Общество

Как мы будем кайфовать в будущем

admin
Всего просмотров: 343

Среднее время на прочтение: 4 минуты, 10 секунд

В 2014 году я зашел в аптеку в Болдере и вышел из нее с чем-то поистине невероятным: с рецептом… на травку. За два года до этого Колорадо проголосовал за легализацию рекреационного употребления марихуаны, отразив сейсмический сдвиг в отношении американцев к этому наркотику. Всего за два поколения доля населения, поддерживающая легализацию, увеличилась с 12 до 58 процентов. За это время на наших глазах появились растущие рынки марихуаны, новые технологии, а некогда табуированные практики стали нормой.

Однако, в то же время все больше американцев поддаются опасностям других наркотиков. Сегодня 21 млн американцев страдают от расстройств, связанных с употреблением веществ. Передозировка наркотиков — особенно героина и других опиатов — стала ведущей причиной смертей от несчастного случая в США. И почти треть всех ДТП с летальным исходом происходит по причине алкогольного опьянения.

С одной стороны, мы хотим, чтобы нам было хорошо. С другой, нам нужно принимать больше мер для защиты себя самих и наших близких. Ученые и предприниматели работают над новыми продуктами и технологиями, способными сделать наркотики и алкоголь безопаснее и приятнее. Вот какое будущее ждет любителей расслабиться.

1. Марихуану будут растить с помощью высоких технологий

Производители марихуаны для усовершенствования наркотика всегда пользовались старыми технологиями селекции — скрещиваешь два растения и выбираешь лучшее из потомства. Но по мере перемещения выращивания конопли из укрепленных подвалов на открытые поля, мы можем ожидать, что производители воспользуются генетическими технологиями для «точной настройки» своего продукта — добавят больше желательных генетических черт без прививания нежелательных.

Маугли Холмс, главный научный сотрудник Phylos Bioscience, стартапа, изучающего геном конопли, считает, что производители будут использовать высокотехнологичную селекцию для выращивания менее мощной марихуаны, урезав содержание тетрагидроканнабиола с 30% где-то до четырех.

«Раньше селекция была нацелена на своих, на культуру травокуров, — говорит он, сравнивая нынешние разновидности конопли с самогоном. — Простые люди хотят попробовать, но не могут, потому что их слишком „уносит“. Из-за легализация должны появиться разновидности наркотика, которые по характеру ближе к пиву и вину»

 


Но высокотехнологичная селекция может также привести и к более необычному эффекту. В научно-фантастическом романе «Снятся ли андроидам электроовцы?» Филипп К. Дик писал об органе настроения — устройстве, позволяющем людям выбирать, как они хотят себя чувствовать. Как считает Холмс, трава будущего может действовать схожим образом. Уже сейчас многие продавцы рекламируют свой продукт как приводящий к определенному настроению. Анализируя геном конопли, Холмс надеется найти в некоторых разновидностях конопли особенности, заставляющие людей испытывать спокойствие, творческое вдохновение или даже голод.

2. Трезвость может поставляться в таблетках

Ученые уже долго ищут химические соединения, снижающие или нивелирующие эффекты от употребления алкоголя. Об этом говорит Аарон Уайт, старший научный советник в Национальном институте злоупотреблений алкоголем и алкоголизма. В девяностые, когда он был в магистратуре, все думали, что Ro15-4513 может быть таким веществом. Распространялись изображения пьяной крысы, лежащей на спине лапками кверху рядом со здоровой крысой, принявшей Ro15-4513. К сожалению, оказалось, что это вещество также вызывает приступы.

