Политика

«Доморощеная катастрофа»

admin
Всего просмотров: 135

Среднее время на прочтение: 14 минут, 40 секунд


Кризис вызвал тревогу на самых высоких уровнях администрации Белого дома Билла Клинтона. Если администрация неправильно оценит ситуацию, это может вылиться в потерю миллионов долларов налогоплательщиков и вызвать негативную реакцию на одно из самых непростых достижений президента — Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА).

Министерство юстиции предупредило, что ошибка «может пошатнуть нашу систему правосудия».

И все это на фоне небольшой ссоры между похоронными бюро в Миссисипи.

Это событие было не из разряда тех, что привлекают внимание высоких чинов федерального правительства, заставляя их паниковать. Однако одна компания из Канады сделала ход, давший начало всему: ею впервые был подан иск против США на основании малоизвестного пункта НАФТА, который позволяет иностранным компаниям вызывать целые государства на суд третейских арбитров, как правило, элитных корпоративных юристов. Созданная для защиты международных компаний в тех случаях, когда коррумпированные правительства накладывают арест на их активы или дискриминируют их деятельность, эта международная судебная система превратилась в инструмент в руках компаний, с помощью которого они вынуждают целые страны раскошеливаться на сотни миллионов или даже миллиардов долларов для того, чтобы обеспечить соблюдение общего права или отдельных регламентов.

С тех пор, как НАФТА вступило в силу в 1994 году, через этот темный юридический коридор, известному как «урегулирование споров между государствами и инвесторами», или УСМИГ, потекло огромное количество исков, многие из которых были направлены против бедных стран или стран, испытывающих экономический кризис. Решения этого всемирного сверхсуда имеют колоссальную юридическую силу — в США они, чаще всего равны по силе решениям Верховного суда — и в большинстве случаев их невозможно оспорить.

18-месячное расследование BuzzFeed News впервые показало, насколько широк охват этой системы и чем нам угрожает ее использование: как компании используют УСМИГ, вынуждая государства отменять собственные законы, и снимать с руководителей компаний предъявленные им обвинения, и как некоторые финансовые фирмы используют эту судебную систему, словно дойную корову. Тем временем отрицательная реакция настроила правых и левых политиков против УСМИГ, а некоторые страны отказываются от тех соглашений в сфере торговли и инвестиций, которые обеспечивают влиятельность УСМИГ.

Однако у УСМИГ есть свой покровитель, который может поиграть мышцами экономики и дипломатии: Соединенные Штаты Америки. И неудивительно, что президент США Барак Обама обратился в Конгресс с предложением расширить влияние УСМИГ, ратифицировав новое соглашение о торговле, Транстихоокеанское партнерство, или ТТП.

В то время как США трубят на весь свет о достоинствах УСМИГ, сами они редко связывают себя подобными договорными отношениями с другими богатыми странами, для этого у них есть крупные корпорации, которые инициируют самые значимые судебные дела. Транстихоокеанское партнерство кардинально переменит ситуацию, сделав США уязвимыми к искам от ведущих компаний из таких развитых стран, как Япония и Австралия.

Отвечая на высказываемые опасения о том, что новые торговые соглашения ввергнут США в пучину дорогостоящих исков УСМИГ, ведомство, ответственное за ведение переговоров, кабинет Торгового представителя США, указывает на то, что государство никогда не проигрывало судебных дел. «Мы имеем 100% побед в делах против Соединенных Штатов», — говорится в заявлении представителя для BuzzFeed News.

Это правда. Однако неизвестная история о несдержанной реакции правительства на спор в Миссисипи должна свести на нет это показное бахвальство и показать, что такая безупречная статистика во многом зависит от удачного стечения обстоятельств.

Отдельные детали разбирательства в Миссисипи воспринимаются, как фарс: эксцентричный адвокат истца представлялся, как «Убийца гигантов» и путешествовал на частном самолете под названием «Крылья правосудия».

Однако в том, что США неожиданно столкнулись с требованием выплаты в размере $725 млн, ничего смешного не было.

В то время как государственные адвокаты обменивались меморандумами, пытаясь избежать судебного процесса, Министерство юстиции дало резкую оценку деятельности УСМИГ, которая резко противоречила посланию торгового представителя к американской общественности.

«НАФТА не просто защищает иностранных инвесторов от дискриминации, — говорилось в заключении министерства, — оно дает иностранным компаниям и инвесторам больше прав, чем есть у американцев и, возможно, обеспечивает иностранные компании преимуществом перед отечественными компаниями».

