Или твоим.

Бесполетная зона не нанесет Асаду сокрушительный урон, но будет постепенно ослаблять его, делая твою жизнь действительно сложной. Может это заставит вас обоих понять, что пришло время сесть за стол переговоров, также как его время покинуть свой пост. Я не говорю о всей сирийской правящей верхушкe. Я говорю об Асаде и его приближённом круге убийц. Без них существует перспектива переговоров между умеренными, теми, кто поддерживал Асада только потому, что не видел альтернативы, и настроенными против Асада сирийцами, которые хотели бы альтернативу Исламскому государству, но не нашли. Политическое урегулирование — это и есть путь к победе над джихадистами. Подумайте над этим, Владимир, возможно, нам есть, что обсудить.
С уважением,
Барак».

Без сотрудничества с Россией миру в Сирии не быть

Эд Хуссейн — старший советник в Faith Foundation, благотворительном фонде Тони Блэра, и старший помощник в Совете по Международным отношениям.

Без России в Сирии не может быть мира. Наряду с Ираном, Россия была наиболее лояльным и непоколебимым союзником режима Асада. Никакая американская или иная инициатива не будет иметь успех, если мнение «русского медведя» будет проигнорировано или к нему отнесутся с пренебрежением. Все остальные варианты провалились.

Для России сирийский конфликт не является чем-то далеким. Путин беззастенчивый либерал — он легко видит взаимосвязь между проблемными регионами Кавказа, боевой силой воинственных чеченцев и ИГИЛ, выступающим в роли тренировочного лагеря для джихадистов, желающих атаковать Россию или поддержать сепаратистов. Доморощенный терроризм, связанный с Ближним Востоком, — беспокойство не только для Запада. Этого же опасается и Россия.

Российские отношения с сирийским правительством берут своё начало в 1950-х, во времена Холодной войны. Россия тренировала военное руководство Сирии, и многие российские государственные эксперты-арабисты овладели своим ремеслом именно в Дамаске. До сих пор тысячи русских живут в Сирии. Много русских женщин вышли замуж за сирийцев, когда те проходили тренинги в Москве. Последняя из оставшихся за пределами бывшего СССР военно-морских баз находится на побережье Сирии. Христиане, составляющие в Сирии религиозное меньшинство, считают Россию защитницей их безопасности и интересов.

Президент Обама демонстрирует свою информированность касательно глубины российско-сирийских связей, когда он соглашается на переговоры с Россией на уровне военных. Госсекретарю Керри поручено обеспечить дипломатическую поддержку совместной работы военных.

Полагаясь на теплые отношения между Ираном и США, сегодня подходящий момент потратить немного средств из нового политического капитала, который администрация Обамы накопила за предыдущие враждебные периоды. Но Россия, Иран и Асад не могут в одиночку восстановить стабильность в Сирии. Прекращение огня с их стороны не остановит кровопролитие.
Традиционные союзники США — Турция, Иордания, Саудовская Аравия и монархии персидского залива, которые поддерживают сепаратистов — не могут оставаться в стороне. Сегодня Турция — это дом для около двух миллионов сирийцев. Более 600 тыс. сирийцев находятся в Иордании. Саудовская Аравия не прекратит поддержку оппозиции Асада до тех пор, пора ее доверенные лица обладают хоть какой-то властью и влиянием в Сирии, чтобы противодействовать подъему Ирана и доминированию шиитов в соседнем Ираке.

В своём стремлении к миру и стабильности в Сирии, уничтожению ИГИЛ, прекращению потока беженцев и перестройки одной гордой страны, Запад должен полностью сотрудничать с Россией. Различия в позициях по Украине, санкции, экспансионизм России и российский антиамериканизм не должны замыливать наш взгляд и допускать подъем экстремизма и терроризма: это произойдёт не только в Сирии, Турции, Ираке и Ливане, но и в наших городах на Западе и в России.
Пришло время работать с Россией, основываясь на принципах уважения и открытости, чтобы положить конец войне на территории Сирии.

Россия стремится усилить Асада, а не установить мир

Ульрих Спек, старший научный сотрудник Трансатлантической Академии.

США должны сотрудничать со всеми, кто заинтересован в завершении войны в Сирии. К сожалению, Кремль к этой группе не относится.

Единственное, чего хочет Владимир Путин, так это усиления режима Асада. Потому что если Асад падёт, Россия останется без какого-либо серьёзного рычага влияния в регионе. Именно поэтому Россия не согласится ни на какое решение, подразумевающее передачу власти от ее клиента.

