Наука

Ученые постоянно ошибаются. И это замечательно

admin
Всего просмотров: 131

Среднее время на прочтение: 3 минуты, 15 секунд

28 февраля 1998 года авторитетный медицинский журнал The Lancet опубликовал результаты наблюдений за двенадцатью детьми: «Кишечная гиперплазия лимфатических узлов, атипичный колит, общее расстройство психологического развития у детей». Да, звучит не очень привлекательно, однако средства массовой информации, толком не разобравшись, растиражировали статью. А так как эти симптомы наблюдались у детей после вакцинации, реакция читателей была очевидной: прививка от кори может стать причиной аутизма.

Это было известное исследование Эндрю Уэйкфилда, которое, по мнению многих, запустило опасную волну отказов от вакцин. Уэйкфилд — один из самых известных современных ученых, допустивших ужасную, непростительную ошибку, за которую его отстранили от медицинской практики.

Однако ученые постоянно ошибаются в куда более безобидных формах. И это естественно. Более того, это даже замечательно.

Возможность доказать ошибку исследователя означает, что научный подход работает. Для достижения успеха ученые повторяют и ставят эксперименты коллег, чтобы получить аналогичный результат. И зачастую не получают.

«Неудача в воссоздании эксперимента — тоже результат. Это случается чаще, чем мы узнаем об этом», — считает Иван Оранский, один из основателей Retraction Watch.

Нередко это происходит, когда результат изначально сфальсифицирован, как в случае исследования Уэйкфилда. Но есть и исследования, которые не принесли плодов по другим причинам. Именно их собирает и описывает в мельчайших деталях проект, запущенный на этой неделе Общественной научной библиотекой (Public Library of Science).
У вас может быть неопытный ассистент. Вы можете неправильно составить выборку пациентов, которая покажет разовое увеличение эффективности препарата. Или вы можете просто стать жертвой нелепой статистической случайности. Неважно, по какой причине опыт провалился.

«Отрицательный результат — тоже результат и может оказаться даже полезнее положительного», — утверждает профессор биологии Стэнфордского университета Джон Иоаннидис, считающий большинство современных научных открытий случайностями.

Ученые могут ошибаться, но проблема не в этом, ведь люди, как правило, не могут узнать об опровержении.

Отрицательные результаты, такие как бесспорное опровержение статьи Уэйкфилда, никогда не попадут на первые полосы. Готов поспорить, вы не сможете назвать имени его автора. Журналистам намного проще написать громкий заголовок о новом открытии, чем неброский об отклонении очередной гипотезы. Научные журналы сами постоянно склоняются в сторону вызывающих открытий, ведь именно они выбирают, какие исследования публиковать.

«Всё в науке нацелено против опубликования отрицательных результатов или неудач при попытках получить идентичные результаты в повторном эксперименте», — делает вывод Оранский.

Ученые вынуждены производить невероятные результаты, потому что так требуют авторитетные издания. На обложках Science и Nature невозможно представить заголовок: «Упс, мы ошиблись!», а ведь ученым отчаянно нужны заметные публикации для сохранения финансирования и статуса.
«Люди вынуждены заявлять о важном, новом, экстравагантном, необычном и положительном», — уверяет Иоаннидис
Плюс, ученым кажется неэтичным вставлять палки друг другу в колеса.

«Им приходится избегать конфронтации между собой. Существует множество доказательств того, что она негативно скажется на карьере», — считает основатель и главный исполнительный директор Science Exchange Элизабет Йорнс.

Когда политика научного издания препятствует получению отрицательных результатов, наука не может продвигаться вперед, а потенциально опасные ошибки — намеренные или нет — остаются непроверенными. Поэтому множество научных изданий, включая PLOS, недавно начали уделять особое внимание возможности воссоздать эксперимент и отрицательным результатам.

Авторитетные издания утверждают, что хотят сделать информацию более прозрачной и доступной так, чтобы ученым было легко повторить исследования. Другие, как Journal of Negative Results in Biomedicine, посвящены, как это следует из названия, только отрицательным результатам. PLOS ONE (журнал Общественной научной библиотеки — прим. Newoчём) выпустил собрание негативных, фиктивных и незавершенных работ под названием The Missing Pieces (Недостающие звенья), которая теперь освещает работы, опровергающие прошлые открытия. В PLOS решили (и мы с ними согласны), что пришло время привлечь к ним заслуженное внимание. Вот самые интересные из них:

Вакцины и аутизм. Исследование Уэйкфилда 1998 года было посвящено возможной корреляции между вакциной от кори и появлением аутизма у детей с желудочно-кишечными проблемами. Более 20 исследований впоследствии исключили всякую связь. Но только через 10 лет группа ученых под руководством Мэди Хорниг, наконец, провела исследование, которое концентрировалось на детях с желудочно-кишечными заболеваниями. Они тоже не нашли подтверждений гипотезы Уэйкфилда.

Экстрасенсорные способности. В 2011 году психолог Корнелльского университета Дэрил Бем провел девять экспериментов, доказывающих, что люди могут быть медиумами. Но экстраординарные заявления требуют экстраординарных доказательств, поэтому исследователи трижды воссоздали один из этих опытов в 2012 году. Согласно новой работе:
«Ни одной из трех попыток повторить эксперимент не удалось создать заметный эффект, следовательно, нет никаких подтверждений существования экстрасенсорных способностей».
А жаль.

Стимуляция и производительность. В часто цитируемом учении 2001 года психолог из Йельского университета Джон Барг утверждал, что люди, часто слыша слова вроде «борись» и «добивайся», лучше справлялись с когнитивными заданиями. Этот результат пытались воспроизвести дважды в 2013 году. Безуспешно.

Потеря самоконтроля. Группа ученных предположила, что упражнения над самоконтролем подобны физическим упражнениям. Как и с мышцами, после какого-то времени человек слишком сильно устает и уже не может контролировать себя. Однако исследование 2014 года не смогло найти схожие эффекты.

Друзья и память. В 2007 году психолог Северо-Западного университета (Northwestern University, США) Сид Хортон обнаружил, что при ассоциации какого-то объекта с конкретной личностью люди могли назвать изображение этого объекта быстрее, когда эта личность находилась рядом. Но проявив удивительное самопожертвование, Хортон попытался воссоздать результаты в 2014 — и не сумел.

Оригинал: Wired
Перевел: Аскар Нурсеитов для Newочём
Редактировали: Евгений Урываев и Леонид Мотовских