С момента окончания разбирательства между похоронными бюро в Миссисипи в 2004 году ставки только выросли. США столкнулись с новым делом УСМИГ на более чем $15 млрд. Когда США начнут проигрывать крупные дела — а адвокаты УСМИГ сообщили BuzzFeed News, что это лишь вопрос времени — они могут столкнуться с тем же роковым выбором, который вставал перед странами, уже получавшими крупные иски через УСМИГ: выплачивать десятки миллиардов долларов или отменять законы, провозглашающие демократию.

«Я думаю, что США обманули сами себя, будучи уверенными в том, что им не страшны никакие иски, поскольку их законодательство лояльно к инвесторам, — говорит Хосе Альварес, бывший юрист Госдепартамента, — США не предполагали, насколько изобретательными могут быть юристы компаний-инвесторов»

Адвокат Уилли Гэри в 2010 году. Фото: Пол Сансия / AP Photo

У адвоката Уилли Гэри есть талант — это признают даже его оппоненты. Он любит рассказывать о том, как прошел путь от ребенка в бедной семье из южной фермерской общины до списка «100 самых влиятельных чернокожих американцев», составленного Ebony Magazine. Он представлял обездоленных, низвергая корпоративных титанов эффектной риторикой проповедника эпохи Возрождения и выигрывал фантастические судебные дела. Филантроп и мотивационный оратор, он не прочь похвастаться своим особняком во Флориде, коллекцией эксклюзивных автомобилей и произведенным по специальному заказу Боингом 737.

Он впервые получил известность как мастер публичных выступлений на процессе О’Киф против Лёвена, который превратился в масштабную битву, затрагивающую расовые права, неравенство доходов и американские ценности. Однако, суть этого дела была довольно обыденной.

Loewen Group, компания, занимающаяся организаций похорон и обслуживанием кладбищ, возглавляемая магнатом из канадской провинции Британская Колумбия Рэймондом Лёвеном, быстро расширялась на территории США. Лёвен и бизнесмен из Миссисипи Джерри О’Киф вступили в спор в основном за право продавать страховку через местное похоронное бюро. О’Киф подал в суд на Лёвена с обвинением в нарушении условий контракта и попытке незаконного захвата рынка канадской компанией. Первоначально он требовал $5 млн.

Джерри О’Киф. Рисунок: Данило Агутоли для BuzzFeed News

Однако Гэри усмотрел здесь нечто большее, чем просто разногласие об условиях контракта, нечто намного более пагубное: хищнический метод ведения бизнеса, с которым необходимо покончить. «Я пытался на законном основании сокрушить Лёвена», — рассказывает Гэри.

В зале суда в Миссисипи Гэри вел полемику в манихейской манере: Лёвен был богатым белым канадцем, который прибыл в штат, чтобы узурпировать дело местного бизнесмена — О’Кифа — который помогает черным американцам в часы глубочайшей скорби. О’Киф был белым, однако перед лицом суда присяжных — из 12 членов которого 8 были чернокожими — Гэри преподнес его, как верного друга черного сообщества, призывая местных политиков признать, что в его теле нет ни одной расисткой косточки.

Упоминания расы и класса звучали настолько часто, что судья, который был черным, в какой-то момент сказал, что он услышал достаточно о яхте Лёвена, и добавил: «Расовую карту вы уже разыграли».

Рэймонд Лёвен. Рисунок: Данило Агутоли для BuzzFeed News

Была разыграна и национальная карта. О’Киф, как подчеркивал Гэри, был «американским героем», стоящим на страже своего народа для защиты от иноземных вторженцев. Ссылки Гэри на иностранное гражданство Лёвена сыпались одна за другой.

Гэри упоминал даже Перл Харбор. В дни лишений «тихий голос» призвал О’Кифа на битву, говорил Гэри присяжным, и тот записался добровольцем, чтобы служить своей стране. И точно так же, когда Лёвен «врал ему», «жульничал» и «преследовал его», говорил Гэри, тот же самый «тихий голос сказал: „Борись!“»

«Видите ли, уважаемые присяжные, у этого голоса есть имя, и имя ему вера, вера в Господа, — возглашал Гэри, — это чувство гордости, гордости за Америку».

Суд присяжных назначил выплату в размере $260 млн.

«Я думаю, это был честный суд», — высказал свое мнение Гэри корреспонденту BuzzFeed News. Он отрицал, что им подогревалось чувство ненависти к чужакам, а расовая тема, по его словам, возникла после того, как ее подняли адвокаты Лёвена. Он также добавил, что присяжные «знали, что Loewen Group — это плохие люди. Они действительно плохие».

