Люди

В защиту обычных людей

admin
Всего просмотров: 118

Среднее время на прочтение: 8 минут, 13 секунд

Вот этот парень. Всемирно известный миллиардер. Технарь от бога. Изобретатель и предприниматель. Он талантлив, красив, хорошо сложен, а его челюсть такая рельефная, будто сам Зевс спустился с Олимпа и самолично изваял засранца.

У него есть маленькая флотилия из яхт и спорткаров, и в перерывах между пожертвованиями миллионов на благотворительность он меняет девушек-супермоделей так же часто, как люди меняют носки.

Улыбка этого парня может растопить целую комнату. Его харизма настолько сильна, что её можно потрогать руками. Половину его друзей TIME признавал «Человеком года», а другой половине было плевать, потому что они могли скупить весь журнал, будь у них желание. Когда этот парень не летает по миру в своем личном самолете и не изобретает что-нибудь передовое для спасения мира, то он помогает слабым, униженным и оскорбленным.

Вы угадали — это Брюс Уэйн. Тот самый, который Бэтмен. И *спойлер!* его на самом деле не существует. Это выдуманный персонаж.

Интересной гранью природы человека является то, что он испытывает потребность в подобных героях, воплощающих совершенство и служащих примером всего, чем мы хотели бы быть. В Европе Средних веков любили сказки о благородных рыцарях, которые убивали драконов и спасали принцесс. У древних Рима и Греции были мифы, герои которых в одиночку выигрывали войны и иногда даже противостояли самим богам. У каждой культуры есть множество таких историй.

А теперь на их месте супергерои из комиксов. Супермен, например. По сути, этот парень — божество, которое носит голубой комбинезон и красные плавки поверх него. Он неуязвим и непобедим. Сравниться с физической стойкостью Супермена может лишь стойкость моральная. В его мире всё четко поделено на черное и белое, и сам Супермен всегда поступает правильно, несмотря ни на что.

Я вряд ли совершу революцию в психологии, утверждая, что людям нужно создавать подобных героев для преодоления чувства беспомощности. На нашей планете живет 7,2 миллиарда человек, и лишь тысяча из них имеет постоянное влияние на события в мире. Остальные 7 199 199 000 вынуждены принять тот факт, что за свою недолгую жизнь большая их часть не совершит ничего значимого и будет забыта после смерти. Об этом неприятно думать, и с этим сложно смириться.

Сегодня я хочу оставить в стороне культуру «больше делай, больше покупай, больше трахайся» и поговорить о критериях среднестатистичности, о том, каково быть скучным и обыкновенным.

Не о том, как достичь среднестатичности, что вы, — ведь мы всегда должны стремиться к большему — а о том, как принять свою среднестатичность, с который мы сталкиваемся, несмотря на все наши усилия.

За кулисами

Жизнь состоит из компромиссов. Кто-то из нас с рождения предрасположен к учебе. Кто-то рождается с хорошими физическими данными. Кто-то хорошо сложен. Кто-то красив. Кто-то может трахаться как кролик и даже не потеть. В плане навыков и талантов люди — это довольно разнообразная группа мерзких зверёнышей. Конечно же, только от практики и приложенных усилий зависит, чего мы добьемся в жизни, но все мы рождаемся с разными склонностями и талантами.


Вот эта штука — график нормального распределения. Те из вас, кто посещал занятия по статистике и выжил, его узнают.

Этот график довольно прост. Возьмем, к примеру, всех людей, что раз в год играют в гольф. Горизонтальная ось показывает, насколько они хороши. Чем больше уклон влево, тем хуже они играют. Чем больше уклон вправо, тем лучше.

А теперь обратите внимание на то, что у графика очень тонкие концы. Это значит, что немногие могут играть в гольф на действительно высоком уровне или откровенно в нем лажать. Большинство находится в обыденной середине.

Мы можем применить график к множеству вещей: к росту, весу, эмоциональной зрелости, заработной плате, сексуальному темпераменту и так далее*.

* Эти графики не идентичны друг другу и разнятся по ширине/высоте, но принцип всегда один и тот же.

К примеру, вот Майкл Джордан и его бросок сверху:

Общеизвестно, что лучше него это никто не делал. Так что Джордан находится на дальнем правом конце графика, опережая 99,99% тех, кто когда-либо играл в баскетбол. Мало кто может с ним сравниться.

А есть и такие ребята:


Он явно не Майкл Джордан. Вообще, многие из тех, кто сейчас читает эту статью, справились бы намного лучше этого парня. Скорее всего, это значит, что он находится на дальнем левом конце, представляя другую крайность.

Мы восхищаемся Джорданом, потому что он спортивнее нас всех*. Мы смеемся над вторым парнем, потому мы все спортивнее его. Они оба являются двумя крайними точками на графике. А большинство из нас расположено посередине.

