Наука

Печенье работает почти как кокаин

admin
Всего просмотров: 730

Среднее время на прочтение: 7 минут, 15 секунд

На этой неделе американские журналисты провели исследование и выяснили, что печенье вызывает привыкание сильнее, чем психотропные вещества. Такое заявление может показаться преувеличением. Так или иначе, научное обоснование зависимости от вредной еды представляет интерес — с точки зрения психологии и социологии.

Джозеф Шредер и его студентка, Лорен Кэмерон в лаборатории
Автор: Боб Макдоннелл/Connecticut College

«Я кайфую от двухслойного печенья. Но больше всего я люблю начинку. Я втираю ее в тело, добавляю в кофе, намазываю на тост. Я люблю белую начинку, малыш. Серединку Oreo».

— Эл Янкович, «The White Stuff», 1992

Подопытную крысу поместили в пластиковый лабиринт. В конце — два помещения со своим уникальным «интерьером». Крыса хорошо их знает: в одном она получит инъекцию морфия или кокаина, в другом — солевые таблетки (плацебо). Крыса предпочитает комнату с наркотиками.

Даже после того, как инъекции наркотиков прекратились, подопытная крыса часто забегала в эту комнату. Иногда у нас возникают похожие желания: например, потусоваться на парковке возле школы, в которой мы когда-то учились, вспомнить счастливые времена; или наведаться в квартиру к бывшему(-ей), хотя там уже живут другие люди. «Твой бывший возлюбленный мертв», но какое-то теплое чувство все равно осталось.

Такая парадигма называется «условным предпочтением места». Эта стандартная поведенческая модель использовалась при изучении эффектов положительного и отрицательного подкрепления при принятии наркотиков. Крысы Джозефа Шредера не первые, кто проходит такое испытание.

Доктор Шредер — профессор психологии, директор нейробиологической программы изучения поведения в Коннектикут-колледже. Джейми Хонохан в прошлом году работала ассистентом в его лаборатории, а также была специалистом в Холлеран-центре. Этот центр специализируется на вопросах социальной справедливости, общественной политики и общественного действия. Хонохан увлеклась изучением эпидемии лишнего веса. Ее особенно интересовало, почему к ожирению склонны жители городов с низким социально-экономическим статусом и как влияет на ситуацию недостаток здоровых, питательных продуктов.

Итак, Хонохан обратилась к Шредеру с предложением провести несколько исследований, основанных на помещении крыс в определенные условия. Что объединяет крыс и людей? Канализация, тоннели, гамаки и… печенье Oreo. Именно так. Это дешевый, сытный продукт, он широко распространен и вызывает ожирение. Будет ли Oreo вызывать у крыс ту же поведенческую реакцию, что и наркотики? Шредер, Хонохан и еще несколько студентов задумали эксперимент. На этот раз в комнатах было печенье и рисовые хлебцы. Результат оказался таким же: крысы забегали в эти помещения и после того, как еду убрали.

Потом исследователи решили пойти еще дальше.

Они подумали: может, стоит попробовать вскрыть черепную коробку и исследовать мозг?

Ребенок, который съел слишком много Oreo. Шучу, это крыса.
Автор: Боб Макдоннелл/Connecticut College

Шредер объясняет: «Мы исследовали мозговой центр, отвечающий за удовольствие, измерили выброс белка [c-Fos]. Это позволило определить, повлиял ли этот мозговой центр на поведение. Выяснилось, что печенье активирует в этом центре больше нейронов, чем кокаин (или морфий). Это показывает, что продукты с повышенным содержанием жиров и сахара воздействуют на мозг так же, как наркотики, и могут расцениваться как вещества, потенциально вызывающие привыкание».

Эта идея не нова, но сохраняет актуальность. В 2010 году в Nature Neuroscience были опубликованы результаты подобного исследования. Тогда крысы в течение 40 дней ели только бекон, сосиски, творожные пирожные, сахарную глазурь — наши любимые продукты — и стали «зависимы». В отличие от тех крыс, у которых не выработалась вредная привычка, этих не останавливала даже шоковая терапия. Научные работники из НИИ им. Скриппс сравнили мозговую активность подопытных с наркотической зависимостью и с зависимостью от еды.

«Мы сделали продукты похожими на кокаин. А сейчас стремимся „оздоровить“ их. Наши предки ели цельные злаки, мы едим белый хлеб. Американские индейцы ели кукурузу, мы — кукурузный сироп», — объяснял в то время доктор Джин-Джек Вонг, который занимается медико-биологическими исследованиями в Брукхейвенской национальной лаборатории

Вонг также провел интересную параллель между социальной ролью зависимых от кокаина и от еды. Люди жевали листья коки более 4000 лет, но алкалоид не извлекали из растений до середины XIX века. Оказалось, что эффект от него сильнее. Американские производители сразу стали добавлять его в свои продукты.