Но до тех пор, пока Асад находится у власти, война будет продолжаться, принося всё больше и больше разрушений и усиливая поток беженцев. Пока внимание СМИ приковано к ИГИЛ, режим в Дамаске использует террор в ещё более широком масштабе, убивая десятки тысяч мирных жителей. Именно террор Асада создал пространство для появления ИГИЛ, и именно он породил кризис беженцев. Неофициальный альянс Асада и ИГИЛ сокрушил умеренных сепаратистов, оставшихся практически без помощи со стороны Запада.

Москва ни разу не нажимала на режим Асада для того, чтобы принудить его к компромиссу с оппозицией. Вместо этого она поставляла оружие и прикрывала режим от давления Запада. Сейчас же она усиливает свою поддержку, пытаясь сделать из коалиции против ИГИЛ коалицию в поддержку Асада.

Последние решения Путина преследуют несколько целей: отвлечь внимание от Украины, где он не сумел достичь своих целей (возвращение контроля над страной), построить доверительную платформу для возобновления диалога с США и Европой, продемонстрировать, что Россия является покровителем, на которого можно положиться, силой, с которой считаются на Ближнем Востоке, глобальным игроком, стоящим на одном уровне с Соединенными Штатами.

Положительной стороной в том, что Путин решил открыться, кажется, является его понимание, что самоизоляция не может дать стабильности его управлению. Обратить вспять российскую интеграцию в глобализированный мир выходит очень дорого. Путин, несомненно, хочет вернуть устойчивость в отношениях с Западом

Тем не менее, это совсем не означает, что Кремль собирается прекратить выступления против Западного миропорядка, демократии и идеи одинакового суверенитета государств. В Сирии он просто открыл второй фронт.

Цели России и Запада в Сирии противоречат друг другу. Запад желает смены власти. Но, усиливая режим Асада с военной точки зрения, Россия делает дипломатический путь еще менее реализуемым, чем это было прежде.

Сотрудничая с Россией, США теряют свои рычаги давления и уровень доверия

Хассан Хассан, ассоциированный исследователь Chatham House в Лондоне, соавтор книги «ИГИЛ: Анатомия армии террора».

С тех пор как год назад в Сирии начались авиаудары по силам Исламского Государства, США сконцентрировались на борьбе с этой организацией, нежели над усилиями по противодействию силам Асада. Если теперь они скооперируются с Россией, самый мощный международный защитник режима — Москва — развернёт силы в Сирии для усиления позиций Асада, и тогда Вашингтон потеряет все оставшиеся рычаги давления и доверие в стране.

США вынуждены либо более решительно помогать повстанческим группам в борьбе с Исламским Государством и Асадом, либо продолжать свою непоследовательную политику и наблюдать, как все больше и больше сирийцев опускают руки в борьбе против экстремизма.

Сотрудничество с Москвой будет на руку только режиму Асада. Прибрежный район, где Россия развернула свои силы, находится далеко от территорий Исламского Государства. Развертывание сил нацелено на укрепление военного потенциала режима, который демонстрирует признаки слабости с марта, когда повстанцам успешно удалось провести ряд территориальных приобретений в разных частях страны.

Повстанцы действуют на территориях, прилегающих к Исламскому Государству, и обладают большим уровнем доверия в этих местностях.
Если Россия и США все же объединят силы для борьбы с Исламским Государством, Америке стоит опасаться: Россию меньше тревожит побочный ущерб, и жертвы среди мирного населения могут причинить серьёзный вред Вашингтону, учитывая негативное восприятие России в Сирии.

Лучшим ходом для Вашингтона будет усиление взаимодействия с повстанческими силами, которое окажется жизненно важным в вопросе борьбы с ИГИЛ.

Российская поддержка вряд ли поможет режиму Асада завладеть контролем над страной, но усилит возможности правительства в вопросе защиты от все более и более усиливающихся и закаленных в боях повстанческих сил. Это и есть средство для создания более глубокого тупика, который оставит США без каких-либо союзников на Ближнем Востоке.

Как бы одиозно это ни звучало, но по Сирии мы должны вести диалог с Россией

Джулианна Смит, бывший заместитель вице-президента Джо Байдена по вопросам национальной безопасности, директор программы по стратегии и искусству государственного управления в Center for a New American Security.

Сотрудничество с Россией — одна из множества неприятных возможностей, из которых приходится выбирать США в Сирии. Учитывая агрессивное поведение России в своем регионе, особенно в Украине, и поддержку президента Асада и его кровавой кампании против собственного народа со стороны Москвы, протягивать руку Москве кажется и аморальным, и нечестным.

