Политика

Если окружить Россию стеной и изолировать от мира — это поможет или нет?

admin
Всего просмотров: 136

Среднее время на прочтение: 3 минуты, 3 секунды

o8VudmCgzI0

Граффити в Симферополе. Президент России, Владимир Путин, протягивает руку украинцам.

Время поворачивается вспять. Эстония намеревается построить вдоль большей части границы с Россией забор из металлической сетки высотой в 2,5 метра. Ограждение будет усилено колючей проволокой, дополнять его будут высокотехнологичные сенсорные и радиолокационные системы, беспилотники и камеры. Латвия также планирует построить стену на восточной границе, а Польша — разместить на границе с Калининградской областью смотровые башни, оснащенные по последнему слову техники.

Украина, разумеется, тоже объявила о строительстве стены вдоль границы с Россией. По-видимому, наступает новая эра политики сдерживания. Соседние страны насторожены появлением «вежливых людей», которые вызвали новую необъявленную гибридную войну (военная стратегия, объединяющая обычную войну, информационную войну и локальные конфликты — прим. Newочём). Это становится причиной введения новых мер предосторожности.

Некоторые известные западные обозреватели призывают к возрождению идеи, выраженной в «Длинной телеграмме» Джорджа Кеннона и в статье Мистера Х: западные страны должны сдерживать экспансионистскую политику Советского Союза. В своей статье для Foreign Affairs профессор Александр Мотыль (Университет Ратджерса, г. Ньюарк) заявляет о необходимости для западных стран «разработать серьезные долгосрочные меры в ответ на экспансию России. Естественно, это означает сдерживание». Джеймс Голдгаер, декан Дипломатической школы при Американском университете, писал в статье для Slate о том, что «возобновление политики сдерживания необходимо, чтобы противостоять российской агрессии». Советский диссидент Александр Гольдфарб недавно сделал похожее заявление в своем блоге.

Таким образом, перефразируя Кеннана, можно ли препятствовать агрессии Москвы «с помощью разумного и осторожного противостояния в вопросах геополитики, которое будет ответом на политические маневры» России?

В прошлом году в Уэльсе состоялся саммит НАТО. Было принято решение о создании военных баз в странах Балтики, Польше и Румынии; ротации военнослужащих в восточных странах альянса; создании сил быстрого реагирования, способных оказать военную поддержку в течение двух дней. Все это похоже на первые шаги вышеупомянутого противостояния. Министр обороны США Эштон Картер на этой неделе заявил, что Вашингтон «сделает все необходимое, чтобы сдержать враждебное и дестабилизирующее влияние России».

«В отличие от Советского Союза, Россия — это, в сущности, преступный синдикат, выдающий себя за страну»

Но сейчас не 1947 год. Любая серьезная попытка противостоять России Владимира Путина (которая, в отличие от СССР, сильно интегрирована в мировую экономику) не вызовет того эффекта, который можно было наблюдать во время Холодной войны. Тогда мир был разделен на две противоположные и изолированные друг от друга системы. Сегодня Россия тесно связана с Западом, ей хорошо удается использовать свою прозрачность в «непрозрачных» целях.

И в отличие от Советского Союза, современная Россия не стремится навязать свою идеологию всему миру с помощью военной экспансии. По существу, это преступный синдикат, который выдает себя за страну. Путин и все влиятельные люди из его окружения используют коррупцию как инструмент управления государством, и таким образом обогащаются, расширяют свое влияние и поддерживают выгодный им порядок вещей.

В отчете 2012 года для Chatham House Джеймс Грин отметил, как Путин использовал «международные коррупционные связи России и других стран постсоветского пространства», чтобы расширить «теневое влияние за пределами России и создать свою „заинтересованную“ аудиторию».

Для этого Москва использует теневые сделки на рынке энергоносителей, сети фиктивных компаний, спекулятивный капитал в лондонском Сити, и занимается финансированием экстремистских политических партий в Европе. Успешное применение таких инструментов повышает экономические потери от конфликта, осложняет противостояние Москве и создает для России лобби в столицах западных стран. Кремль эффективно военизировал глобализацию.

Сейчас уже нет «железного занавеса» и постоянной угрозы военного столкновения в Фульдском коридоре, но существует конфликт между западной зоной прозрачности и зоной коррупции, находящейся под влиянием Москвы. Таким образом, целью политики сдерживания является расширение зоны прозрачности.

«Передовая линия противостояния — это страны, потенциально подпадающие под влияние России. С этой точки зрения оккупированная Украина в данном противостоянии занимает то же положение, что и разделенная Германия в прошлом. Поэтому необходимо оказывать Украине такую же финансовую, политическую и военную поддержку», — пишет Мотыль в Foreign Affairs.

Грузия и Молдавия тоже входят в эту категорию. Но любое значимое сопротивление России не должно ограничиваться этим. Важно учитывать возможность России эксплуатировать и разрушать динамизм и прозрачность западной экономики.

«Кремль успешно военизирует глобализацию»

Отчасти это касается санкций, которые ограничивают доступ России к западным банкам. Важным остается разоблачение сети фиктивных предприятий и структур, созданных Россией по всей Европе для отмывания денег и приобретения влияния. А такие вещи, как Лондонский рынок недвижимости, нужно сделать более прозрачными.

Как отмечает Мотыль, сюда можно отнести «противостояние тому, что Россия использует энергоносители в качестве инструмента влияния», что означает сокращение зависимости европейских стран от поставок российского природного газа и ужесточение антимонопольного законодательства ЕС по отношению к «Газпрому».

Одним из ключевых средств является отключение России от сети SWIFT, с помощью которой проводятся финансовые операции по всему миру. Нельзя допустить, чтобы преступный синдикат пользовался благами легальной экономики. В этом главная цель противостояния Путину и его окружению.

Автор: Брайан Уитмор.
Оригинал: The Atlantic.

Перевела: Наташа Живова.
Редактировал: Князь Мышкин.