Общество

Женщины-мулы Марокко

admin
Всего просмотров: 809

Среднее время на прочтение: 2 минуты, 49 секунд

Трое вооруженных людей в форме стоят возле склада в Северной Африке. За ними толпа одетых в чадру женщин медленно продвигается в очереди.

«Знаете такое слово? — спрашивает один из охранников ухмыляясь. Alucinaciones — галлюцинации. — Вы поймете, почему»

Это правда. Ранним утром, будто мираж, появляются сотни марокканских женщин, которые ожидают выдачи массивных тюков с бытовыми товарами. Они привязывают тюки ремнями себе на спины. Сгибаясь под тяжестью, женщины понесут груз через границу, которая отделяет автономный испанский анклав на африканском континенте от соседнего Марокко.


Бедные женщины доставляют эти огромные тюки лавочникам на марокканских базарах. В Испании они известны как porteadoras — женщины-носильщицы. Они как бы выполняют роль мулов в прибыльном деле.

Двум автономным испанским городам на африканском континенте, Сеуте и Мелилье, такая трансграничная торговля приносит около 1,5 млрд долларов в год — треть их экономики. В Марокко ни много ни мало 45 тыс. людей живут за счет этой торговли, еще около 400 тыс. зарабатывают на ней косвенно.


Такая нерегулярная, но законная торговля связана также с серьезными людскими издержками. За физически изнурительную работу — переноску тюков (вес которых может достигать 200 фунтов (91 кг) через испанско-марокканский пропускной пункт на расстояние двух футбольных полей — porteadoras практически ничего получают.

Однако для этих обездоленных женщин почти нет других возможностей трудоустройства. Большинство из них незамужние, разведенные или вдовы.


Одна из женщин, Кинза, три года назад потеряла своего мужа и сейчас содержит троих детей, доставляя товары из Испании в Марокко.

«Я вдова. В Марокко никто вообще мне не помогает. Ничем. Никто», — рассказывает она

Хотя на зарплату в пять или шесть долларов практически невозможно выжить, конкуренция среди женщин высокая.


Гладкокожая Фатима выглядит как старшеклассница. Нам она рассказывает, что прождала ночь у пограничных ворот, надеясь первой получить посылку. Фатима, которой всего 20 лет, говорит, что она единственный кормилец для своих родителей и четырех братьев и сестер. Но те крохи, которые она приносит домой, не покрывают даже траты на лекарства для ее отца-инвалида, не говоря уже о еде для младших братьев, сестер и дочери.

В восемь утра колонна всё ещё стоит на месте. Охранники, похоже, не очень переживают: работать ли вообще сегодня этим женщинам и когда это делать, они решают по собственному усмотрению.

Вдруг начинается суматоха. Фатима говорит, что испанский охранник ударил женщину, которая пыталась пролезть без очереди. Она пожимает плечами и рассказывает, что за те пять лет, которые она приходит на работу к границе, она не раз была свидетелем подобной ситуации.

«Кто-то умирал здесь, прямо здесь. Мы — люди. Они не имеют права бить нас», — говорит она.

Появляется старая женщина, которую обвинили в попытке пройти без очереди. С куска ткани, которым она прикрывает свой нос, капает кровь. Ее тонкое тело совсем не выглядит подходящим для переноски огромных тюков, содержание которых варьируется от одежды и жидкости для мытья посуды до Red Bull.

В испанский порт Сеута товары прибывают из материковой Испании или даже из Китая. Мужчины, работающие в огромных складах на испанской стороне границы, упаковывают тюки и ставят на них печати с идентификационным цветом. Торговец на марокканской стороне платит женщинам и продает товары на большом крытом рынке. Джинсы стоят до двух долларов.

Так как женщины переносят товары на ногах, будто личный багаж, такая транзакция не облагается налогами. Эту эксплуататорскую, но прибыльную лазейку в международных таможенных законах не хотят прикрывать ни в Испании, ни в Марокко.

Женщины в начале очереди, которых пропустила охрана, с легкостью привязывают тюки тяжелее их самих на свои спины. Скорчившись и часто толкая или таща за собой дополнительную поклажу, они медленно продвигаются к воротам, предназначенным для такой торговли. Место пересечения границы для обычных граждан расположено всего в лишь в ста ярдах от них, но оно скрыто за высоким забором и охраняется испанским вооруженными силами.


Толкучка в начале очереди усиливается. Рашида ждала несколько часов и не собирается упускать свое место. Она занимается этой тяжелой работой уже двадцать лет. Сейчас ей 35, она редко берет выходные. Она ходила на работу во время трех своих беременностей. Из-за напряженной работы и постоянных избиений охранниками с последним ребенком у нее случился выкидыш. Но она до сих пор называет её hija — дочь.

Полдень. Многие женщины до сих пор стоят в очереди, прикрываясь от солнца картоном, на котором они обычно спят.

«Это ад. Я хочу умереть, потому что меня нет работы. У меня нет будущего. У меня нет ничего», — говорит Рашида

Оригинал: Mashable
Перевела: Anastasia Novobranets для Newочём
Редактировал: Evgeny Uryvaev