Но на сегодняшний момент в сирийский конфликт впутана сложная сеть участников, и у США больше нет возможности сотрудничать лишь с теми, кому они доверяют и кто им нравится, как нет и роскоши нейтралитета. Надежда Америки на то, что этот конфликт как-то получится сдержать, и наше твердое намерение избегать прямого в нем участия были недальновидными. Мы достигли состояния, при котором США должны взять на себя роль лидера и проглотить горькую пилюлю сотрудничества с теми, от кого нам хотелось бы держаться подальше.

Выработка долговременного дипломатического решения для приостановки потока беженцев и уничтожения ИГ требует участия Москвы, особенно в свете недавнего появления российских военных и боевой техники в Сирии. Но работа с Россией для достижения этих целей вызывает вопросы. Объединимся ли мы с Россией для уничтожения ИГИЛ, зная, что в итоге это укрепит положение Асада и обеспечит ему надежное будущее? В кратчайшей перспективе, тем не менее, нам придется расставлять приоритеты, и нашей первостепенной целью должно быть достижение дипломатического соглашения по Сирии.

Однако прежде чем мы начнем переговоры, США придется заранее оговорить условия. Россия должна понять, что наше стремление уничтожить ИГИЛ не означает любовь к Асаду, и США продолжат настаивать на его уходе, даже если они и предпочли бы, чтобы некоторые элементы его режима сохранились после этого.

Как и в случае нашего сотрудничества по ядерному соглашению в Иране, никакая совместная работа США и России по Сирии не помешает нашим попыткам остановить российскую агрессию в Украине. Смогут ли Россия и США найти способ вместе определить будущее Асада? Мы не знаем. Но пока этот конфликт сказывается на всем Ближнем Востоке и на странах Европы, мы должны пытаться.

Американо-Российское сотрудничество — это не то, что необходимо сирийцам

Рафиф Джояти, представитель и пресс-секретарь Местного координационного совета Сирии, сетевой активист. Также является директором и сооснователем Свободной Сирии (Организация по восстановлению равноправия и образования в Сирии).

Теоретически, сверхдержавы должны вступать в диалог, особенно когда на кону судьба целой нации. Намного большего можно достичь, если эти силы осознают свою ответственность перед международным сообществом. Тем не менее, в реальности диалог между США и Россией на уровне военных ничего хорошего сирийскому народу не даст. Это только воодушевит президента Асада продолжить свой знаменитый геноцид.

Правительство президента Владимира Путина основательно поддерживало режим Асада и его широко распространенную грубость в ответ на революцию сирийского народа во имя свободы, достоинства и справедливости. Россия продолжает усиливать военный потенциал режима, поставляя боевые вертолеты, которые сбрасывают химические реагенты или бочковые бомбы. Зверства Асада при поддержке России привели к исходу 12 млн. беженцев, более четверти миллиона жертв, неустановленному количеству политических заключенных и разрушению 50 процентов инфраструктуры Сирии.

Напротив, политика США по отношению к Сирии на протяжении последних 4 лет не была основательной, военная поддержка практически отсутствовала. Несмотря на свидельства массовых убийств мирного населения Асадом, Белый Дом продолжал придерживаться своей тактики «голова в песок». Экстремизм в Сирии, так же как и преступления Асада против человечности и военное укомплектование со стороны России, стали расти в геометрической прогрессии, как только стало понятно, что угроза военного вмешательства со стороны США была только словами. Известная «красная линия» президента Обамы, касательно использования режимом химического оружия, была исключительно разговорами. Те пятеро оставшихся солдат, которых тренировали США, чья миссия заключалась в удержании или устранении угрозы со стороны ИГИЛ, символизируют собой масштаб намерений американской администрации. Насколько Вашингтон серьёзен?

Если Вашингтон и Москва серьезны в своих намерениях устранить ИГИЛ, им необходимо как можно скорее браться за устранение основной причины: режим Асада. Но не тут-то было. Американско-российские военные тактики, координация и стратегические цели не только не уничтожат ИГИЛ, но и не освободят Сирию от режима Асада и не смогут выработать политическое решение, которое бы уважало волю сирийского народа.

Ryan C. CrockerАвтор: Райан Крокер.
Оригинал: New York Times

Перевели: Никита Семенихин, Кирилл Козловский.
Редактировал: Князь Мышкин.