Наука

Атлантропа: проект по осушению Средиземного моря

admin
Всего просмотров: 149

Среднее время на прочтение: 3 минуты, 2 секунды

Египетский миллиардер Нагиб Савирис недавно заявил, что планирует купить греческий остров и отдать его беженцам с Ближнего Востока и Африки, чтобы у них была своя собственная страна. Хотя сам Савирис назвал в Твиттере свой план «бредовой идеей», он блекнет в сравнении с более ранним проектом развития Средиземноморья первой половины XX века, который всерьез рассматривали главы государств и в какой-то момент даже ООН. Он назывался «Атлантропа» и включал в себя частичное осушение Средиземного моря и создание Евроафриканского суперконтинента.

Атлантропа была порождением ума немецкого архитектора Германа Зёргеля, который без устали продвигал свой проект с 1928 года до своей смерти в 1952 году. Он был свидетелем Первой мировой войны, экономической и политической нестабильности 1920-х и подъемом нацизма в Германии. Всё это убедило Зёргеля в том, что новой мировой войны можно избежать, только если будет найдено радикальное решение европейским проблемам безработицы, перенаселения и, с учетом того, что нефть в Саудовской Аравии нашли только спустя десятилетие, надвигающимся кризисом в энергетике. Так как у Зёргеля было мало веры в политику, он обратился к технологиям.

Дамбы с мощными гидроэлектростанциями, пересекающие Гибралтарский пролив, Дарданеллы и в итоге соединяющие Сицилию и Тунис, должны были образовать основу для нового суперконтинента. В результате Средиземное море превратилось бы в два водных бассейна, уровень воды в западной части которого понизился бы на 100 метров, а в восточной — на 200, а общая площадь осушенной поверхности составила бы 660 200 км2, что по размеру больше Франции.

В более поздние планы проекта Атлантропы также входило создание двух дамб через реку Конго и создание морей Чад и Конго, что, как надеялся Зёргель, должно было оказать положительное влияние на африканский климат, делая его более приятным для европейских поселенцев. Следуя колониальным и расистским настроениям тех времен, Зёргель представлял себе, что Африка с ее ресурсами и землей окажется в полном распоряжении Европы и что она является континентом, на котором достаточно места для размещения теснящейся толпы европейцев (huddled masses — примерно переводится как «теснящиеся толпы», фраза из сонета Эммы Лазарус, выгравированного на бронзовой доске внутри Статуи Свободы — прим. Newочём).


Несмотря на то, что предложение Зёргеля сейчас может показаться нам нелепым, в то время к нему серьезно отнеслись архитекторы, инженеры, политики и журналисты. В обширном архиве по Атлантропе в мюнхенском Немецком музее можно найти большое количество архитектурных чертежей новых городов, дамб и мостов будущего континента, а также письма поддержки и сотни статей о проекте, публиковавшихся в немецкой и международной массовой прессе и в специализированных инженерных и географических журналах.

Проект Атлантропы был настолько привлекательным благодаря своему видению достижения мира во всем мире не с помощью политики и дипломатии, а с помощью простого технического решения. Атлантропа была бы объединена большой энергетической сетью, которая начиналась бы с гигантской гидроэлектростанции на Гибралтарской дамбе и обеспечивала бы электричеством всю Европу и Африку. Электростанция контролировалась бы независимой организацией, способной перекрыть подачу электричества в любую страну, представляющую угрозу для мирового спокойствия. Более того, Зёргель подсчитал, что для создания суперконтинента каждая страна должна была бы вложить столько денег и человеческих сил, что ни у кого бы не осталось ресурсов для финансирования войны.

С верой в народы Европы и их стремление к миру Зёргель посвятил большую часть своей работы продвижению и распространению проекта через массовую прессу, радиопередачи, фильмы, лекции, выставки и даже поэзию и симфонию, посвященную Атлантропе. Он надеялся, что народная поддержка сможет помочь ему добиться одобрения со стороны политиков.

Неудивительно, что необходимое сотрудничество между государствами всегда представлялось его современникам даже более утопичным, чем обширные технологические размеры Атлантропы.

Как отметили в нью-йоркском журнале UN World в 1948 году: «Укрощение Гибралтара на благо всего человечества действительно похоже на мечту, но в XX веке ни одна мечта — даже о сотрудничестве между народами — не является невозможной»

К 2012 году, когда Европейскому Союзу была присуждена Нобелевская премия мира в качестве признания его вклада в длительный мир в Европе, надежда, высказанная журналом UN World, похоже, наконец, стала реальностью. Однако сейчас, в 2015 году, сотрудничество между странами, к сожалению, опять похоже на далекую мечту. Вместо трещащей по швам и спасаемой мирным слиянием с Африкой Европы, как это виделось Герману Зёргелю, мы сталкиваемся с диаметрально противоположной ситуацией — люди из Африки и Среднего Востока ищут убежища в Европе.

Сейчас как раз самое время, чтобы доказать, что ЕС заслужил Нобелевскую премию мира. Сейчас самое время проявить солидарность и показать свое единство. Вместо этого ЕС, похоже, находится на грани распада из-за своей неспособности прийти к общему решению о том, как разместить группу беженцев, насчитывающую каких-то 0,11% от числа всего населения стран ЕС. К сожалению, европейское единство, а вместе с ним и решение миграционного кризиса, снова представляется более утопичным, чем план Зёргеля по осушению моря.

Автор: Рикарда Видаль.
Оригинал: The Conversation.

Перевела: Екатерина Евдокимова.
Карта: Полина Пилюгина.
Редактировал: Артём Слободчиков.