Люди

Сжигатель Коранов

admin
Всего просмотров: 53

Среднее время на прочтение: 4 минуты, 51 секунда

БРАДЕНТОН — Неделя началась, и Терри Джонс, известный сжигатель Коранов и номер два в списке целей аль-Каиды, спокойно прохаживается по торговому центру во Флориде. По всему миру миллионы оплакивают жертв парижских убийств, среди которых был еще один человек из этого списка — редактор Charlie Hebdo, но Джонс спокойно делает заказ на фуд-корте DeSoto Square.

Спокойная музыка, «Мир Витаминов» на экране — среди такого ландшафта обитает самый страшный обидчик ислама в Америке, стоящий за кассой в Fry Guys Gourmet Fries с 9-миллиметровым пистолетом в кобуре.

«С корочкой», — говорит Джонс одному из сотрудников, осматривая ярко-желтые брусочки картофеля. «Надо, чтобы наша картошка была со вкусной корочкой».

Шестидесятитрехлетнему пастору тысячи раз угрожали смертью. Исламистская группировка Джамаа-уд-Дава назначила обещала 2,2 миллиона долларов за его голову. Однако до парижских атак никто не знал, что он открыл свое дело в барахтающемся на плаву торговом центре на 41 шоссе города Брадентон. Когда по всему миру снова стали бояться терроризма, Джонс вернулся обратно к «режиму крестоносца». Fry Guys стало странной смесью нападок на ислам и сырных хот-догов с чили, и люди приходят туда как за тем, так и за другим.

«То, что я сжигаю Коран, не радикально, — рассказывает он во время перерыва. — Я могу понять то, что люди не согласны с тем, что я сжигаю чью-то так называемую святую книгу. Но вот чего я не могу понять, так этого того, как можно соглашаться с шариатом. Вам бы не понравилось, если бы тут ходили меннониты и срубали головы всем подряд».

К кассе подходит блондинка — шестидесятидвухлетняя Мэри Рейтер, маленькая, в сандалиях на высоком каблуке, с розовым педикюром и только что с занятий по йоге. «Мы с тобой», — говорит она Джонсу. Обычно Рейтер ходит по магазинам в другом месте, но сейчас она пришла с мужем, сыном и другом для того, чтобы поддержать Джонса и пообедать в Fry Guys.

«Мне нравится, что вы так держитесь за свои убеждения», — говорит она, глядя на седого пастора.
«Спасибо», — отвечает он.

«Я любительница истории, знаете ли, — продолжает Рейтер — То же самое было в нацистской Германии. Люди просто не взбунтовались и не начали бороться. Разве вы не гордитесь американцами?»

«Ага, точно», — бормочет Джонс, добавляя, что у него осталось мало подливки, и хорошо бы она не кончилась.
«Много их?» — спрашивает Рейтер, интересуясь сколько еще людей поддержало Джонса. «Ну, хоть где-то есть приличные люди».

Его бизнес пошел в гору после того, как местная газета сообщила о том, что Джонс затевает что-то в торговом центре. У дурной славы есть свои плюсы, особенно по сравнению с неизвестностью. Когда в конце лета он, в знак протеста, сжег сотни Коранов, никому до него не было дела.

Четыре года назад все было совершенно иначе. Джонс жил в Гейнсвилле, работал пастором в Dove World Outreach Center, христианской фундаменталистской церкви, где он отправлял детей прихожан в школу в футболках с надписью «Ислам это порождение Дьявола». Когда он объявил о том, что собирается почтить память погибших 11 сентября путем сжигания копий священной книги ислама, весь мир отреагировал незамедлительно.

Ему приходили сотни угроз, люди в Афганистане и Индонезии выходили на марши протеста, а вскоре ему позвонили секретарь Министерства обороны Роберт Гейтс и генерал Дэвид Петраеус, которые заявили о том, что он ставит под угрозу жизни американских военных. «Они не разу не сказали мне „Не делайте этого, ведь это неправда“», — вот что особенно запомнилось Джонсу.

