Общество

Радикальный план по избавлению от часовых поясов

admin
Всего просмотров: 122

Среднее время на прочтение: 4 минуты, 53 секунды

Прошлым летом в Северной Корее произошло нечто странное. На 70-ю годовщину освобождения Кореи от японской оккупации это закрытое и авторитарное государство провозгласило, что навсегда переводит стрелки на полчаса назад. Таким образом, страна создала свой собственный часовой пояс — пхеньянское время.

Едва ли это было похоже на какой-то план. Неудивительно, что многие восприняли это как очередной пример алогичной политики Пхеньяна. Однако пхеньянское время показало еще кое-что. По всему миру часовые пояса значат больше, чем просто время. В России на данный момент 11 часовых поясов, а у Китая всего один. Говорят, испанцы все время уставшие из-за того, что находятся в неправильном часовом поясе. А Непал — единственная в мире страна, где часовой пояс отличается от ближайшего всего на 15 минут.


Как развивалось деление на часовые пояса, от солнечного времени до всемирного координированного времени (UTC). WonderWhy/YouTube

Глядя на такой хаос, логично спросить: не являются ли часовые пояса сами по себе недостатком? Именно об этом подумали Стив Ханке и Дик Генри.

Пару лет назад Ханке, видный экономист при Университете Джона Хопкинса и старший научный сотрудник Института Катона, и Генри, преподаватель физики и астрономии в Джоне Хопкинсе, скооперировались, чтобы создать новый календарь, который бы устранил недостатки нынешнего. Они назвали это«Постоянный календарь Ханке-Генри». После прочтения истории о пхеньянском времени в WorldViews в прошлом месяце Ханке обратился к нам, чтобы детально рассказать об идее, которую они с Генри разработали в попытках убрать хаос, привносимый часовыми поясами.

Их план до безобразия прост. Вместо того, чтобы пытаться регулировать разнообразие часовых поясов по всему миру, нужно придумать что-нибудь попроще: давайте ликвидируем часовые пояса и установим одно большое «Универсальное время».

Радикально? И да, и нет. Карта в начале статьи дает представление о том, как мир выглядит сейчас и как выглядел бы, если бы все придерживались системы универсального времени. Ее логика проста: если в Вашингтоне 7 утра, то во всем мире 7 утра. Больше никаких часовых поясов. Где бы ты ни находился, время одинаковое.

И хотя это может существенно упростить нашу жизнь, потребуются большие изменения в нашем понимании времени. Так как время будет основываться на Всемирном координированном времени (UTC, наследник Среднего времени по Гринвичу), многим людям придется пересмотреть свое расписание. Например, в Вашингтоне нам придется привыкнуть просыпаться к полудню и ужинать в час ночи. (Ладно, возможно, для кого-то это не будет проблемой.)

Но во многом, по мнению Ханке и Генри, новая система очень сильно облегчит общение, путешествия и торговлю через международные границы.
WorldViews недавно провела интервью по электронной почте с Ханке и Генри, в котором они объяснили, почему часовым поясам пора уйти, почему Универсальное время — более предпочтительная система, и почему время пришло в том числе и для их календарной реформы. Переписка, слегка отредактированная для большей ясности, приведена ниже (Ханке и Генри отвечали на вопросы совместно).

WorldViews: В предыдущем e-mail упоминалось, что за прошлый год около пяти стран изменили свои часовые пояса. Это большое число для одного года?

Ханке и Генри: Это норма. Это такой политический футбол, который исчез бы, если бы наши идеи были приняты.

WV: Так почему страны меняют часовые пояса?

ХиГ: Обычно по политическим причинам, но иногда и по экономическим. История на нашей стороне: взгляните на США, где до появления железных дорог местное время в каждом городе было нормой, и только потом были созданы часовые пояса. Сэндфорд Флемминг, шотландско-канадский железнодорожный инженер, первым предложил систему мировых часовых поясов в 1889 году: «два фактора, пар и электричество», уничтожили расстояния и сделали реформы необходимыми. Сегодня такая движущая сила, как Интернет, уничтожил время и расстояние окончательно, подготовив нас к принятию мирового времени.

WV: Какие проблемы возникли в мире из-за часовых поясов?

