Наука

Женщины и техника

admin
Всего просмотров: 103

Среднее время на прочтение: 4 минуты, 45 секунд

Робин Хаузер Рейнолдс говорит, что на создание фильма, изучающего взаимоотношения полов в Силиконовой Долине, её вдохновил звонок от дочери.
Это произошло где-то полтора года назад, ее дочь тогда училась в колледже. Немного смущаясь, она сообщила Рейнольдс, что бросает учебу в университете из-за того, что у нее ничего не получается. «Разумеется, все у нее получалось. Она была в тройке лучших класса», — говорит Рейнольдс (живущая в Сан-Франциско). «Но среди 35 студентов она была одной из двух девушек».

Рейнольдс стала обдумывать инцидент и скоро поняла, что неуверенность дочки была симптомом гораздо большей проблемы — той, которая не зависит от пола. Она начала почти каждый день замечать заголовки, говорящие о растущей необходимости в компьютерных специалистах. В один из отчетов Белого Дома говорилось, что, если тенденции будут такими же, к 2020 году на рынке будет 1,4 миллиона рабочих мест, связанных с компьютерными технологиями, в то время как выпускников, обладающих достаточным уровнем знаний, будет всего 400,000. «Это не только проблема пола», — утверждает Рейнольдс. «Она достигла масштаба экономики».

UsZD0EFYODw5oDr5ZQsiisZask1Iq_BDTKOhBl0YB44

В результате появилась документалка CODE: Debugging the Gender Gap, в которой, наравне с другими, изучается проблема малого количества женщин в компьютерной сфере. Для фильма Рейнольдс брала интервью у программистов, преподавателей, специалистов по человеческому мозгу, психологов, топ-менеджеров технологических компаний и многих других людей из мира технологий (и не только), в том числе у представительницы Белого Дома Меган Смит. Недавно Рейнольдс и ее команда закончили монтировать фильм. Он выйдет где-то в 2015 году. Что интересно, деньги на него они собирали через Indiegogo (это 86 тысяч долларов).

Документальный фильм является частью чего-то гораздо большего — стремления вернуть изначальное многообразие полов в технологической сфере и увеличить количество квалифицированных работников в Силиконовой долине и других технологически развитых регионах. За последние несколько лет эту тема поднималась уже не раз, особенно после того, как гиганты рынка, например, Apple, Google, Microsoft и Amazon, стали один за другим выпускать отчеты о количестве представителей разных полов в их компаниях. Согласно этим документам, большая часть специалистов внутри технологических гигантов это белые мужчины. И Рейнольдс, как и многие, считает, что это ненормально.

«Своя тарелка»

Своим фильмом Рейнольдс пытается ответить на простой вопрос: почему женщин не нанимают? Исследования говорят о том, что в колледжах женщин меньше, чем мужчин на 33 процента. Так почему же в компьютерных науках такой гендерный дисбаланс?
После многочисленных интервью Рейнолдс выяснила, что причина стара как мир: женщин не нанимаю просто потому, что их недостаточно. Многие женщины (как и ее дочь, например) бросают компьютерные курсы, либо вовсе не записываются на них из-за того, что не чувствуют, что «подходят». По словам Рейнольдс, они не чувствуют себя «в своей тарелке».

«Женщины и люди с нестандартным цветом кожи не чувствуют себя комфортно в этой среде. Только попав в нее, они сразу чувствуют: „Может быть это не для тебя, может быть тебе не следует здесь находиться“».

Исключения встречаются нечасто — даже те, кто внешне выглядит успешными, ранее испытали эту проблему на себе. В интервью Рейнолдс, Даниэлла Фейнберг, режиссер по свету из Pixar, проработавшая там 18 лет, говорит, что до сих пор помнит как тяжело было быть меньшинством в ее группе в Гарварде.

«Она рассказывала о том, как ей приходилось писать всем одноклассникам по электронной почте только для того, чтобы понять с кем в паре ей предстоит делать проект. Это чувство сравнимо с тем, когда, при делении на две команды, капитаны выбирают тебя последней», — вспоминает Рейнольдс.

 

The Difference Between Men and Women?

В интервью Рейнольдс Дженнифер Рэймонд и Аллен Уилер, ученые, занимающиеся нейронами, пояснили, что мозг мужчины и мозг женщины совершенно одинаково справляются с программированием.

«Если взять двух людей с одинаковым IQ и образованием, то они будут абсолютно одинаково хороши в программировании. Ваш мозг формируется на основе получаемого опыта», — считает Рейнольдс.

