Культура

Ар Джей Митт: «инвалидность — это сила»

admin
Всего просмотров: 442

Среднее время на прочтение: 4 минуты, 48 секунд


Актер Эр Джей Митт больше всего известен по роли Уолтера «Флинна» Уайта-младшего в высоко оцененном критиками и зрителями телесериале «Во все тяжкие». У Митта, как и у его персонажа, ДЦП. 22-летний актер в настоящее время проживает в Лос-Анджелесе со своей матерью Диной и одиннадцатилетней сестрой Ласьян Карье.

Как ваше детство повлияло на вашу рабочую этику и отношение к деньгам?
Я рос, не зная слов «не могу» и «не буду». В детстве меня научили, что можно достигнуть и сделать все, что захочешь. Необходимо только решить это для себя и не давать людям заразить тебя страхом и сомнениями.

Я всегда с уважением относился к деньгам, но особо о них не думаю. Я стараюсь избегать их, потому что мне не нравится, как деньги влияют на людей. По-моему, людей портят слишком большие суммы. Когда по доброте душевной даешь кому-нибудь денег и не следишь за тем, как ими распоряжаются, люди их растрачивают зря, а могут даже использовать против тебя. К сожалению, людская жадность все растет, и она очень сильна.

Какими были ваша первая работа и первый заработок?
Я продавал одноклассникам бутерброды. Не официально — мне тогда было лет семь или восемь. Брал я с них по-разному. Кому-то продавал дешевле, кому-то дороже, в зависимости от того, нравились ли они мне и насколько сильно они хотели бутерброд.
Я в итоге получал за каждый по три или по четыре доллара. Мама, правда, не знала, чем я занимаюсь.

Она в итоге узнала об этом?
Да. Это случилось в один прекрасный день, тогда, кажется, как раз вышел Game Boy, и я очень хотел его себе. Мама такая: «Придется тебе самому копить деньги!» А я: «Нет, у меня уже есть» — и достаю все, что я заработал… И мама подумала, что я их украл! Я сказал: «Нет, я продавал бутерброды, которые ты мне даешь в школу!»
Я сначала «съедал» один-два бутерброда в день, а потом по четыре и в конце концов по восемь. Я говорил маме: «Я очень голодный, я весь день их жую, они мне нужны!» Наверное, это была неплохая подготовка к актерской карьере!

У вас в жизни было время, когда вы не знали, как будете оплачивать счета?
Каждый день моей жизни. Постоянно об этом беспокоишься. Какая у меня следующая работа? Что если меня не возьмут?
У меня были критические периоды в жизни, когда я не хотел даже отвечать на телефон, потому что не знал, где достану деньги на плату за жилье, не знал, будет ли у меня работа в следующем месяце.
Но, в целом, у меня хорошо получается зарабатывать деньги. Я сделаю все необходимое, чтобы обеспечить свою семью, даже если не актерской игрой или другой работой в этой индустрии, и я всегда так поступал.

Как ошеломительный успех сериала «Во все тяжкие» сказался на вас финансово?
Благодаря «Во все тяжкие» у меня появилась карьера. У меня появилось больше работы, чем я мог представить — я начал сниматься там в 14 и закончил в 21. Но финансовые последствия — что ж, я их все еще жду.

Как так?
Штука в том, что чем больше у тебя денег, тем больше счетов.
Каждый раз, когда ты зарабатываешь чуть больше, отдавать тоже приходится чуть больше. Люди видят меня и думают, что я миллионер и у меня очень роскошная жизнь. Это не так. Мне повезло, у меня есть больше, чем у многих людей. Но мне кажется, люди не понимают, что в киноиндустрии ты не начинаешь внезапно покупать личные самолеты и летать по всему свету. Когда вы такое видите, это, скорее всего, показуха.
Да, у вас есть возможность заработать много денег, но есть и куда большая возможность их потерять, или потратить намного больше, чем вы думаете. Столько раз людей обманывали, столько раз экономили на них. Это нелегкая профессия.