В итоге, за 2010 год он не сжег ни одной копии Корана, однако в следующем году он занялся этим снова, при этом организовав пародию на суд, где выступал в качестве судьи и обвинил ислам в том, что он зло. Заседание происходило в Dove Outreach, молельном доме, который по совместительству был складом для мебели с eBay (дополнительный небольшой заработок Терри). В этот раз Коран был сожжен, из-за чего в Афганистане начались бунты и погибло 20 человек, в том числе, несколько работников ООН. Вскоре после этого, иранское духовное лицо потребовало его казни, а Southern Poverty Law Center и Anti-Defamation League внесли его в свои списки разжигателей розни, а сам Джонс для самозащиты купил себе пистолет. А затем еще один.

Но вот чего он не сделал: он не остановился. В 2013 году, помощники шерифа округа Полк остановили его машину, с прицепом в виде огромной жаровни для барбекю, в которой находились сотни пропитанных керосином копий Корана. Его обвинили в излишнем потреблении топлива, однако мировая реакция была уже далека от предыдущих приступов ярости.

На тот момент Джонс, вместе со своей женой, жил на 12-акровом участке в предместьях Брадентона. Он порвал все отношения с Dove Outreach и забыл всю свою паству (15 человек), за исключением коллеги-пастора Уэйна Саппа, который, спустя годы пропитывания Коранов керосином, сейчас работает в Fry Guys и выдавливает острый соус на куриные крылышки. «Да, вот это была реакция», — вспоминает он свой первый антимусульманский знак перед Dove Outreach, который кто-то впоследствии переехал на грузовике. «А мы такие: “Давайте сделаем это еще раз!”» Посла чего Сапп занялся соусами, ведь теперь настала очередь Джонса разговаривать с посетителями.

«Я обычно не хожу в этот торговый центр», — начинает 66-и летний Энди Зеленак из Бадентона. Он говорит Джонсу, что хотел лично поблагодарить его за проявленную смелость. Они с Джонсом пожали друг другу руки, после чего Терри отправился готовить его сэндвич с жареной треской.

В ожидании своего заказа, Зеленак сказал мне о том, что сам он не стал бы сжигать Коран, но у Джонса есть право как угодно протестовать против радикального ислама.

«Они сжигают церкви, казнят людей, похищают девушек, которых затем насилуют и продают в рабство. Когда люди сжигают американский флаг, а суд говорит, что у них есть право на самовыражение, значит, и мы можем сжигать их Коран».

Тем временем Джонс осторожно готовит сэндвич, хотя сам он вряд ли стал бы есть что-нибудь из своего меню. Он предпочитает органическую пищу, а пьет, в основном, только воду и сок. Также ему нравится красное вино, которое распробовал во время своего пребывания в Германии. Джонс, который каждое утро делает 100 приседаний, раньше заставлял провинившихся прихожан счищать рачков с его лодки. «Они либо бегали вокруг квартала, либо делали что-то полезное, например, машины мыли», — рассказывает он. «Мне нравилось. Сейчас люди забыли о дисциплине».
Когда сэндвич был готов, он повернулся к Зеленаку. «Готово, — сообщил он, держа в руках бумажную тарелку — Добавить что-нибудь?»

«Кетчуп, — ответил Зеленак. — Старый добрый».

«Старый добрый», — эхом откликнулся Джонс.

Из колонок на фуд-корте лилась Бритни Спирс. Из китайской забегаловки по соседству шел пар. Во Fletcher Music Center кто-то играл на органе. Женщина за клавиатурой инструмента поделилась своими мыслями насчет присутствия Джонса в торговом центре. «Я его боюсь», — бросила пианистка и снова стала наигрывать «What a Wonderful World».

А Джонс продолжал работать, болтать и торговать.

«Некоторые из них спрашивали меня — а что, если мы сожжем кучу Библий? Тогда я бы помолился за них. Библия — это слово Бога. И в то же время, Библия — это книга. Я могу пойти и купить себе еще одну».

«Вот, вкусный и горячий, — радостно воскликнул Джонс, а затем добавил — Мы не собираемся закрываться».

Так началась неделя. А в воскресенье менеджер собрал совещание. Слишком много проблем, посетовал Роберт Такетт. Будет лучше, если Джонс какое-то время не будет появляться в торговом центре, и уберет свое имя с вывески. Терри согласился. По его словам, он не хотел причинять беспокойство. Он снял свои перчатки и ушел из Fry Guys. Человек, которого разыскивают, на которого, возможно, охотятся, отправился искать следующее место, где он был бы у всех на виду.

Оригинал: http://www.washingtonpost.com/national/koran-burning-preachers-pulpit-of…
Перевел: Артём Слободчиков