Источник: Викимедиа

Так же как и нездоровой едой, продуктами с экстрактом коки сильно злоупотребляют представители малообеспеченной части населения. Гражданские беспорядки и паника белого населения из-за «чернокожих кокаиновых торчков» в конце XIX века сыграли свою роль в том, что сначала алкалоид исчез из «Кока-колы», а затем был криминализирован. Век спустя крэк-кокаин (более мощный, но при этом не такой дорогой наркотик) так сильно ударил по населению гетто, что афроамериканские лидеры, такие, как представитель Калифорнии Максин Уотерс, призвали Департамент юстиции расследовать возможность того, что распространение наркотика является частью заговора ЦРУ против темнокожих городских жителей США.

В книге «Соль, сахар и жир» журналист Майкл Мосс утверждает, что в этот раз заговор можно смело приписать компаниям манипулятивной пищевой промышленности: Nabisco, Kraft, General Mills, Mars и другим, — которые выпускают еду, обладающую «скрытой силой некоторых обработанных пищевых продуктов, заставляющей человека всё так же чувствать голод».

Дана Смит — аспирант кафедры психологии в Кембридже. Она рассказала мне, что несмотря на то, что аналогия между нездоровой едой и кокаином кажется разумной, ее обеспокоенность насчет огласки исследования Шредера вызвана тем, что такие СМИ как NBC, CBS, ABC, Forbes, The Los Angeles Times, Chicago Tribune и Gawker во всеуслышанье заявили о том, что Oreo вызывает зависимость, сравнимую с зависимостью от кокаина или даже превосходящую ее.

«В исследовании крысам не предлагали выбирать между печеньем Oreo и кокаином. Поэтому такой вывод недопустим», — заявляет Смит

Она также отмечает, что подобные заголовки уже появлялись в СМИ несколько лет назад: в материале «Все больше исследований подтверждают, что жирная еда вызывает зависимость не хуже кокаина» описывалась работа доктора Николь Авено из Принстона, в которой выводился тот же тезис. Нам уже известно, что нездоровая пища вызывает привыкание.

«Огромное количество данных вынуждает нас это признать. Мы обнаруживаем пугающие сходства между воздействием на мозг наркотиков и еды», — заявила директор Национального института по изучению злоупотребления наркотиками Нора Волкова в 2011 году.

Источник: Викимедиа

В то же время ответ Ричарда Адамсона, консультанта Американской ассоциации производителей напитков, показательно отражает позицию всей индустрии: отрицание того, что нездоровая еда вызывает зависимость. Он заявил: «Я никогда не слышал, чтобы кто-то ограбил банк ради того, чтобы купить себе конфету, мороженое или банку газировки».

Правда, в июле того же года в Портленде появилась новость, что «Мужчина с мачете ограбил магазин, забрав из него конфеты и пиццу».

Совпадение?

Доктор Карл Эриксон из Техасского образовательного центра научных исследований наркомании также выступает против использования термина «зависимость» в отношении еды, утверждая, что пристрастие к ней несравнимо с зависимостью от наркотиков и что это понижает серьезность аддиктивных расстройств в глазах общественности.

В следующем месяце Шредер полетит в Сан-Диего, чтобы представить свое исследование крыс на конференции Общества нейробиологов. Его выводы не новы, и реакция некоторых новостных служб может быть несколько гиперболизированной, однако сравнение нездоровой еды с кокаином является по-своему уместным и важным. Данные об ожирении держат всех в постоянном напряжении, учитывая тот факт, что эта эпидемия обходится США в сумму порядка $147 млрд ежегодно.

Идея продовольственной пустыни (то есть ситуации, когда единственное место в вашем районе, где вы можете купить еду, — это магазинчик, работающий с 7 до 11 утра) до сих пор не получила одобрения со стороны людей, считающих ожирение, как и наркоманию, исключительно уделом слабовольных. Также следует учесть набор образовательных и социальных факторов. Само исследование и цикл новостей, в которых о нем рассказали на этой неделе, выносят обсуждение подобных идей на поверхность. Серьезная озабоченность общественности вопросом здоровья может возникнуть из-за преувеличивающих заголовков в Facebook.

Сравнивать эффект от употребления нездоровой пищи и легких наркотиков можно тогда, когда мы обсуждаем социальную справедливость и масштаб злоупотребления.

«Даже если мы говорим о существенной опасности приема таких наркотиков, как кокаин и морфий, еда с высоким содержанием жира или сахара может оказаться намного вреднее из-за своей доступности», — утверждает Хонохан

Разумеется, нужно помнить, что это исследование было проведено только на животных. Мы не крысы. Хотя мы так же, как и они, любим в конце дня поваляться в гамаке. Как заметила Хонохан, еще одно сходство между нами состоит в способе поедания печенья: большинство крыс «ломают печенюшку и в первую очередь съедают начинку».

Автор: Джеймс Хамблин.
Оригинал: The Atlantic.

Перевели: Мария Гёрке, Наташа Живова.
Редактировали: Князь Мышкин, Варвара Болховитинова.