Стоит отметить, что такой разброс между мужчинами и женщинами не всегда существовал. В шестидесятых и семидесятых количество женщин, изучающих науки, связанные с компьютерами, росло быстрее, чем количество мужчин. А в середине восьмидесятых произошел резкий спад. Вскоре после этого, дела пошли еще хуже. Недавнее исследование от американского Бюро Трудовой Статистики показало, что в середине 1980-х 37 процентов выпускников американских колледжей были женщинами, что гораздо больше теперешнего показателя: 14-и процентов. «Сейчас в этой индустрии очень мало женщин или цветных людей, могущих послужить ролевой моделью», — полагает Рейнольдс.

В процессе съемок фильма CODE Рейнольдс выяснила еще кое-что интересное: в других технических науках, скажем, медицине, если женщина решает покинуть некое рабочее место, следующее она будет искать в этой же области. Но когда женщина уходит с работы, связанной с компьютерными науками, она покидает эту сферу окончательно.

Проблема заключается в восприятии. Но психологи говорят, что, когда стереотип закрепляется, на то, чтобы избавиться от него могут уйти поколения.

«Главным из факторов являются родители. И более того, поп-культура. Пока Голливуд эксплуатирует эти стереотипы в книгах о Барби и сериалах о Силиконовой Долине, все будет как прежде», — добавляет Рейнольдс

 

Почему разнообразие так необходимо?

Рейнольдс говорит, что, с учетом того, что технологии сейчас задействованы почти в каждой области человеческой жизни, это серьезная проблема.
«Наши кошельки, машины, больницы — она повсюду», — заявляет она.
Да, талантливых компьютерных специалистов мало. Но, что более важно, технологии, на программном уровне созданные людьми, не разделяющими идеалы разнообразия полов и цветов кожи, не будут служить всеобщему благу. По словам Рейнольдс, все дело в том, что без этого разнообразия, все сводится к тому, что продукты, которые производятся, нацелены на людей, похожих на их создателей.

«Может, хватит делать Снэпчаты? Нам нужны приложения, помогающие разрешить такие проблемы, как голод, недостаток медикаментов и глобальное потепление», — убеждена Рейнольдс

Что может в этом помочь? Рейнольдс указывает на заслуги группы людей, называющих себя Code for Progress. Волонтеры из Вашингтона проходят пятимесячный курс обучения азам программирования, а затем перед ними ставится задача: создать цифровой продукт, к примеру, приложение, которое так или иначе связано с проблемой неравенства. И самое интересное в том, что после этого волонтеры начинают находить и обучать людей самостоятельно.

Перевод первых комментариев к статье:

1. Old BBS Geek: То есть потом она снимет документалки о том, как мало мужчин становятся учителями начальных классов, медсестрами и специалистами по моде?
2. Dalai (В ответ на предыдущий): LOL. Точно. Уже начало статьи вывело меня из себя…когда в одном классе оказываются 2 парня и 35 женщин, мы это «проблемой» не считаем. Это больше похоже на победу в лотерее. Хотя, это многое говорит нам об образе мыслей автора. Ведь должны быть системная проблема, чья-то вина… Ведь женщины не могут просто РЕШИТЬ стать компьютерным специалистом, должна, ДОЛЖНА быть какая-то преграда. Правда в том, что компьютерная грамотность это одна из наиболее равнодушных к полу областей. Можно учиться, сидя дома и работая через интернет, задавать вопросы на форумах, получать помощь кучей анонимных способов. Посмотрите на Сноудена, он вылетел из старшей школы и стал высококлассным аналитиком АНБ благодаря тому, чему научился сам через интернет. Никто о его поле не знал.
3. Dalai: Этот нездоровый подход «Я — жертва» описан в разделе «Своя тарелка». Так говорят третьеклассницы, а не взрослые люди. Если вы действительно хотите учиться и получать навыки, взрослое общество примет вас, вне зависимости от сферы. Парня, виртуозно преподающего пятилетним детям, легко примут в качестве учителя (да, у них там учителя — прим. переводчика) в детском саду.
Все аргументы, приведенные выше, отменяются одним простым фактом: 99% хакеров — мужчины. А ведь они получали свои навыки в сети, методом проб и ошибок, независимо от кого бы то ни было. Этот метод БЕЗРАЗЛИЧЕН К ПОЛУ человека.

Оригинал: http://www.wired.com/2014/11/code-documentary-gender-gap/