Люди

Знание языков меняет ваше сознание

admin
Всего просмотров: 251

Среднее время на прочтение: 2 минуты, 54 секунды

Билингвам достается все самое лучшее. Легче найти работу, мозг лучше работает, и даже риск старческого маразма меньше. Последние исследования показывают, что они еще и по-разному воспринимают мир в зависимости от того, на каком из языков мыслят в данный момент.

Ih136917

За последние 15 лет был проведен ошеломляющий объем исследований сознания билингвов, и большая часть результатов свидетельствует о том, что использование более одного языка положительно сказывается на мышлении. Переход от языка к языку — это, похоже, нечто вроде тренировки для мозга, позволяющей ему становиться гибче.

Подобно тому, как физические упражнения полезны для вашего тела, владение двумя или более языками полезно для вашего мозга. Гибкость мышления приносит свои наиболее ценные плоды в старости: признаки старения мозга у билингвов появляются позже, а развитие связанных с возрастом заболеваний, например, деменции или болезни Альцгеймера, откладывается на срок до пяти лет.

Немцы видят цель

В исследовании, опубликованном нами недавно в журнале Psychological Science, мы изучили людей, владеющих немецким и английским языками сразу или только одним из них, чтобы выяснить, как речевые конструкции влияют на их реакции в ходе экспериментов.

Мы показали англо-немецким билингвам видеоклипы с двигающимися объектами, например, женщиной, идущей к машине, или мужчиной, едущем на велосипеде к супермаркету, и затем попросили их описать происходящее.

Если показать подобную сцену человеку, говорящему только на немецком, они опишут не только действие, но и цель этого действия. Например, они скажут «женщина идет к машине» или «мужчина едет к супермаркету». Англоговорящие просто скажут «женщина идет» или «мужчина едет» без указания цели.

Немецкоязычным людям присуще целостное мировоззрение — они видят происходящее как единое целое. Англоговорящие обычно концентрируются только на действиях.

Лингвистическое обоснование этой тенденции, по-видимому, кроется в том, что разные грамматические конструкции по-разному описывают действия во времени. В английском языке действия, происходящие в момент речи или совершения другого действия, должны грамматически выделяться окончанием -ing: «I am playing the piano and I cannot come to the phone» (я играю на пианино и не могу подойти к телефону) или «I was playing the piano when the phone rang» (я играл на пианино, когда зазвонил телефон). Немецкий язык таким свойством не обладает.

Изучение говорящих на иностранных языках показало корелляцию между владением подобными конструкциями и частотой упоминания целей действий.

В нашем исследовании мы также обнаружили, что эти языковые различия выходят за пределы собственно языка, проявляясь в невербальной категоризации событий. Мы попросили говорящих только на английском или немецком языке просмотреть серию видео, в которых люди шли, бежали или ехали на велосипеде или машине. После каждой серии из трех видео мы спрашивали испытуемых, была ли сцена без явно указанной цели действия (женщина идет вдоль дороги по направлению к припаркованной машине) более похожа на явно целенаправленное действие (женщина входит в здание) или явно бесцельное (женщина прогуливается по проселочной дороге).

Говорящие на немецком чаще сопоставляли нейтральные действия целенаправленным, чем англоговорящие. Это повторяет различия в употреблении языка: немцы фокусируются на результате действия, англоязычные — на самом действии.

Меняете язык — меняется восприятие

Билингвы, в свою очередь, воспринимали задания по-разному, в зависимости от языка, на котором оно им давалось. Мы обнаружили, что немцы, свободно владеющие английским, точно так же концентрировались на результате, как и немецкие монолингвы, если тест велся на немецком. Те же немцы, которые тестировались в Великобритании на английском языке, концентрировались на действии, как англичане.

В другой группе билингвов мы сосредотачивали их внимание на одном языке во время теста, заставляя повторять последовательности цифр либо на английском, либо на немецком. Соответствующий язык тут же начинал оказывать влияние на их выбор.

Когда мы «блокировали» английский, билингвы вели себя как типичные немцы и обращали внимание на цель. Когда же блокировался немецкий, билингвы вели себя как англичане и сопоставляли нейтральные сцены бесцельным. Когда мы внезапно поменяли блокируемый язык посреди эксперимента, реакции испытуемых тут же поменялись вместе с ним.

Эти результаты подтверждают итоги других исследований, которые показывали зависимость поведения билингвов от используемого языка. В частности, израильские арабы чаще ассоциируют арабские имена, например, Ахмед или Самир, со словами, имеющими положительное значение, в контексте арабского языка, чем в контексте иврита.

Сами люди сообщают, что используя другой язык, они будто становятся другим человеком, и определенные эмоции, выраженные на разных языках, воспринимаются по-разному.

Также, оценивая риски, билингвы чаще принимают более рациональные решения, пользуясь иностранным языком. В отличие от родного языка, в нем, как правило, для нас нет укоренившихся иррациональных предубеждений, искажающих понимание рисков и выгоды. А значит, язык, на котором вы говорите, в самом деле влияет на то, как вы думаете.

Панос Атанасопулос, профессор лингвистики и английского языка в Университете Ланкастера

Оригинал: Mashable
Перевел: Кирилл Козловский для Newочём
Редактировал: Евгений Урываев