Так как же заработанные деньги изменили вашу жизнь?
Они помогли. Немногие знают, но моя мать (мать Митта усыновила его при рождении и воспитала его одна после развода с мужем) шесть лет была парализована после аварии.
Это случилось после того, как родилась моя сестренка, мне тогда было одиннадцать. Я стал кормильцем семьи в 13 лет и до сих пор им являюсь. Я постоянно работаю — стараюсь выполнять в месяц по четыре-пять оплачиваемых работ.
В денежном плане я обеспечиваю семью, и это для меня важно.

Самая большая финансовая ошибка, которую вы совершали?
Раздавать деньги. У меня с этим бывают проблемы. Ой, тебе нужно отремонтировать машину? На, пожалуйста. Мне кажется, что обладать лишними деньгами — значит, иметь возможность быть более щедрым.

Вы больше тратите или копите?
И то, и то, понемногу. В каком-то смысле я весьма экономный. Мне много не надо. Все, на что я трачу деньги — еда и бензин. Одежду я часто получаю бесплатно, либо покупаю старомодные вещи в секонд-хэндах — мне кажется, там можно найти самую лучшую одежду. И я редко езжу по отпускам, потому что у меня не так много свободного времени.
А насчет сбережений — я стараюсь копить столько, сколько и все. Но бывают в жизни случаи… Так что я коплю, пока что-нибудь не произойдет, и тогда наступает время избавляться от накопленного.

Без какой роскоши или блажи вы бы не смогли жить?
Для меня очень важен мой Netflix. Я все больше и больше завишу от него! Еще я думаю, что моя машина — тоже блажь. Это Mercury Cougar 1967 года, небольшой «маслкар». У нас есть и семейная машина, Mercedes ML350. Но я заплатил за нее на 65 процентов меньше обычной цены.

Как вы получили такую скидку?
Я умею! У меня отлично получается дешево покупать машины. Я никогда не плачу за машину полную цену. Обычно скидывают полцены или больше. Как только ты покупаешь машину, она падает в цене, так что я не покупаю новую, если это не выгодная сделка.

Самая дорогая вещь, которую вы купили просто так, забавы ради?
Пара ботинок Louis Vuitton. Черные, смесь парадных и теннисных туфель. Я их купил в 18 лет, и они стоили 1200 евро. Это самое дорогое, что я покупал, но они окупились. Я их ношу все время. Я в них проходил больше, чем в любых других, что у меня были, и они очень удобные.

Самое важное, что вы узнали о деньгах?

Деньги меняют людей. С ними надо быть осторожным. Их нужно уважать, но в то же время остерегаться, потому что можно легко дать им овладеть тобой. Нужно беречь то, кем ты являешься и во что веришь.

Вы поддерживаете благотворительные акции?
Да, много разных. Я состою в нескольких благотворительных комитетах в США, и поддерживаю Scope (Summer Community Organization and Political Education) здесь, в Великобритании. Где-то четверть моего времени уходит на благотворительность, может, даже больше. Но четверть — это очень мало, когда время равномерно распределено. Мне это нравится.

Трудно ли актеру-инвалиду получить работу в Голливуде?
Любому актеру трудно получить работу, и да, если вы инвалид, вам еще труднее. Нравы в Голливуде меняются, но медленно. Люди все еще воспринимают инвалидов как обузу. Они на вас смотрят и думают: «С тобой на дубль уйдет вдвое больше времени». Но это не так. У людей неправильное понимание инвалидности. Они это видят как слабость, как болезнь, то, что надо вылечить, исправить. Но когда ты инвалид, тебе ничего не остается, кроме как извлекать пользу из своего состояния и исходить из этого.
Инвалидность — это знание, значит, инвалидность — это сила.

Самое лучшее финансовое решение, которое вы приняли?
Нанять бизнес-менеджера. Я сложил с себя эти обязанности. Стараюсь всячески избегать финансовых дел.

Ваша цель в денежном плане?
Хотелось бы выйти на пенсию в двадцать пять. Это было бы замечательно.

Автор: Донна Фергюсон, обыкновенный журналист The Telegraph.
Оригинал: The Telegraph
Перевел: Kirill Kozlovsky для Newочём
Редактировал: Evgeny Uryvaev