Попытки связаться с Лёвеном через посредников оказались безуспешными. Недавно скончавшийся О’Киф находился на лечении в госпитале, когда BuzzFeed News пытались связаться с ним для получения комментариев. Однако его сын, Джеффри О’Киф, сказал, что его отец выиграл дело честно и справедливо.

Однако были очевидные проблемы с тем, как присяжные назначили настолько огромную выплату. В своем рвении покарать Лёвена присяжные пошли вразнос — судья пытался слегка охладить их пыл, но они и не думали останавливаться. После того, как они приплюсовали возмещение морального ущерба, общая сумма выплаты составила полмиллиарда долларов. Это было крупнейшее дело в истории Миссисипи, и его освещали в национальных новостях.

По завершении слушания председатель суда присяжных заявил, что Лёвен «богатый тупой канадец, который думал, что может прийти сюда и одурачить старого добряка из Миссисипи. Не вышло».

Это, можно сказать, классический пример предвзятости к иностранцам, которую УСМИГ, как предполагается, должна исправлять. В то время как американская судебная система может быть не до конца защищена от такого рода предвзятости, Торговый представитель настаивал, что США предлагают достаточно мер безопасности, которые сработали бы задолго до того, как компания пришла к конечной инстанции: УСМИГ.

Одна из важнейших мер предосторожности — это право подать апелляцию в вышестоящую инстанцию судебной системы США, что и пытался сделать Лёвен. Однако, согласно законам штата Миссисиппи, перед подачей апелляции он должен был сначала оставить долговую расписку в размере 125% от выплаты. В кармане Лёвена такой суммы не оказалось. Несмотря на это, у судов есть право сократить размер долговой расписки, если это «фактически обанкротило бы компанию», но в данном случае верховный суд штата отказал Лёвену.

Учитывая решение суда, вступающее в законную силу всего через несколько дней, и отсутствие хороших возможностей повернуть ситуацию в свою пользу, представители компании тяжело вздохнули и решили урегулировать спор с О’Кифом. Лёвен согласился выплатить умопомрачительную сумму в размере $175 млн.

Похоронное бюро Брэдфорда О’Кифа, семейный бизнес в пятом поколении, располагающийся в даунтауне Оушен Спрингс, штат Миссисиппи. Фото: Уильям Уиднер для BuzzFeed News

УСМИГ восходит корнями к 1950-м годам, когда страны Запада беспокоились, что не так давно получившие свободу колонии могут начать конфисковывать фабрики, шахты и нефтяные месторождения. Некоторые западные лидеры также хотели помочь этим и другим экономически бедствующим странам привлечь большие инвестиции. Решение: нейтральная, справедливая система третейского суда для урегулирования споров между странами и компаниями, которые ведут бизнес в их границах.

Но невзирая на заманчивые предложения со стороны Всемирного банка и некоторых правительств европейских стран, многие государства отказались подписывать соглашение. В 80-х годах, когда предприятия США начали вливать больше денег в зарубежные проекты, многие запросили большей защиты и нашли восприимчивую публику среди администрации Рональда Рейгана. США начали разрабатывать модели соглашений и убеждать некоторые страны — в основном, бедные государства Африки и Латинской Америки — подписать их.

Затем настали 90-е. Советский Союз развалился, и экономическая политика США, включая УСМИГ, обрушилась на большую часть мира. Согласно программе Всемирного банка и Американской ассоциации юристов, адвокаты разъехались по всему миру и начали советовать развивающимся странам подписывать соглашения, чтобы привлекать иностранные инвестиции. Совет по торговле и развитию ООН проспонсировал мероприятия, в ходе которых чиновники из множества стран прошли через «карусели» переговоров и вернулись домой со свежезаключенными соглашениями.

Количество заключаемых соглашений резко возросло, увеличившись от менее чем 400 в 90-х годах до более чем 1800, заложив тем самым основу для бума исков в УСМИГ, наблюдаемого сейчас.

Когда УСМИГ начала получать иски, система стала отдавать явно американским духом. Вступление в силу НАФТА в 1994 году стало переломным моментом. В то время как соглашение продолжало злить тех, кто считал его разоряющим американскую промышленость, роль НАФТА в развитии УСМИГ хоть и была не столь известна, но имела чрезвычайно важные последствия. Когда соглашение вступило в силу, адвокаты начали выдумывать еще более творческие иски в УСМИГ. Крупные юридические фирмы США видели новый прибыльный рынок для их услуг. Адвокаты фирм, которые нарабатывали свой первый опыт в судебных процессах с высокими ставками в области энергетических и инфраструктурных проектов, ломанулись в сферу, где ставки были еще выше, принося с собой свою тактику боев без правил.