* Да, он даже спортивнее Коби Брайанта. Да, я сказал это вслух

Мы во многом посредственны

У всех нас свои достоинства и недостатки. Но на деле мы довольно посредственны в большинстве своих занятий. Даже если вы исключительны в чем-то — математике, банджи-джампинге или продаже оружия на черном рынке — скорее всего, вы средне делаете или вообще не умеете делать множество других вещей. Такова жизнь. Чтобы стать действительно великим в чем-то, этому нужно посвящать время и силы. А поскольку наши время и силы ограничены, мало кто становится великим в одной-единственной вещи, не говоря уже о нескольких.

Из этого следует, что человек, который добился невероятных успехов во всех — или хотя бы многих — сферах своей жизни, статистически невозможен. Брюса Уэйна не существует. Таких людей просто не бывает. Зачастую гениальные бизнесмены просирают свою личную жизнь. Талантливые атлеты оказываются недалекими и тупыми как пробки-олигофрены. А большинство знаменитостей знают о жизни так же мало, как и те, кто рьяно следит за каждым их шагом.

По сути мы все довольно обычные люди. Всеобщее внимание привлекают крайности. Мы подспудно это понимаем, но редко задумываемся над данной темой и обсуждаем её вслух. Большинство таких, как мы, никогда ни в чем не будет исключительно. И это норма.

Что, в свою очередь, ведет к важному выводу: обыденность является паршивой целью. Но как результат она не плоха.

Немногие это понимают. Ещё меньше людей соглашается это признать. Из-за этого возникают проблемы — серьёзные проблемы, типа «Боже, зачем я живу?» — когда мы ожидаем от себя исключительность. Или, что ещё хуже, когда мы считаем, что обязаны быть исключительными. На самом деле это маловероятно. На каждого Майкла Джордана или Коби Брайанта приходится десять миллионов сошек, безуспешно пытающихся подцепить кого-нибудь в парке. На каждого Пикассо или Да Винчи приходится миллион слюнявых дебилов, закусывающих пластилином и рисующих пальцами. А на каждого, мать его, Толстого приходится куча таких как эм-м… я, царапающих что-то на бумаге и подражающих писателям.

Тирания культуры исключительности

Вот в чем проблема. Я считаю, что ожидание (или потребность) в исключительности проявляется в наше время сильнее, чем когда-либо. А причина этого лежит в природе наших технологий и экономических привилегиях.

Иметь доступ к интернету, Гуглу, Фэйсбуку, Ютубу и более чем 500+ каналам телевидения — это удивительно. Нам доступно больше информации, чем когда-либо.

Но у нашего внимания есть пределы. Мы не можем воспринимать постоянно прибывающие волны информации в Интернете, так что наше внимание привлекает лишь исключительное — то, что находится на отметке в 99,99% нашего графика.

День за днем мы видим только поистине необычные вещи. Самые лучшие. Самые плохие. Самые грандиозные подвиги. Самые смешные шутки. Самые грустные новости. Самые страшные угрозы. Нон-стоп.

Сегодня наша жизнь заполнена информацией, идущей с крайних точек графика, потому что именно это помогает СМИ изумлять людей и именно это приносит деньги. Но значительная часть жизни всё ещё расположена в середине*.

* У Эрика Хоффера есть отличная цитата на эту тему: «Игра в историю обычно ведется лучшими и худшими из людей над головами у всех остальных»

Я считаю, что именно этот поток информации заставил нас уверовать в «исключительность» как в новую норму. А поскольку мало кто из нас исключителен, в попытках постоянно быть «исключительными» мы чувствуем себя чертовски неуверенно и безнадежно. Так что мы должны это компенсировать. Кто-то создает планы для быстрого обогащения. Кто-то едет на другой конец мира, чтобы спасать голодающих детей в Африке. Кто-то становится отличником в школе и выигрывает все награды. Кто-то устраивает в школе стрельбу. А кто-то пытается трахнуть всё, что дышит и шевелится.

Это подвид психологической тирании в нашем обществе, чувство того, что мы всегда должны доказывать, какие мы особенные, уникальные, необыкновенные, несмотря ни на что, только для того, чтобы наша исключительность затерялась на фоне других исключительностей.

К примеру, вот пятиминутное видео, составленное из самых потрясающих подвигов, которые вы только можете себе представить:


Безумие ситуации в том, что каждый герой видео наверняка потратил годы на оттачивание своего мастерства ради этих невероятных пяти секунд и десятки часов записи ради идеальных пяти секунд.

