Люди

Настоящий «Терминал»

admin
Всего просмотров: 50

Среднее время на прочтение: 3 минуты, 22 секунды

Ваэль аль Сахли и девятилетний Монтассер застряли во втором терминале аэропорта на две недели — без возможности покинуть страну.

Последние события его жизни напоминают сюжет фильма «Терминал», где Том Хэнкс играет беженца, застрявшего в американском аэропорту, получив отказ в визе. Но то, что испытал Ваэль аль Сахли, слишком реально: пока его, наконец, не депортировали вечером этого четверга, 41-летний палестино-сирийский беженец и его девятилетний сын, Монтассер, две недели не могли покинуть аэропорт.

В то время как у персонажа Хэнкса было место, чтобы спокойно поспать в одиночестве, Сахли с этим не повезло. Они поселились на полу за рядом сидений возле офисов авиакомпании Fly Dubai у 12-го входа второго терминала. Рядом стояли шезлонги, на которых можно было поспать, но на них и так претендовало много людей, а Сахли не хотелось поднимать шум.

«Ощущения отвратительные», — говорил он по телефону незадолго до того, как правительства разных стран и чиновники ООН, наконец, договорились о том, куда он может отправиться дальше.

«Я смотрю, как люди ходят в дьюти-фри и отправляются на отдых, в то время как моему сыну совсем нечем заняться. И он смотрит, как развлекаются другие дети, пока сам он заперт здесь», — рассказывал Сахли, в то время как его перебивает система оповещения одного из самых загруженных аэропортов мира

Корни затруднительного положения Сахли уходят далеко. Скульптор и активист, он вырос в сирийском лагере Ярмук для палестинских беженцев, покинувших родину во время арабо-израильского конфликта 1948 года. Во время гражданской войны в Сирии Ярмук оказался в зоне боевых действий, и Сахли вместе со своей женой, Низреной, предоставляли свой дом для помощи раненым. За свои старания Сахли был арестован, а некоторых из его друзей замучили до смерти. Поэтому в конце 2012 года, сразу после освобождения, он вместе с семьей перебрался в Иорданию, которая вскоре закрыла границу для палестинцев из страха, что уменьшится доля коренного населения.

В Иордании им пришлось трудно. Как и многие другие палестинцы, Сахли получил запрет на работу, и потому более двух лет находился в подвешенном состоянии. В конце концов, его семья решила, что их единственный шанс на стабильное будущее — отправить их с Монтассером в Европу через ливийских контрабандистов.

«Если бы у нас были деньги, мы бы поехали все вместе. Мы думали о том, что даже если мы умрем, мы хотя бы умрем вместе. Но денег хватило только на них», — Низрена объясняет

В итоге 30 апреля Сахли расстался с женой и двумя дочерьми и отправился в Судан через Дубай. Планировалось, что в Судане они заплатят контрабандистам за дорогу в Ливию, а оттуда доберутся до берега Италии.

Проблемы начались в Хартуме, суданской столице. С их запросом на визу было что-то не так, и их депортировали обратно в Дубай. В Дубае иорданские власти заявили, что не примут беженцев обратно. Власти Эмиратов сказали то же самое. Не помогла им и Турция, популярное прибежище для беженцев из Сирии. Застряв в аэропорту, отец и сын формально не принадлежали какой-либо стране.

Им так и пришлось ждать во втором терминале две недели, пока, наконец, в четверг, после неоднократных звонков из различных правозащитных и информационных организаций, Эмираты позволили Сахли вылететь обратно в Иорданию. Причины такого решения указаны не были, и о его судьбе в Аммане ничего не известно.

По мнению Криса Ганнесса, представителя БАПОР, агентства ООН, занимающегося помощью палестинским беженцам, этот случай показывает, как у сирийских палестинцев, желающих спастись от гражданской войны, остается всё меньше возможностей. Выбор у них и так небогатый. Но еще меньше вариантов у 520 тысяч постоянно проживающих в Сирии палестинцев, которым на практике в ближневосточных странах предоставляется еще меньше прав.

«Это ужасный и горький пример лишней уязвимости палестинцев. Границы Иордании и Ливана фактически закрыты для них. Другие варианты предполагают проход через территории, контролируемые вооруженными группировками, и даже если им удастся миновать их, дальше их ждет нечто еще более ужасное — открытое море, где они снова рискуют жизнью», — признает Ганнесс

На данный момент Сахли не сможет даже попытаться преодолеть все эти препятствия — на его пути встало не Средиземное море, а всего лишь зал вылетов в аэропорту.

Могло быть и хуже. Fly Dubai, авиакомпания, услугами которой они воспользовались, кормила их три раза в день. Некоторые работники терминала — в основном индусы и выходцы из Бангладеша — давали Монтассеру шоколад и печенье.

Но они оба не могли поспать в шумном аэропорту больше четырех часов в день, и у них не было ничего, чем можно было бы укрыться ночью. Ясность их разума стала сдавать позиции, они не меняли одежду с апреля и ни разу не могли принять душ.

Душевые поблизости были — они видели, как люди заходили и выходили из залов бизнес-класса и гостиницы прямо в терминале. Но двум палестинцам доступ к ним никто не предоставил.

«Все мы люди. Несправедливо, что с нами так обращаются в арабских странах и арабских аэропортах. Я не могу себе представить европейца, которому пришлось бы две недели спать у стульев, или которого выгнали бы изо всех арабских стран. И это не только моя проблема — это проблема тысяч Ваэлей и Монтассеров. У нас есть родина — Палестина. Пустите нас туда. Мы не хотим вымаливать себе место в других странах», — заявил Сахли, когда его попросили сказать несколько слов всему миру

Оригинал: The Guardian
Перевел: Кирилл Козловский для Newочём
Редактировал: Евгений Урываев