Сегодня один из многообещающих кандидатов — дигидромирицетин, или DHM, которые добывают из экстракта говении, дерева, растущего в Азии. Китайцы столетиями снимали похмелье этим экстрактом, и эксперименты, проведенные на крысах, позволяют предположить, что он может нейтрализовать некоторые поведенческий эффекты алкоголя и даже помочь защитить от него зародыш. Но Уайт предупреждает, что нужно соблюдать осторожность. DHM, похоже, блокирует влияние алкоголя на один тип мозговых рецепторов. Этот рецептор, gabaA, ассоциирован с наиболее очевидными признаками алкогольного опьянения — сонливость, утрата равновесия, провалы в памяти. Но это не единственный рецептор, задействованный в нейрофармакологии опьянения. Уайт считает, что DHM может ввести людей в заблуждение — им будет казаться, что они не так пьяны, но трезвее они от этого не станут, и если сядут за руль или сделают что-нибудь еще, неверно оценив свое состояние, последствия могут быть катастрофическими.

3. Обходить закон станет проще

«С начала потребления наркотиков интернет был неразрывно связан с ними», — утверждает Майк Пауэр, автор книги «Наркотики 2.0: Революция в сети, меняющая достижение кайфа» (Drugs 2.0: The Web Revolution That’s Changing How the World Gets High)

И в 1972 году первым, что продали через интернет, был пакетик с травой. Известно, что даркнет — темный уголок интернета, который не отображается в результатах поиска и известен за то, что в нем проворачивают преступные операции — на сегодняшний день предоставляет скрытое пространство для торговли наркотиками. Также интернет дает возможность разрабатывать, производить и распространять аналоги — легальные препараты, химический состав которых почти не отличается от их незаконных собратьев. Для своего репортажа Пауэр через интернет заказал одной китайской лаборатории создание легального стимулятора, основанного на составе наркотика под названием фенметразин, который, как говорят, любили The Beatles.

Если в сети оборот наркотиков отследить сложнее, то новая технология, возможно, полностью искоренит операции по их продаже. В мае 2015 года исследователи из Калифорнийского университета в Беркли и университета Конкордии объявили о создании фермента, повторяющего часть биохимического процесса производства опиатов в маке. Майя Саловиц, журналистка и автор книги «Неповрежденный мозг: Новый, революционный способ понять наркотическую зависимость» (Unbroken Brain: A Revolutionary New Way of Understanding Addiction), считает, что с помощью таких ферментов можно будет получать морфин из бытовых ингридиентов. Возможно, в скором времени мы сами сможем производить опиаты дома.

4. Обезболивающие станут безопаснее

Зачем ученым создавать ферменты для получения опиатов? Одна из причин — надежда исследователей изменить химический состав обезболивающих веществ и снизить степень привыкания, подробнее изучив создание опиатов.

Эндрю Куп, профессор в школе фармакологии при Мэрилендском университете, вместе с другими учеными пытается изменить процесс взаимодействия опиатов с опиоидными рецепторами мозга. Есть несколько разновидностей таких рецепторов, но все клинически одобренные опиаты воздействуют на одну — мю-рецепторы. В мю-рецепторах препарат активирует два канала — один мгновенно вызывает обезболивающий эффект, а второй заставляет организм адаптироваться к лекарству. Как раз второй приводит к привыканию.

Куп работает над созданием опиатов, стимулирующих более одного вида рецепторов. Такой подход, полифармакология, основан на идее, что одни виды рецепторов модулируют действие других, а значит, можно добиться обезболивающего эффекта, не вызывая привыкание. Другой вариант — разработать препарат, который воздействует на мю-рецепторы, не активируя второй канал. К тому же, сейчас исследователи изучают новые классы обезболивающих препаратов, вообще не затрагивающих опиоидные рецепторы. К сожалению, в ходе многих подобных исследований ученые наткнулись на определенные трудности. Например, они обнаружили новое подающее надежды обезболивающее средство в секретах лягушек-древолазов. Но затем выяснилось, что оно стимулирует никотиновые рецепторы, что предполагает вызывание зависимости. «Конечно, это не даст таких же последствий, как опиоиды», — рассуждает Куп. «Но появится множество других проблем»

Автор: Мэгги Кёрт-Бэйкер.
Оригинал: The Atlantic.

Перевели: Кирилл Козловский и Алина Халфина.
Редактировал: Артём Слободчиков.