Люди, обсуждавшие ранние соглашения в 80-х годах, писал Альварез, бывший адвокат Государственного департамента, «даже не могли предположить, что США оказались бы ответчиком в суде», и «адресатом нашего настойчивого утверждения о том, что мир придерживается наших „цивилизованных“ норм воздействия».

Но уже в этом году TransCanada подала иск против США на $15 млрд, утверждая, что отказ правительства Обамы от скандального нефтепровода Keystone XL был несправедливым и являл собой дискриминацию компании. Представитель TransCanada заявил, что влияние этого масштабного проекта на экологию было бы «минимальным», и отказ был политически мотивирован.

По всему миру страны, столкнувшиеся с исками УСМИГ, — на сумму, в некоторых случаях превышающую миллиард долларов — отменяли собственные законы, чтобы не платить огромные суммы и не рисковать еще более крупными потерями из-за исков других компаний, недовольных законами. В США коалиция инициативных групп и профсоюзов предупреждает, что фирмы могут с помощью УСМИГ выхолащивать не только экологическое, но и трудовое законодательство. Политики, в числе которых Элизабет Уоррен, утверждают, что эта система может подвергнуть опасности финансовые ограничения, установленные после кризиса 2008 года. А генеральный прокурор Нью-Йорка Эрик Шнайдерман предупредил, что УСМИГ может воспрепятствовать усилиям его ведомства по борьбе с хищническим кредитованием и обманом потребителей.

Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц, гарвардский экономист Лоуренс Трайб и другие ведущие ученые в прошлом году призвали членов Конгресса не допускать УСМИГ в Тихоокеанское партнерство. Они предупреждают: «УСМИГ ослабляет демократические нормы, поскольку законы и ограничения, введенные демократически избранными политиками, подвергаются риску».


Окружной суд по первому судебному округу Хиндс, штат Миссиссиппи, где слушалось дело О’Кифа против Лёвена. Фото: Уильям Уидмер для BuzzFeed News

Абнер Миква был убежденным сторонником НАФТА, в том числе в период, когда он работал советником Билла Клинтона в Белом доме вскоре после заключения договора.

Тем не менее, в интервью незадолго до своей смерти этим летом он сказал, что очень удивился, когда сотрудники Департамента юстиции обратились к нему с просьбой. Одна канадская компания сослалась на малоизвестный пункт договора в иске УСМИГ против США. По правилам, компания выбирала одного арбитра, США — другого, и обе стороны выбирали третьего. Правительство США хотело узнать, согласен ли Миква представить их?

Он сказал BuzzFeed News, что такой была его первая реакция: «Я и не знал, что там есть положение о суде». Тем не менее, он согласился.

Абнер Миква. Рисунок: Данило Агутоли для BuzzFeed News

Когда Лёвен и его похоронное бюро подали свой иск в 1998 году, США впервые оказались ответчиком в системе, которую они так яро продвигали. По словам Лёвена, судебные разбирательства в Миссисипи были вопиющими нарушениями положений НАФТА против дискриминации иностранцев и несправедливого обращения. Фиктивный суд, чрезмерный ущерб и требование уплатить огромную сумму в $625 млн лишь за право на апелляцию, по его мнению, вынудили его заплатить $175 млн в рамках соглашения сторон и сильно навредили его бизнесу и репутации. В качестве компенсации он требовал $725 млн.

Вскоре высшие чиновники Министерства юстиции, Госдепартамента и Управления торгового представителя США перешли в режим повышенной боевой готовности.

На своих встречах правительственные чиновники писали заметки, проливающие свет на то, каким резким пробуждением для них был иск Лёвена:

«Никто об этом не думал, когда принимался закон о НАФТА».

«Открыли шлюзы, отдаем суверенитет».

«Сколько $, кто платит, насколько крупные убытки»

По мере приближения февраля 2000 года, крайнего срока отправления ответа США на жалобу Лёвена, на стол главы администрации Клинтона, Джона Подесты, ныне руководящего избирательной кампанией Хиллари Клинтон, легло сообщение с пометкой «срочно». (Кампания Клинтон отказалась позволить ему дать интервью.) Сообщение, написанное одними из важнейших советников президента, описывало судьбоносное стратегическое решение, которое должен был принять Белый дом, способное «повлиять на долгосрочную прочность самого НАФТА».