ХиГ: [Бывший президент Дмитрий] Медведев в некоторой степени упорядочил российское время в 2010 году, но эти реформы были отменены Думой в июле 2014. Неудачная реализация хорошей идеи. Теперь Северная Корея установила у себя разницу в полчаса между китайским и японским временем. Сплошная неразбериха! Индонезия, где один из нас (Ханке) был главным экономическим советником [бывшего президента] Сухарто во время азиатского финансового кризиса 1998 г., — большая страна, на которую следует обращать внимание, потому что ее правительство предложило устранить два из трех своих часовых поясов по экономическим причинам. Индонезия от этого окажется в одном поясе с Сингапуром.

WV: Есть ли элементы системы часовых поясов, которые кажутся вам особенно возмутительными?

ХиГ: Вы спрашиваете, есть ли в спагетти особенно плохие макаронины: все одинаково плохие.

WV: Итак, Универсальное время. Почему вы так активно выступаете за этот вариант?

ХиГ: Потому что с точки зрения физики, время и правда лишь одно! И этот принцип физики отлично согласуется с принципами экономики. Именно из-за этого мы подняли эту тему в курсе Джона Хопкинса о проблемах прикладной экономики.

WV: Но почему это лучше, чем, например, регулировать часовые пояса так, чтобы они лучше согласовались с местным солнечным временем?

ХиГ: Местное солнечное время было приемлемым, пока почти вся деятельность была местной! Сегодня большая часть деятельности глобальна, и требуется одно время. Вы быстро привыкнете к новому времени на часах. Я (Генри) помню, как моя пожилая мать-канадка мне сказала: «Ох, сегодня так жарко, тридцать градусов!» Если она смогла перестроиться [с температурной шкалы Фаренгейта на шкалу Цельсия], то и другие смогут!

WV: Каковы главные положительные черты системы Универсального времени?

ХиГ: Все авиалинии мира сегодня— прямо сейчас — используют универсальное время (время по Гринвичу), чтобы самолеты не сталкивались друг с другом. Всякий пилот и диспетчер знает, который час в данный момент. И так выходит, что у нас, пассажиров, нет того, что есть у пилотов, и мы опаздываем на рейсы из-за часов, поясов, летнего-зимнего времени… И это касается не только авиарейсов, но и, к примеру, групповых звонков.

WV: Вы видите какие-либо недостатки?

ХиГ: Скорее, нет. Проблема только в определении рабочих часов по всему миру. Тут даже Китай с единым временем не до конца справился: должны быть местные часы открытия и закрытия государственных учреждений и частных компаний. Никто не хочет, чтобы люди работали в темноте.

WV: Но разве китайская система — по сути, с отдельным местным временем и пекинским временем — не является в какой-то мере неэффективной?

ХиГ: Нет, не является. Она совмещает плюсы обеих систем: общее время с местным рабочим временем, привязанным к солнечному дню. Это же не ядерная физика!

WV: Различные вариации единого мирового часового пояса обсуждаются уже как минимум сто лет. Почему победила система, основанная на местных политических решениях?

ХиГ: Всегда побеждает то, что основано на местных политических решениях: нам нужно привлечь политиков на свою сторону! На самом деле, по нашей схеме решения о местном рабочем времени будут приниматься на местах в городах или государствах. Контроль рабочего времени на местах никуда не денется! При этом рабочее время, основанное на границах нынешних «часовых поясов», скорее всего, и даст нам «пояса рабочего времени».

WV: Вы также много писали о реформе календаря. Для вас это часть той же проблемы или отдельный вопрос?

ХиГ: Мы предлагаем всемирное принятие календаря Ханке-Генри в понедельник первого января 2018 года и в то же время принятие всемирного Универсального времени. Это одна проблема, и решить ее необходимо по всему миру одновременно, в понедельник 1 января 2018 года. Один общий стандарт по всему миру, совмещенный с местными и религиозными календарями по желанию людей, без проблем! Пожалуйста, посмотрите в приложении (и опубликуйте, если хотите) Постоянный календарь Ханке-Генри!

Примечание: сотрудник Washington Post Ларис Карклис сделал более понятную версию календаря, см. ниже


WV: Считаете ли вы, что переход на Универсальное время и новый календарь возможен без какого-то наднационального органа?

ХиГ: На данный момент мы полагаемся как минимум на социальные сети, чтобы запустить процесс. Первое января 2018 наступит всего через два года! Расскажите друзьям!

Автор: Адам Тэйлор.
Оригинал: The Washington Post.

Перевели: Кирилл Козловский и Аня Андреева.
Редактировал: Роман Вшивцев.