Но у нас нет этих лет практики. Или этих часов скучных и неудачных дублей. Мы всего лишь становимся свидетелями чьего-то величайшего триумфа — возможно, лучшего момента в чьей-то жизни.

А потом мы забываем об этом через несколько минут после просмотра и переключаемся на следующую вещь. А потом на следующую.

Н-н-но если я не буду особенным и исключительным, в чем тогда смысл…

Общепринятой частью нынешней культуры является вера в то, что всем нам предначертано совершить что-то необыкновенное. Об этом говорят знаменитости. Об этом говорят бизнесмены. Об этом говорят политики. Об этом даже Опра говорит! Каждый из нас может быть исключительным. И каждый из нас заслуживает величия.

Все мы упускаем из виду, что это утверждение довольно противоречиво, — будь каждый исключителен, тогда само понятие «исключительность» потеряло бы смысл, — заглатываем наживку и просим ещё тако.

Слово «обычный» стало новым синонимом к слову «неудачник». А самая худшая участь теперь — это оказаться в средней части графика, вместе с остальными.

Проблема в том, что большинство из нас постоянно находится в средней части графика, вне зависимости от того, что они делают. Конечно же, ты можешь быть игроком в мини-гольф мирового уровня, но потом тебе приходится возвращаться домой, быть паршивым отцом, пьянеть от дешевого пива быстрее 90% собутыльников и мочиться в постель. Или, что ещё хуже, ты можешь оказаться Тайгером Вудсом. Никому не удается надолго сохранять свою исключительность.

Большинство людей боится признаться в своей обыденности, так как они считают, что из-за принятия этого факта никогда ничего не достигнут, никогда не изменятся к лучшему и их жизнь ничего не стоит.

Я считаю, что такие мысли ни к чему хорошему не приведут. Как только ты начинаешь считать, что лишь в великой и запоминающейся жизни есть смысл, то фактически переводишь большую часть человечества в разряд бесполезных и ничтожных и роешь себе очень глубокую яму, если смотреть на это с этической точки зрения.

Но у большинства гораздо более прозаичная проблема с принятием своей обыденности. Они мыслят примерно так:

«Если я смирюсь со своей обыденностью, то не достигну ничего великого. У меня не будет мотивации совершенствоваться и делать что-то крутое. А вдруг я — исключение?»

Это тоже самообман. Достигшие исключительности люди добились её не благодаря вере в собственную исключительность. Напротив, они столь изумительны из-за своей одержимости самосовершенствованием. И одержимость эта обусловлена непоколебимой верой в то, что они не совершенны. В то, что они обычны. В то, что они посредственны. И в то, что они способны на большее.

В этом заключается большая ирония амбициозности. Если ты хочешь быть умнее и успешней остальных, то всегда будешь чувствовать себя неудачником. Если ты хочешь, чтобы тебя больше всех любили и уважали, то всегда будешь страдать от одиночества. Если ты хочешь быть самым знаменитым и могущественным, то всегда будешь ощущать собственные слабость и бессилие.

Вся эта туфта в духе «каждый может быть удивительным и творить великие вещи», по сути, лишь топчется на вашей самооценке. Ты ведешься на это дерьмо ради того, чтобы получить пару минут счастья и пережить неделю, не повесившись в шкафу. Такой посыл приятен, но на деле он содержит лишь пустые калории, из-за которых эмоции будто заплывают жиром — эдакий Биг Мак для сердца и мозга.

Лучший способ достичь как эмоционального, так и физического здоровья — это есть здоровую пищу; то есть, принимать тусклую и рутинную правду жизни, есть легкий салатик «в глобальной перспективе ты довольно среднестатистичненький» и броколли на пару а-ля «большая часть твоей жизни будет совершенно обыденной». Сначала это будет отвратительно на вкус. Крайне отвратительно. И ты не будешь это есть.

Но попробовав немного, ты станешь активней и живей. В конце концов, постоянная необходимость всегда быть удивительным и великолепным спадет с твоих плеч. Стресс и боязнь несоответствия рассеются как дым. А понимание и принятие собственной обыкновенности помогут достичь того, что ты на самом деле хочешь, освободив тебя от ложных ожиданий и осуждения.

Ты станешь по-новому воспринимать простые вещи. Ты станешь оценивать себя по более разумным стандартам: удовольствию от дружбы, созданию чего-то, помощи человеку в беде, чтению хорошей книги и веселью с человеком, который тебе небезразличен.

Звучит скучно, не правда ли? Всё потому, что это вещи обыденны. Но, может быть, они не зря обыденны. Может быть, именно они на самом деле важны.

Автор: Марк Мэнсон. Специализируется на помощи в личностном росте.
Оригинал: MarkManson.com

Перевели: Георгий Лешкашели и Леонид Мотовских
Редактировал: Артём Слободчиков