Различные федеральные агентства сходились во мнении, что США прижали к стенке. Суды в Миссисипи многими считались «нарушением правосудия», говорилось в сообщении, поэтому если бы арбитры УСМИГ начали рассматривать реальные факты по иску, США с большой вероятностью могли проиграть. Правительство должно было как-то добиться снятия иска.

Но агентства не могли договориться, как это сделать.

Министерство юстиции настаивало на самом жестком аргументе: у арбитров УСМИГ не было полномочий разбирать дела американского суда.

«Позволять иностранным инвесторам оспаривать решение наших национальных судов — значит давать возможность международным арбитражам серьезно подорвать всю нашу судебную систему, а в результате — подставить под угрозу политическую и публичную поддержку НАФТА и, может быть, другие международные соглашения. Все это может закончиться потоком арбитражных разбирательств немыслимой стоимости против США», — написал один из членов управляющей верхушки Министерства юстиции в служебной записке.

Но представители торговли, равно как и Государственный департамент США, не поддерживали такую точку зрения. Они опасались, что это подвергнет риску американский бизнес в Мексике и Канаде и лишит его защиты в том случае, если его «прижмут» в местном суде.

В той служебной записке также предлагался компромисс, который был сразу же поддержан правительством и представлен в суде. Теперь арбитры УСМИГ могли пересматривать определенную часть решений американских судов, но лишь те, что не затрагивали споры между двумя компаниями, как в деле Лёвена о судах в Миссисипи.

Но это не сработало. Арбитры отклонили доводы Министерства юстиции и продолжили разбирательство. Слушание прошло в октябре 2001 года, и суду надо было вынести решение.


Скамья присяжных в окружном суде округа Хиндс, штат Миссиссиппи. Фото: Уильям Уидмер для BuzzFeed News

Миква, арбитр, выдвинутый со стороны США, вспоминал, как трудно ему давалось принятие решения. Было невозможно игнорировать мысли о политических последствиях в том случае, если бы он встал на сторону Лёвена, признался он. Он переживал, что если США «оштрафуют на такую гигантскую сумму при таком незначительном споре, то противники НАФТА — а они уже имелись — получат еще один аргумент в пользу его упразднения».

Но, как он сказал, «предубеждения в нашем суде подверглись жестокому испытанию». Он и двое других арбитров «были просто поражены тем, что происходило в суде Миссисипи», а факты дела были «просто шокирующими и возмутительными».

А потом США повезло. Loewen Group заявили о банкротстве, и компания возникла в новой форме, как американское предприятие.

США немедленно потребовали, чтобы арбитры прекратили разбирательства по этому делу, аргументируя это тем, что НАФТА больше не действовало. Американские компании не могут подавать в суд УСМИГ на США, такое право есть только у иностранных предприятий.

Loewen парировали тем, что им нужно быть канадской компанией только на момент подачи заявления, а не на протяжении всего многолетнего разбирательства. Более того, компания утверждала, что обанкротилась из-за материального ущерба, нанесенного ей расходами на судебное разбирательство в Миссисипи. Было бы неправильно давать США возможность «получить выгоду из их собственных ошибок», заявили в компании.

Приняв доводы США, арбитры без колебаний отклонили иск компании. Они также назвали еще одну причину, по которой они могли бы завершить разбирательства. Loewen не могли подать иск в УСМИГ пока не обратились бы с тем же во все возможные американские суды. Однако компания приняла решение обратиться в международный арбитраж, несмотря на то, что у нее все еще была возможность подать срочное ходатайство в Верховный суд США.

Судьи признали, что, учитывая обстоятельства на тот момент, решение об урегулировании могло бы быть «неизбежным». В конце концов, оставалось всего несколько дней до того, как под контроль Уилли Гэри должны были перейти активы компании, а подача петиции в Верховный суд была практически обречена на поражение, и стала бы потерей дорогого времени. Комиссия написала, что в любом случае компания должна была объяснить трибуналу УСМИГ, почему они не поступили таким образом. (На самом деле директор и юрист компании свидетельствовали именно по этому вопросу.)

Но затем судьи сделали нечто ошеломительное: опубликовали что-то вроде постскриптума с целью оправдать свое решение о прекращении попыток разобраться в этом деле:

«По любым меркам дело О’Кифа и Лёвена было позором. Но пришлось принять во внимание и другие вещи — те, которые мало чем были связаны с конкретным делом, но тесно соприкасались с политикой вторжения в дело американского суда. Судьям приходилось думать как о неприкосновенности национальной судебной системы, так и о жизнеспособности НАФТА как организации. Когда человек сталкивается с неправосудным приговором, его естественным инстинктом является вмешательство и попытка исправить ситуацию. Однако в данном случае интересы международного инвестиционного сообщества заставили судей воздержаться от действий».

В своем недавнем интервью Миква был еще более резок: по его словам, если бы не случайное банкротство, США «непременно» бы проиграли.


Старое здание Капитолия штата Миссиссиппи. Фото: Уильям Уидмер для BuzzFeed News

Решение по делу Лёвена незамедлительно вызвало осуждение со стороны небольшого круга адвокатов и судей УСМИГ. Модератор закрытого списка адресов электронной почты, с помощью которых члены этого элитного клуба высказывают свои мнения, провел голосование по принятому решению. Из 31 участников 28 полагали, что судьи вынесли неверный вердикт. Штатам не только повезло, но они также получили выгоду из того, чего скоро может не быть: из пиетета к Соединенным Штатам — даже открытая пристрастность в пользу США и соглашений по торговле и инвестициям, заключенных благодаря ей по всему миру.

На сегодняшний день США удалось защититься в более чем дюжине судебных слушаний и проиграть в одном. Официальный пресс-секретарь США по вопросам торговли так прокомментировал ситуацию для BuzzFeed News: «Успех был на нашей стороне благодаря тому, что Соединенные Штаты открыты для иностранных вложений и действуют в соответствии со своими обязательствами согласно американскому и международному праву, а также потому что наши инвестиционные соглашения содержат важные предметно-содержательные и процессуальные гарантии».

В заявлении для BuzzFeed News также было сказано, что США «всегда были первопроходцами в сфере усовершенствования, улучшения, и реформирования международных инвестиционных соглашений». Еще отмечалось, что положения в последних соглашениях имеют своей целью ограничить широкие интерпретации, осуществляемые различными судьями, повысить прозрачность системы, защитить правовые акты, представляющие общественный интерес, от угроз со стороны УСМИГ, и отсеять несерьезные требования.

Представитель упомянул, что Транстихоокеанское партнерство содержит еще больше гарантий. Но критики и некоторые из экспертов, проанализировавших соглашение, говорят, что изменения представляют собой чуть больше, чем поправки, при этом самые волнующие части ущербной системы остаются — таким образом, Соединенные Штаты остаются уязвимыми.

Некоторые страны, например, ЮАР или Индонезия, пошли намного дальше, значительно сдерживая УСМИГ или даже полностью исключая его из своих договоров. В настоящее время администрация Обамы упорно работает над заключением обширного торгового соглашения со странами ЕС, но Европейская комиссия предложила превратить УСМИГ в судебную систему с установленным списком судей и действующим отделом апелляций. Когда пресс-секретарю был задан прямой вопрос по поводу того, поддержит ли США такой подход, ответа не последовало, но он сказал: «ЕС предложил свой подход по этому вопросу, у нас тоже есть свой подход».

Среди юристов и судей УСМИГ, иногда именуемых «Клуб», имеет место небольшой спор: вопрос не в том, проиграет ли США, а в том, когда. «Это практически неизбежно», — считает Чарльз Броуэр, судья со стажем.

Некоторые адвокаты УСМИГ считают, что поражение США было бы финишным трофеем, эдаким способом стать настоящим «убийцей гигантов». Во время прошлогоднего заседания комиссии в Джорджтаунском университете, прокурор Госдепартамента Дэвид Бигге вспомнил разговор, состоявшийся у него с одним из адвокатов УСМИГ о недавно поданном против США иске: «Он сказал: „Как жаль, что не я подал его. США проиграет, и тогда уже всё. Я хотел быть именно тем, кто в этом поучаствует“».

Автор: Крис Хэмби работает над журналистскими расследованиями для BuzzFeed News в Вашингтоне, округ Колумбия. Пока он работал в «Центре за Честность в Обществе», Гэмби в 2014 году получил Пулитцеровскую премию в области журналистcких расследований за свою серию рассказов про шахтеров-угольщиков.
Оригинал: BuzzFeed News.

Перевели: Никита Пинчук, Илья Силаев, Наташа Очкова и Юрий Гаевский.
Редактировали: Роман Вшивцев, Егор Подольский и Артём Слободчиков.